Как защитить ребенка от смертельного селфи

0

Сводки происшествий наполняются сообщениями о бессмысленной гибели детей и не вполне повзрослевших взрослых, пытавшихся сфотографироваться на железнодорожных путях, поездах, мостах, крышах домов, высотных кранах. Адекватному человеку кажется абсурдным сама мысль о том, что ради селфи нужно рисковать жизнью.

При этом опасных фотографий на просторах Интернета меньше не становится. Можно придумать самые красивые названия явлению и именовать этих людей руферами, трейнсерфингерами, трейсерами и джамперами, можно получить 100 лайков, но страшно даже подумать, что именно твой ребенок полезет на крышу высотного здания или электровоза.

Адреналин – «настоящая» жизнь

Если вы резонно считаете, что вашему домашнему ребенку ничего не грозит, вы глубоко ошибаетесь. У вашего сына или дочери обязательно найдется опытный друг, который уговорит полезть туда, куда вы точно запретили, и именно от решительного «нет» вашего ребенка может зависеть его жизнь и здоровье. Настолько ли вы уверены, что у вашей кровиночки хватит аргументов для этого спасительного «нет»?

Если вы считаете, что во всем виноват только злосчастный Интернет, вы ошибаетесь, ведь Сеть дает картинку-образец или картинку-результат — те самые лайки, но он не определяет необходимости и потребности конкретно вашего ребенка, не регулирует ваше внимание к нему и вашу занятость. Это все вы регулируете только сами. Чтобы понять мотивы, которые двигают детей на риск, мы, взрослые, должны взглянуть на себя глазами наших детей: как часто мы выглядим в них неудачниками (лузерами), которые не способны на поступки, риски, эмоциональную смелость, то, что они, подростки, называют реальной жизнью. Именно в тот момент, когда они нас презирают за косность и убогость наших будней, они дают себе слово, что жить так, как мы, они не хотят, а значит, нужно отправиться в путь за адреналином.

В этот момент волшебным решением проблемы было бы появление значимого взрослого — в виде тренера, наставника или авторитетного друга, который предложил бы что-то увлекательное, но не столь опасное. Однако ребенок уходит от близких в полной тишине, незамеченной тенью проскальзывая на свободу, где его встретят те, кому интересны его проблемы, и предложат рискнуть.

С кем ты?

Надо понимать, что для подростка наличие конформной группы — обязательное условие его развития. Подросток испытывает острую потребность принадлежать к некоему сообществу единомышленников, даже если для этого нужно чем-то пожертвовать. Это условие необходимой каждому ребенку инициации — перехода из детства во взрослую жизнь. Оценивать риски — это дело взрослых, а у молодого человека в период полового созревания важным аргументом личностной идентификации является не только вопрос «Кто я?», но и ответ на вопрос «С кем я?».

Обесценивая достижения взрослых, взрослеющий человек хочет начать подсчет собственных баллов, и в погоне за ними готов испытать себя. Современная действительность такова, что подростку некуда идти — организаций, объединяющих молодежь, практически нет, а значит, инициироваться нужно самому, и самому приходится искать себе стаю. А в стае свои законы: «А тебе слабо?», «А давайте все вместе это сделаем, кто первый струсит — лузер», «А давайте попробуем пнуть собаку…». И хрупкая возрастная самооценка трещит по всем швам, и единственный выход — не сдаться, попробовать. И пробуют, и получается, и тысячи лайков — тому подтверждение. А что значат для неокрепшей психики тысяча лайков — это просто не описать: практически джек-пот!

Лайки от папы и мамы

Подростку в большей степени свойственен нарциссизм — без этого периода сложно выжить, продолжая верить в себя. И с этого момента подросток уже во власти своей минутной славы. О каком голосе разума может идти речь, когда под этим фото стоят лайки папы и мамы? Родители потом, когда случится беда, вспомнят об этом? Но им, взрослым и разумным, кажется, что они были включены, что они повернулись лицом к ребенку, хотя, по сути, на месте ребенка был бездушный компьютер. И в тот момент, когда был повод обсудить с подростком его поступок, его планы на будущее и его взгляды на жизнь, взрослые отделались лайком в соцсети: «Да, я тебя вижу, малыш! Ты крут!»

И никто не обсудил с мальчиком его фото с выставленным средним пальцем, никто не подсказал дочери, что вот эта фотография в трусиках совсем не то, что стоило бы выставлять на общественное обозрение. Взрослым прикольно — дети, как взрослые. А дети берут и берут жизненный опыт, который замешан на свободе, но ничем не обеспечен, не гарантирован. Ты можешь 100 раз удачно прыгнуть с крыши на крышу, а на 101 упасть. Никаких гарантий, никаких страховок. И рядом нет ни одного взрослого.

А ведь если бы были походы, костры, испытания себя на прочность в относительно безопасных условиях под руководством опытного инструктора… Но такой поход с учителем по реке, как в фильме «Географ глобус пропил», практически невозможен. Ведь чтобы поехать на экскурсию с учителем, нужно получить такое количество разрешений и согласований, что учителю уже ничего не захочется, да и мужчин-учителей в современной школе практически не осталось. И вся надежда на родителей, на семью, подчас на семью, где ребенок давно уже воспитывается однополыми родственниками — мамой и бабушкой, которые изгнали отца из процесса воспитания и влияния на выбор ребенка. Их единственным выбором может быть только полная изоляция ребенка от мира, а не знакомство с миром, ведь так спокойнее.

Но подросток все равно забунтует, убежит, найдет себе отдушину, стоя на крыше соседнего дома, залезет на электричку, зависнет на рельсах, прыгнет с моста. Он сделает все, чтобы наполнить жизнь, сделать ее ярче, обратить на себя внимание, которое подростку так необходимо.

Нездоровые селфи

Поэтому родителям, обнаружившим на страницах у своих детей селфи, даже обычные, без намека на риск, все-таки стоит с детьми это обсудить. Маркерами нездорового увлечения селфи могут быть: слишком частые фотографии, которые обязательно размещаются в соцсетях; некачественные фото, снимки с одних и тех же ракурсов, одинаковые позы на фотографиях, селфи с необычных ракурсов (например, всегда со стороны спины или сверху), слишком откровенные и провокационные фотографии, ну и, конечно, селфи в опасных местах — на крышах домов, движущемся транспорте.

Важно понимать, что сами фотографии не несут вреда, но человек, уловивший фишку, которая обеспечила большое количество одобрений со стороны пользователей соцсетей, может увлечься, залипнуть на этом нарциссическом кураже. А дальше потребуется увеличение дозы внимания, которое обеспечивается только усилением шокирующего эффекта. И вот тогда ребенок будет искать то, что обеспечит ему желанное внимание и необходимую от взрослых свободу.

Без простейших знаний

Взрослым, которые хотят обеспечить безопасность своим детям, важно учесть следующее: дети часто просто не осведомлены о том, что то, что они делают, смертельно опасно. Многие даже не знают, с какой скоростью движется поезд, и что такое тормозной путь. Не знают, что электровоз находится под напряжением, и что напряжение там не такое, как в батарейке. Не знают, что такое электрическая дуга, и что в воде проводимость тока увеличивается. Не знают, что такое шаговое напряжение, и как выходить из зоны поражения электричеством. Не знают, что такое центр тяжести и как использовать рычаг. То есть, шансов спастись во многих ситуациях у детей минимальны, если школа и родители не будут их обеспечивать практическими знаниями.

Важно и нужно вести с детьми диалог — объяснять, беседовать, учить, делиться личным опытом или давать это сделать тем, кто сам попадал в опасные ситуации. Надо научить детей говорить «нет» тому человеку, который уговаривает пойти на риск, и проявлять в этом твердость и последовательность. Потому что только запрет — не работает.

Екатерина Кольцберг,
«Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты