Кодовые слова «аборигенов» Украины

0

В каждом городе Украины есть свои местные названия, которых вы не найдете ни на одной карте. Именно по ним любой «абориген» и разглядит в вас приезжего. Пообщавшись с жителями крупных городов, журналисты выведали эти «кодовые» слова и выражения. Оказывается, чтобы сойти за своего в Донецке, идите к «Элвису», а в Одессе езжайте на «кастрюле».

Киевский «Чупа-чупс»

«Когда я приехал в Киев, подружка меня ошарашила: “Можем погулять по трубе или повисеть на могиле”. Оказалось, “Труба” — это переход под Майданом, а “Могила” — Киево-Могилянская академия», — рассказал сумчанин Иван Грозин.

Изобилует местными прозвищами и Крещатик. Если «Бэтмен» и «Муха на палочке» знакомы многим, то приглашение «посидеть у слепого», «покурить у лысого» или «пройтись вдоль Днепрогэса», порой, ставят в тупик. «Слепой» — это памятник Паниковскому на Прорезной. «Лысый» — Ленин, указывающий путь на базар, на Бессарабку. Еще Ильича называют «Володька», как и памятник святому Владимиру. А «Днепрогэс» — стеклянная стена «Глобуса» (он же — «грёбус»). Кстати, монумент независимости имеет массу прозвищ, помимо «Мухи на палочке»: и баба Галя, и Стрекоза, и «украинка, улетающая в Канаду».

«Чупа-чупс» или «Могила дяди Миши» — это колонна с глобусом напротив Почтамта (второй «чупа-чупс» стоит на Контрактовой площади и в путеводителях называется памятником Петру Сагайдачному — но народ разглядел в его руке сосательную конфету вместо булавы). Там когда-то стоял архангел Михаил. Сам «дядя Миша» перелетел на стоящие рядом Лядские ворота. Архангела же прозвали «Бэтменом», «Нечистью на воротах» из-за его черного цвета, «Мажором» — за обилие золота. Торговые центры на Майдане называют за их внешний вид «парниками» или «теплицами». Возле Золотых ворот сидит «Мужик с тортом» — памятник Ярославу Мудрому, который держит на «блюдечке» Софию Киевскую, напоминающую кремовое лакомство.

Как только поставили Родину-мать, престижный жилой район за ней стали именовать «Запопье» (на самом деле, чуть грубее), а когда в глубине появился памятник Лесе Украинке, стоящий спиной к «Бабе», территорию прозвали «Междупопьем».
А любимый памятник молодоженов — «Элен и ребята». Это композиция «Княгиня Ольга, Кирилл, Мефодий и Андрей Первозванный». Если учесть, что Ольга при крещении получила имя Елена, то народное название вполне оправданно. Еще этот памятник именуют: «Апостол Андрей, останавливающий такси» Или: «Подвезите девушку!» Есть поверье, что если невеста в день свадьбы подержится за памятник Ольге, она будет верховодить в доме.

В Донецке идите к «Элвису»…

Самое популярное место встреч у дончан — «голова», такое прозвище получил бюст Александра Пушкина. Памятник Тарасу Шевченко местные называют Нельсон, говорят, что он очень похож на известного адмирала. Еще его называют «памятник Крупскому» (рядом находится библиотека им. Крупской). А еще в Донецке есть «золотой мальчик» — памятник оперному певцу Анатолию Соловьяненко, выкрашенный золотой краской. Его еще называют Элвисом (в честь Элвиса Пресли). Говорят, что когда в Донецк приезжала группа «Назарет», ее лидер Дэн Маккаферти, увидев скульптуру, в присутствии толпы донецких журналистов воскликнул фразу, которую на литературный русский язык можно перевести как: «О, Элвис, мать его…»

Есть на Донбассе слова, которые употребляют в повседневной жизни испокон веков, в то время как на Западной Украине некоторые даже не знают их значения. Например, «тормозок», — еда, которую люди берут с собой на работу, чтобы перекусить. Говорят: «Я еще не собрал “тормозок”» или «на “тормозок” у меня курица».

Еще из шахтерского сленга: «порожняк» — пустые вагонетки для угля и породы. Отсюда легендарное: «Донбасс порожняк не гонит!» — (гнать — перемещать). О неудавшихся делах также говорят «порожняк». Еще одно «подземное» словечко — «забуриться» (так говорят о вагонетках, сошедших с рельс, и о бессмысленных блужданиях: «Что-то я забурился»). Милиционеров иногда называют «цветными», при этом, показывая характерный жест — два пальца на плечо, где должны быть погоны.
Районы в Донецке, где местные богачи выстраивают шикарные дома, называют «улица Демьяна Бедного» (к поэту это отношения не имеет, хотя байка гласит, что первая улица, где в Донецке начали возводить коттеджи, называлась именно так).

В «Адессе» знай свой «угол» и постоянно спорь

Одессит всего СНГ Миша Жванецкий как-то сказал, что «киевляне — это москвичи, которые не сумели доехать до Одессы». В этих словах с ювелирной точностью передано отношение жителей жемчужины у моря к своему родному городу. Главное, чего не нужно делать в Одессе, — вступать с кем-то в дискуссии и доказывать, что где-то на планете есть город лучше. В остальном, чтобы сойти за своего, нужно всего лишь спорить. Возмущаться по поводу неаккуратно выброшенной бумажки на улице, торговаться на рынке и отвечать вопросом на вопрос.

Важный момент — все это нужно делать неторопливо. В южном городе с жалостью смотрят на тех, кто спешит. К примеру, останавливая «кастрюлю» (попутную машину) у бровки дороги, не следует нервно дергать за ручку двери и орать адрес. Поступите по-одесски: дождитесь, когда водитель затормозит, откроет окошечко, и назовите ему «угол», куда вам нужно добраться (в Пальмире не называют точные адреса, ориентиром служит пересечение улиц), а после скажите свою цену, причем, стойте на ней до конца.

Очень раздражает одесситов, когда некоторые приезжие, полагая, что так принято, называют их город «АдЭсса» (одесситы говорят «АдЕсса»), не стоит также кичиться своими знаниями географии города и спрашивать дорогу на Поскот (Поселок Котовкого), лучше уточнить, как добраться до поселка. На вопрос «Как дела?» одессит ответит: «Или!», подняв указательный палец, чем скажет, что все хорошо, в крайнем случае, отшутится: «Не дождетесь!»

Еще одно: в Одессе не любят материться. Максимум, на что способен раздраженный грубостью одессит, так это на слово «поц».

Приезжих коренные горожане сразу «вычисляют» на пляжах по позе «распятого Христа» (когда, разбросив руки в стороны, курортник стоит и подставляет свои телеса солнцу) и по белым капитанским панамкам на голове. Поза одессита: всегда лежа, а не стоя, и занимая при этом немного места.

Ланжерон называют «два шара», потому что при входе на пляж около арки стоят два каменных белых шара, там же есть пляж «Старик», где обычно купаются одесситы.
Да, и помните, что в Одессе, как, наверное, нигде, знают цену деньгам. Тут не любят скупых, а мелочь оставляют даже на кассе в супермаркете. По поводу чаевых тут никто не торгуется, не просят ни больше, ни меньше.

Львовский «закапелок»

Во Львове встречи чаще всего назначают у «жабы» — так называют в народе памятник Шевченко из-за зеленоватого цвета окислившейся бронзы. Еще одно название — «водяной». А место около памятника — Хвыля. Другие популярные точки «здыбанок» (так тут называют встречи): «у груши» (памятник Грушевскому), «у коня» (памятник отцу города Данилу Галицкому). Памятник первопечатнику Ивану Федорову, вокруг которого обосновался букинистический рынок, львовяне обозвали «жебраком» — из-за протянутой руки, тем более, книжник стоит у церкви. А вот фигура польского поэта Мицкевича для горожан — «волувек» (от польского слова «олувек» — «карандаш»).
Официант по-львовски это «кельнер», бар — «кнайпа». Ресторан могут назвать «локаль», а магазин «склепом». Если идут пить кофе, то зовут на «филижанку кавы» (то есть чашечку). К кофе подают «келишок» (стопку) коньяка и дают закусить «канапкой» (бутербродом). А после этого могут сказать: «Як то файно» (очень хорошо).

Подруг зовут «колижанками», женщин — «кобитами». Если место, куда вы собираетесь, находится на отшибе, говорят, что это «закапелок». Аэропорт — «летовище». Здороваются набожные львовяне не иначе, как: «Слава Иисусу Христу». На что нужно ответить: «Слава навеки Богу». Крестятся, проезжая мимо каждого храма или скульптуры Девы Марии.

В Харькове «Жуки» и «Трактор»

В Харькове не удивляйтесь, когда вам назначат встречу «под градусником», «возле струи», «на Стекляшке» или у «Трое из ломбарда, которые тянут холодильник». Все эти ориентиры находятся в центре.

«Струя» — это фонтан Зеркальная струя на ул. Сумской, построенный еще в 50-х годах ХХ века. «Трое из ломбарда с холодильником» — групповой монумент на площади Конституции. Группа революционеров стоит, прижавшись спинами к чему-то громоздкому и малопонятному — его-то харьковчане и называют холодильником. А рядом с этим памятником находится самый старый в городе ломбард. Самый молодой ориентир для свиданий — градусник на фасаде дома на площади Конституции. А «Стекляшкой» горожане именуют один из выходов на станции метро «Университет».
Отовариваются харьковчане либо на «Благбазе», либо на «Барабашке». «Благбаз» — это Центральный рынок, рядом с которым стоит Благовещенский собор, оттуда и название — духовное. А «Барабашкой», или «Барабаном», называют самый крупный в Европе вещевой рынок Барабашовку.

«Гертрудой» называют станцию метро «Героев труда», «Жуками» именуют поселок им. Жуковского, «Тракторами» — микрорайон возле метро Тракторостроителей. «Хаевней» называют Аэрокосмический университет и его студгородок, ранее известный как ХАИ, а «Юркой» — Юридическую академию.

В Крыму «карпалы» и «разводящие»

Крым для многих начинается с вокзала или аэропорта в Симферополе. И первыми гостей полуострова встречают «карпалы». «Карпалить» — значит, заниматься частным извозом. Цены на извоз назначают с неба, поэтому нелишне поторговаться. У моря в поисках жилья гости Крыма сталкиваются с «разводящими». «Разводить» — для них не обманывать, а подыскивать курортникам жилье.

Крымчане делят всех гостей полуострова в зависимости от стиля их отдыха. Так, есть «дикари» и «пешеходы» (туристы, предпочитающие жизнь на природе в палатках и склонные к перемене мест), «экстремалы» (люди, приезжающие для того, чтобы заняться каким-то спортом), и «матрасники» (те, кто «привязан» к пансионату и весь отпуск проводит на пляже, изредка выбираясь на экскурсии).
«Москалей», как ни странно, в Крыму летом нет, поскольку «аборигены» всегда с уважением относились и относятся к щедрым российским туристам. Зато можно встретить «хохлов» — отдыхающих из центральных областей Украины, и «западенцев» — приезжих из западной части страны.

При расчете в магазинах (местные их часто называют «лабазами») гривны часто называют по старой памяти рублями. Но особым уважением пользуются «еврики», которыми рассчитываются «фирмачи» — туристы из Европы.

Все закусочные и рестораны проходят под общим названием «кабаки». Официанты там, как и везде, бывают разные, но большинство не отличается расторопностью, за что их иронично называют «бегунами» или «черепахами».

В городской топонимике все районы, значимые и легендарные объекты у местных, обозначены по-своему. Производные названий, как правило, от официальных адресов. Психбольница в Симферополе известна как «Розочка» (на ул. Розы Люксембург), в Севастополе это «Хутор» (Хутор Пятницкого), в Большой Ялте — «Голубой залив». Для симферопольцев «Аэрофлот» — 20-этажный дом на Москольце (Московская площадь), «Пентагон» — здание Верховного Совета Крыма, «Пушкарь» — центральная городская улица Пушкина, «Гагарка» — парк им. Гагарина, «Приказано выжить» — микрорайон на ул. Маршала Жукова, «Кубик» — площадь Куйбышева.

Как поймать частного из извозчика

В Киеве — «поймать грача», в Одессе — «словить кастрюльщика», в Донецке — «найти бомбилу», в Харькове — «взять водилу» или «поеду на Иване» (так до революции называли извозчиков вообще), пишет «Сегодня» .

Поделиться.

Комментарии закрыты