Ушел и не вернулся

0

Что может быть страшнее неизвестности? Вышел человек в магазин за хлебом и исчез. Такое, к сожалению, случается нередко. Ушел из дома и не вернулся… пропал без вести…. Для некоторых семей эти слова означают приговор и полное отчаянье.

Недавно в Киеве во время проверки сауны стражи порядка задержали нескольких девушек по вызову. Каково же было удивление правоохранителей, когда одна из жриц любви оказалась 17-летней житомирянкой, не один месяц считавшейся без вести пропавшей.

У каждого бесследно исчезнувшего — своя история, но объединяет всех этих людей одно: никто не знает, где они и что с ними. Нередко такой статус получают люди, отправившиеся на поиски лучшей жизни, не удосужившись сообщить об этом близким и знакомым. Но чаще всего список пополняют жертвы преступлений. Если никаких явных доказательств противоправных действий нет, уголовное дело не возбуждают вообще. И убитый или похищенный неопределенное время числится «пропавшим без вести», и часто только случай может вернуть родственникам хотя бы тело.

Мифические три дня

Недавно в Харькове раскрыли жестокое убийство молодой девушки. 31 июля выпускница одной из харьковских школ вышла из дома и не вернулась. Задушенную девушку обнаружил в подвальном помещении бывшего Дома офицеров сторож одной из частных фирм, расположенных на территории бывшего военного городка. Спустя время, задержали убийцу — им оказался 30-летний харьковчанин, ранее судимый за кражу и изнасилование.

В прошлом году страшная история потрясла город Бердичев Житомирской области. 15-летняя Екатерина вышла вечером из дома, сказав, что нужно поговорить с друзьями и что скоро придет. Но родители легли спать, так и не дождавшись дочери. Утром заволновались, потому что девушка не вернулась. «Испугалась, давай рыться в ее блокнотах, обзванивать знакомых, — говорит мать Светлана. — Один сказал, что Катя села в черные ”Жигули”». Через несколько дней родители пошли к милиции. «Надо мной там еще насмехались, — плачет женщина. — Мол, дочка погуляет и вернется».

Спустя целый месяц мама в который раз перебирала вещи Екатерины. В учебнике по биологии увидела дневник, где дочка записывала собственные стихи. Несколько из них было о том, как ее насиловали, в них же она угрожала отомстить.

«Меня охватил страх, — говорит Светлана. — На следующий день я пошла в милицию и показала дневник. Только тогда они подали дочку в розыск. Целый месяц ничего не делали. А тут вдруг ухватились. Но уже было поздно». Тело Екатерины нашли 15 марта, в камышах пруда. Экспертиза показала, что девушку убили в тот самый вечер ножом в грудь.

Что ни говори, преступников находят гораздо быстрее, чем честных граждан, попавших в беду. Только в одной Донецкой области в списке исчезнувших – более 900 человек. А всего по Украине их насчитывается более 3000 человек. Правоохранители не исключают, что многих уже давно нет в живых.

Киевлянка Елена забеспокоилась, когда муж не вернулся домой с работы: мобильный не отвечал, никто из друзей его не видел. Ночь женщина провела, обзванивая больницы, а наутро побежала в милицию. Сотрудник РОВД, снисходительно улыбаясь, предложил Елене подождать три дня, мол, вы что, мужчин не знаете, погуляет и вернется. А через неделю выяснилось, что мужа ограбили и убили по дороге домой.
Кстати, «подождать три дня» — не более чем миф. Заявления о пропавших людях стражи порядка должны регистрировать моментально, но происходит так, что они, заваленные подобными заявлениями, просто «футболят» людей – авось, сам найдется, и не придется заводить дело. К счастью, примерно половина исчезнувших действительно объявляются самостоятельно, и сами правоохранители советуют, прежде всего, не паниковать. Всего несколько телефонных звонков — на работу пропавшего или знакомым — могут прояснить все. Но и тянуть время нельзя. Если, к примеру, исчез человек, отправившийся продавать авто, бежать в отделение милиции следует немедля. И вообще, если есть хотя бы один шанс из ста, что с человеком что-то случилось, необходимо не ждать ни одного, ни трех дней, а действовать сразу же.

Отстаем от Европы и России

Как отмечает начальник отдела наработки и реализации стратегии поиска без вести пропавших МВД Украины Дмитрий Гарматин, по сравнению с докризисными временами люди стали исчезать реже. Зато в последнее время участились случаи, когда человеку «помогают» исчезнуть. Если пропавший был человеком состоятельным или владельцем нескольких квартир, под подозрение, прежде всего, попадают его родственники и партнёры. «Недавно исчез известный бизнесмен: машина припаркована у дома, вещи все на месте. Нашли на дне озера с 32-килограммовой гирей», – приводит пример Гарматин.

По словам розыскников, из ста исчезнувших только четверть — жертвы преступлений. Помимо тех, чьё исчезновение связано с криминальными обстоятельствами, есть ещё несколько основных групп пропавших без вести. Во-первых, это алкоголики и пожилые люди. Вторая группа – граждане, утратившие связь с родными, то есть бомжи, бывшие заключённые. Примерно таков же процент бытовых и семейных конфликтов. В этой группе риска — юное поколение, которое часто из-за поиска приключений, проблем с родителями или друзьями, личного либо еще какого-нибудь другого характера, отправляется прочь из родных стен. Бывают случаи, когда под пропавших начинают «косить» должники, взявшие в банке кредит, но ищут их уже как мошенников.

Далее идут материальные и финансовые трудности, конфликты по месту работы или учебы. «Один из самых распространённых случаев – это когда гражданин без документов становится жертвой ДТП, – рассказывает замначальника оперативно-справочного отдела Киева Сергей Крупский. – Часто бывает, что на дороге шальные автомобилисты сбивают человека, а у него при себе нет никаких документов».

Также большой процент пропавших без вести составляют люди, страдающие психическими либо другими заболеваниями. Показательный случай произошел как-то в Санкт-Петербурге. Из дома ушла молодая симпатичная девушка, студентка института. В назначенное время не вернулась, и родители забили тревогу. Несколько дней мучительной неизвестности – и вдруг дочка позвонила сама. Назвала адрес квартиры в Колпино, пригороде Петербурга, и попросила забрать ее оттуда. Родители примчались вместе с милиционерами, но дочери так и не нашли. Хозяева рассказали, что неряшливо одетая девушка заглянула к ним, попросила позвонить, а затем ушла. Как выяснилось некоторое время спустя, быстрому возвращению девушки домой помешало только то, что ее родители постеснялись рассказать милиции, что их дочь сошла с ума на почве учебы. Практически сразу после того, как об этом стало известно, ее, к счастью, живую, нашли в одном из колпинских подвалов.

Кстати, правоохранители говорят, что у нас процесс поиска затруднен, по сравнению даже с той же Россией. На Украине существует компьютерная база «Розыск», куда приметы пропавшего вносят сразу после того, как родственники обратились в районный отдел милиции. Если есть предположение, кому могут принадлежать останки, кровным родственникам могут предложить сдать анализ ДНК. Но это, по словам Крупского, дело добровольное и платное, поскольку закона, регламентирующего такую процедуру, на Украине пока нет.

«Мы сильно отстаём не только от цивилизованных стран, где ДНК-профиль оформляется при совершеннолетии, но и от соседей – Белоруссии и России. Там его восстанавливают по луковицам волос, слюне и даже крови родственников. Потом сравнивают с данными, полученными в результате анализа человеческих останков», – объясняет Крупский. Нашим милиционерам пока нечего ответить своим коллегам.

«Ищут пожарные, ищет милиция…»

В некоторых странах розыском без вести пропавших занимаются волонтерские организации, у нас пока таких активистов нет. Зато Украина может похвастать уникальной «Телевизионной службой розыска детей». Этот проект поддерживают все ТВ-каналы. За шесть лет благодаря телевизионщикам в семьи вернулся 571 ребенок.

«К нам сейчас обращаются не только по поводу детей, но и взрослых – чаще всего мужчин от 25 до 40 лет», – рассказывает психолог Юлия Ворошнина, которая работает в отделении «Телевизионной службы розыска детей» на столичном вокзале «Караваевы дачи». Напротив её рабочего стола установлена камера. Каждый час на спутниковом канале «ЧП Инфо» идёт прямое включение с «Караваевых дач». Родственники исчезнувшего человека в прямом эфире могут обратиться к телезрителям.

Немалая польза и от другого проекта – украинской редакции программы «Жди меня». За неделю телевизионщики получают в среднем 250 писем, почти 75% пропавших без вести людей находятся. «Обратился к нам как-то 12-летний мальчик из Винницы. Девять лет назад его мама, пережив развод,

уехала в столицу на заработки и с тех пор не объявлялась, – рассказывает редактор программы Елена Сторожук. – Показали её фото в эфире. Одна из зрительниц узнала в ней продавщицу секонд-хенда. Мы выехали на этот рынок. Оказалось, она там уже не работает, но через продавцов смогли узнать адрес женщины. Сейчас она вернулась домой, живёт с сыном и родителями».

Занимаются розыском людей и частные детективы. Они используют те же методы, что и милиция, только в их работе больше мотивации и меньше бумажной волокиты. «Пока следователь делает запрос, уходит время. А мы по своим каналам гораздо быстрее можем получить информацию, – уверяет Алексей Бушаков из «Украинской группы поиска». – Недавний случай: женщина уехала на дачу в Киевскую область и пропала на два месяца. В местном отделении милиции нам удалось выяснить, что ровно два месяца назад на трассе произошла авария. За рулём сидела дама. Тело её захоронили как неопознанное».

За свои услуги частные детективы берут от ста до нескольких тысяч долларов. Всё зависит от того, сколько усилий приходится тратить на поиск человека.

Помогают в поиске людей и спасатели из МЧС. Совсем недавно успехом завершились поиски 6-летнего мальчика, который пропал 18 июля в Симферополе. Группа детей во главе с воспитателем отдыхала около Кургана Славы, в районе Зуйских лесов. Саша Усеинов ушел к ручью и не вернулся.

Самостоятельный поиск результатов не дал, люди обратились за помощью. Ребенка искали около 160 сотрудников МЧС и военнослужащих Внутренних войск. Наконец, одна из поисковых групп обнаружила мальчика в 2 км от палаточного городка. По мнению спасателей, практически весь световой день Саша передвигался, что и затруднило поиски ребенка. И обнаружен он был в месте, которое неоднократно проверялось поисковиками. Теперь мальчика вернули родителям.

Что же делать, если родной или близкий человек вдруг пропал? «Прежде всего, нельзя затягивать с сообщением в милицию, — советует начальник винницкой службы угрозыска Виталий Гуцал. – Ведь, чем больше времени прошло, тем тяжелее, а, порой, уже и невозможно установить его судьбу. Необходимо описать исчезнувшего человека максимально подробно, включая особые приметы: пломбы, коронки, шрамы, рубцы, дефекты внешности, татуировки и т. д., особенности внешнего вида и манер поведения, возможные психические отклонения, одежду. Ведь каждая деталь может помочь. Также важно указать, чем человек занимается — его хобби, увлечения, интересы, чтобы мы уже знали, в каком направлении работать. Не раз и не два были случаи: пропал человек, увлекающийся рыбалкой, потом оказывается, что он утонул. Либо увлечение автомобилями — мог разбиться в аварии, например». Так что, чем больше информации об исчезнувшем, тем лучше. И самое главное – свежая фотография.

Кстати говоря, значительный результаты может дать простой осмотр вещей пропавшего. Если человек забрал собственные документы и большую часть одежды, то вполне вероятно, что он не хочет, чтобы его кто-то нашел. А вот, если оставил на кухонной плите кастрюлю с супом и включенный компьютер, то наверняка рассчитывал вернуться.

Еще правоохранители жалуются, что очевидцы происшествий зачастую неохотно идут на контакт — зная, как легко перейти из разряда свидетелей в статус подозреваемого, они предпочитают молчать.

Немного облегчить работу стражам порядка могло бы введение системы биометрических паспортов, но пока до этого еще далеко. В Германии, например, при получении водительских прав человек сдает в базу данных свои отпечатки пальцев (а права там имеют практически все). Поэтому немцам намного проще установить личность любого гражданина — будь то оказавшегося в бессознательном состоянии в больнице, попавшего в полицейский участок, и, естественно, при обнаружении тела без документов.
На Украине эту процедуру почему-то посчитали нарушением прав человека, и опыт прагматичной Германии у нас не прижился. И данные обо всех, исчезнувших на территории страны, стекаются в отдел наработки и реализации стратегии поиска без вести пропавших МВД Украины. 60% из них находятся в первые 10 дней. Но судьба тысяч людей остается неизвестной годами.

Подготовила Александра Билярчик
по материалам «Фокус» , «Вечерние вести» , Gazeta.ua, proUA , «Смена.Ру» , «20 минут»

Поделиться.

Комментарии закрыты