Женщина нашла дочь спустя 10 лет

0

10 лет тому назад, у жительницы села Черевки на Киевщине Татьяны Манджерес, похитили дочку.

— Доцю 10 лет тому назад забрала какая-то баба. Спрятала в подвале одесской многоэтажки. Воспитывала как аристократку, учила танцевать, петь, водила в музыкальную школу, — говорит 53-летняя Татьяна Манджерес.

— Она исчезла 6 марта, — вспоминает Татьяна Евгеньевна. — Доце было 4 года. Муж Саша взял ее с собой к бабушке в село. Я будто чувствовала, что должно что-то произойти. Просила Сашу не ехать. Они на электричку опоздали. Саша оставил Олю в зале ожидания и пошел купить пирожки и воду. Когда вернулся, сумки стояли на месте, а Оли не было. Я сразу бросилась на вокзал. Ходила между людей и описывала Олю на словах: в черной шубке и шапочке, с рыжей челкой. По радио каждые 5 минут объявления прокручивали.

— Искала дочь на соседних базарах. Садилась на электрички. Ходила по вагонам и рассматривала детей. Заявила о пропаже в милицию, наняла детектива. Знакомая посоветовала обратиться к гадалке. Та сказала, что девочка в хороших руках и найдется, но не скоро.

На стене над кроватью развешены мягкие игрушки. Их Татьяна Евгеньевна покупала на дни рождения Ольги.

— Надеялась, что когда она найдется, подарю ей все игрушки. Мне те покупки были как отдушина. Благодаря им не теряла надежду найти дочку.

Ольга заходит в комнату. Рыжие волосы собраны в хвостик.

— Жила в Одессе в старом подвале. Мыши бегали, шуршали на полу, но я их никогда не видела, — нехотя начинает рассказ Ольга. — У нас была электроплитка, на которой картошку жарили. Мы ходили на базар, овощи покупали. А колбасу и сыр ели бесплатно. Ходили между рядами на базаре Привоз и просили попробовать по кусочку. Так пока до конца дойдешь, будешь сытый. Бабушка говорила, что я ее внучка, что моя мама умерла в автокатастрофе, а отец — известный адвокат, но живет далеко. Меня называла Дианой или Диной. А фамилию говорила то Скляренко, то Лизанец. Я свое имя не помнила.

— Я училась играть на пианино. Бабушка культурная была, интеллигентная. Но меня часто била. Раз убежала от нее на базар и познакомилась там с цыганкой. Она водила меня попрошайничать возле церкви и на базаре. На Привозе нас как-то поймали милиционеры. Цыганка сказала, чтобы я назвалась Ниной Бурдюжой и говорила, что я ее дочь. А милиция не поверила, так как я не похожа на цыганку. Забрали меня в интернат.

Фото отправили в службу поиска детей "Магнолия-ТВ". Случайно снимок увидела односельчанка Татьяны Евгеньевны.

— Прошло 10 лет, но Оля почти не изменилась. У нее такие же большие глаза, рыжие волосы, белая кожа. Я бросилась в Одессу. Оля ничего не помнила из своего детства. Только спросила, был ли у нее коричневый мишка. Того мишку я все время берегла, это была ее любимая игрушка. Он и сейчас у нас. Чтобы доказать свое материнство, я вынуждена была сдавать анализ ДНК. Когда приехали домой, я себя не узнала. Состарилась на 10 лет. Теперь боюсь, чтобы она не сказала, что без меня ей бы жилось лучше. Стараюсь, чтобы у нее было все необходимое. Она учится в лицее. Но свою историю никому не рассказывает.

По материалам: Gazeta.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты