Украина потеряла Караваджо

0

31 июля сотрудники одесского Музея западного и восточного искусства обнаружили пропажу – ночью злоумышленники похитили полотно итальянского живописца Микеланджело да Караваджо «Взятие Христа под стражу», также известное под названием «Поцелуй Иуды», приблизительная стоимость которого оценивают в $100 млн.

Картина была создана в период, когда автор находился в полном расцвете таланта. Художник написал три равноценных копии для разных владельцев. Одна попала в Рим, вторая в Дублин, а третья, купленная российским послом в Париже, в Одессу. Принадлежность полотна кисти итальянского мастера доказали в середине 1950-х годов московские искусствоведы.

Полотна Караваджо хранятся в лучших музеях мира: парижском Лувре, галерее Уффици во Флоренции, Национальной галерее в Лондоне, картинной галерее в Берлине, художественно-историческом музее в Вене, питерском Эрмитаже. На Украине похищенная работа была единственной.

«Авторская копия Караваджо в Одессе, – это украшение для любого музея и, собственно, сам художник и его произведение — это жемчужина Одесской коллекции, — рассказывает эксперт Совета Европы по вопросам культуры Александр Буценко. — Караваджо – это не просто выдающийся художник итальянской школы, он во многом определил направление живописи, в частности, Средиземноморского региона. Это очень большая потеря для украинской коллекции. Нужно приложить все усилия, чтобы ее вернуть».

По версии пресс-секретаря Одесского УВД Татьяны Хмельницкой, «преступники проникли в музей ночью, разбив окно на втором этаже, где находилась картина». Причем, стекло даже не разбили, а тихо выдавили, и сигнализация, установленная еще в 1996 г., не сработала.

Правоохранители отказываются разглашать версии следствия: «Похитить картину мог кто угодно: и работники музея, и рабочие, которые занимаются реставрацией, и другие люди», — предположил первый замначальника горУВД Одессы Владимир Босенко и добавил, что злоумышленники были физически подготовлены, потому что взобрались на второй этаж, а потом ушли по крыше, но как именно, не уточнил.

В случае поимки, злоумышленникам «светит» уголовная ответственность по ст. 185 ч. 5 УК Украины «Кража в особо крупных размерах», которая предусматривает лишение свободы на срок 7-12 лет с конфискацией имущества.

«То, что в Одессе была система охраны на таком уровне, это, вообще, не удивительно, — рассуждает Буценко. — Можно вспомнить похищение произведений Марии Примаченко и многих других работ. Общий уровень охраны сокровищ искусства на Украине не надлежащий, если сравнивать с европейскими и мировыми стандартами. Нужно использовать современные технологии. Даже видеокамеры — это уже вчерашний день. Теперь в Европе используют сенсорные системы, которые реагируют на любые попытки похищения. Хотя ограбление могло случиться в любой стране, даже высокоразвитой. Мы знаем много случаев, когда и в Италии, и во Франции, и в Австрии крадут бесценные произведения искусства».

Все кражи из музеев происходят не без заказа и не без участия работников музея в этом. Я в этом убеждена, — категорически заявляет искусствовед Юкка Гаврилова. — Бывает очень часто, что это бывшие работники музея или люди, работавшие там определенное время. Это такая схема».

Искусствоведы считают, что ценность «Взятия Христа под стражу» не в деньгах. Это мировое культурное достояние. На Украине есть полотна, которые по своему уровню подобны Караваджо, например работы Рубенса, Веласкеса, Айвазовского. Но их не так уж и много, и они тоже не охраняются должным образом.

Теперь главная проблема – удастся ли найти картину. Эксперты МВД работают, но говорить о каких-то результатах пока рано. Одни художники считают, что ограбление было иностранным заказом, и на Украине картина нигде не всплывет. Другие подозревают, что заполучить шедевр мирового искусства к себе в частную коллекцию решил какой-то украинский нувориш.

«Как показывает опыт многих стран, сейчас удается вернуть коллекционные произведения искусства не сразу по горячим следам, а даже через несколько лет, — оптимистично замечает Буценко. — Шансы обычно есть. Но это еще один сигнал, чтобы сформировать надлежащую политику в оценке того богатства, которым мы располагаем, и отношения к нему. Разработать политику его охраны и презентацию. Создать некие бункеры, в которые нельзя пройти, – это тоже не выход.

Произведения искусства должны быть доступны, но, в то же время, они должны быть надежно защищены».

Подготовил Алексей Волощук
по материалам «УНИАН» , «Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты