Суждения святых отцов и современных пастырей

0

Исконно употреблявшиеся как синонимичные понятия гордость и гордыня со временем развили дополнительные оттенки значения.

Чтобы наиболее полно представить себе, что такое страсть гордости и как она переплетается с гордыней, необходимо не только увидеть характеристики этого слова в Священном Писании и узнать об особенностях его перевода, но и разобраться, что говорят о гордости и гордыне святые отцы, подвижники благочестия и современные пастыри.

Падение Денницы
По учению святых отцов, гордость — это первый грех. От гордости пал первый ангел — Денница. Господь вложил в его существо жизнь любви, которая должна была продолжаться и развиваться в жизни ангелов. Но, возгордившись, предавшись самолюбию, Денница нарушил закон жизни, данный ему Богом, и пал.
Гордость, которая была причиной отпадения от единства жизни с Богом ангела, послужила причиной отпадения и человека от союза любви с Богом; диавольская гордость перешла из жизни духовного мира в жизнь человеческую.
Большинство древних церковных писателей говорят, что Адам пал из-за гордости. Преподобный Симеон Новый Богослов пишет: «Эосфор, а вслед за ним и Адам, один, будучи ангелом, а другой — человеком, вышли из своего естества и, возгордившись перед своим Творцом, сами захотели стать богами».
Святые отцы писали, что гордость обладает определенными свойствами.
Во-первых, она неестественна и противоестественна человеческой природе. Преподобный Антиох Монах в своих «Пандектах» пишет, что страсть гордости — «суть образ разнузданного беса», а потому вовсе не приличествует людям.
Во-вторых, свойством гордости является ее отверженность Богом. Преподобный Антоний Великий пишет: «Гордость ненавистна Богу, ангелам и святым Его».
В-третьих, она находит основание в возвышении человека пред Богом и над людьми. Так, преподобный Иоанн Кассиан Римлянин в своем определении указывает: «Гордость есть беспорядочное пожелание собственного превосходства или возвышения».
В-четвертых, гордость не насыщается ничем. Святитель Феофан пишет: «Гордость есть ненасытимое желание возвышения или усиленное искание предметов, через которые можно было бы стать выше всех других».
В-пятых, гордость, по учению святых отцов, является фундаментальным основанием для развития прочих грехов и страстей.
Наконец, святые отцы выделяют еще одну свойственную гордости черту — она обольщает и ослепляет человека. Преподобный Иоанн Лествичник выделяет также умоисступление: «Гордость есть крайнее убожество души, которая мечтает о себе, что богата, и находясь во тьме, думает, что она во свете».

Крайняя степень страсти
Преподобные отцы Исаак Сирин и Нил Сорский полагали, что гордость — это неутвердившийся помысл в человеке, а гордыня — это пленительное состояние души.
В то же время некоторые современные пастыри имеют отличное мнение, продиктованное новыми реалиями и изменениями в словообразовании языка. Так, на непоследовательное расподобление единиц «гордость» и «гордыня» указывает игумен Нектарий (Морозов). Он отмечает, что зачастую «приходится встречаться с мнением, что гордость как здравое чувство собственного достоинства и греховная гордыня — отнюдь не одно и то же. Но сразу скажу: на мой взгляд, какого-то существенного различия нет. Гордость — это страсть, а гордыня — это, наверное, некое проявление этой страсти в конкретном человеке. Вот и вся разница».
Протоиерей Артемий Владимиров считает, что разница между понятиями лексическая, на словесном уровне. «Хотя можно… поразмышлять: гордыня… это что-то разросшееся, махровое, ставшее абсолютной доминантой личности. Гордость — это червячок, червоточинка. Подпитай ее тщеславием и получится такая гордыня, которую ни объехать, ни пройти».
Священник Валерий Духанин определяет: «Гордость и гордыня в целом совпадают, это одно и то же понятие, просто мы иногда словом “гордыня” пытаемся подчеркнуть запредельную гордость».
В этом контексте, очевидно, следует понимать мысль преподобного Паисия Святогорца: «Сатанинская степень гордости называется гордыня».
С подобной же позиции соотношение гордыни и гордости рассматривают и другие современные священнослужители. В основном это связано со степенью проявления греха, поврежденности им человека.
Так, протоиерей Сергий Аракелов считает, что гордость — это нечто похожее на тщеславие. Гордыня, конечно, намного опаснее гордости, так как не имеет внешних проявлений падения, при том, что само падение достаточно глубоко, сродни бесовскому. Обычно при гордыне отходят более мелкие страсти — чревоугодия, пьянства, блуда, даже порой и сребролюбия. Внешне человек выглядит крайне благочестивым и смиренным.
Протоиерей Дмитрий Смирнов считает, что гордыня — это гордость, которая становится доминирующей характеристикой личности. С гордостью еще можно бороться, смиряясь. Гордыня заполняет собой всего человека. В гордыне нет авторитета — ни духовного, ни светского, у него все дураки. Чтобы победить гордыню, должно произойти чудо Божие, эту страсть может уврачевать Сам Бог.
Стоит отметить, что некоторые современные пастыри, характеризуя значение слова «гордость», говорят о нем в том числе и как о естественном чувстве, обусловленном причастностью человека к достижениям или заслугам того, кто для него дорог или значим. Можно гордиться своей страной, испытывать гордость за успехи детей, за удачно сделанную работу. Так, протоиерей Александр Мень пишет: «Если мать гордится успехами своего сына, это нормальная гордость. А гордыня — это самомнение и ложное самоутверждение».
Однако очевидно, что всегда есть опасность, что это чувство радости за свои успехи или успехи ближнего перерастет в греховное чувство, «если человек начнет этим превозноситься». Именно поэтому, как представляется, преподобный Моисей Оптинский указывает: «Разве есть благородная гордость? Ее нет, а есть одна только гордость бесовская».

Монах Кирилл (Попов), «Сретенская семинария» http://sdsmp.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты