«Роковое искушение»: триллер от Копполы

0

Появившийся мужчина превращает дам в подлых и мстительных существ
Сюжет атмосферного триллера «Роковое искушение» Софии Копполы переносит зрителей во времена американской Гражданской войны (1861-1865) в пансион для девушек, находящийся на юге страны. Его жительницы предоставляют убежище раненому солдату-северянину. По мере того, как сердобольные воспитанницы заботятся об изгое и залечивают его раны, дом начинает пропитываться пьянящими ароматами любви, страсти, ревности, зависти и обмана. Нарушение непреложных обетов влечет за собой чудовищные последствия.

((Много женщин и один мужчина
София Коппола настолько заинтересовалась романом Томаса Куллинана, что сама решила написать сценарий к будущей картине. Еще одним источником вдохновения режиссера стал фильм Дона Сигела «Обманутый» (1971). Тема ленты Копполы — поведение женщин, оказавшихся в изоляции во время войны. Исполнитель главной роли Колин Фаррелл по достоинству оценил сценарий, насыщенный сексуальной энергетикой и держащий читателя в постоянном эмоциональном напряжении. «Картина показывает, как разительно меняется поведение даже у тех, кто находится далеко от линии фронта, — заметил он. — Человеческая жестокость – универсальная тема, у которой нет какого бы то ни было географического или временного референса». «Меня всегда интересовало то, как общаются женщины, и я неоднократно отмечала, как кардинально может измениться их поведение, когда рядом оказывается мужчина, — признается режиссер. — Мне кажется, что отношения в женском коллективе развиваются завуалированно и неочевидно, в то время как у мужчин все более прозрачно и открыто. Кроме того, мне очень понравилась эпоха Гражданской войны и южный колорит. В то время женщины воспитывались в жестком соответствии определенным канонам. В обращении с мужчинами они должны были проявлять деликатность, быть приветливыми и хозяйственными. Фактически, весь смысл их существования заключался в заботе о мужчинах, но вот все мужчины ушли на войну… Каково женщинам было без сильного мужского плеча? Как они выживали?»
Чтобы передать атмосферу времени, Кополле была необходима особая цветовая палитра. Оператор Филипп Ле Сурд начал готовиться к работе над «Роковым искушением» за год до съемок. Он консультировался со знатоками эпохи, подбирая основные цвета и различные оттенки. Действие фильма происходит за доброе десятилетие до повсеместной электрификации, поэтому дневной свет играл на съемках каждой сцены особую роль. Иногда свет заходящего солнца сочетался со свечами, которые, к слову, были изготовлены вручную. Интересно, что когда МакБерни (солдат, роль которого исполнял Колин Фаррелл) впервые оказывается в кадре, в картине превалируют пастельные тона. С течением времени, которое он проводит в женском обществе, палитра постепенно темнеет, отражая изменяющуюся атмосферу всего фильма.

((Необычные амплуа актрис
Когда выбор актрис на роли южанок был завершен (в ленте снялись Николь Кидман, Эль Фаннинг, Кирстен Данст), начался кропотливый исследовательский процесс интересующей режиссера эпохи. Девушки учились каллиграфии, используя перья и чернильницы, их обучали затягивать корсажи. Актрис ожидал длительный репетиционный период, во время которого они практически не снимали винтажные наряды. «Я сама родом из Джорджии, поэтому не понаслышке знакома с морально-нравственными принципами наших героинь. Я знаю, как должна себя вести настоящая леди. Тем не менее, даже мне было чему поучиться. С нами работал эксперт по этикету, а профессиональный хореограф обучал нас танцам того времени», — вспоминает Эль Фаннинг. Нескольким актрисам пришлось основательно поработать над своим акцентом, поскольку южный говор американцы ни с чем не спутают.
Уну Лоуренс, Энгаури Райс, Эмму Ховард и Эддисон Рики, сыгравших учениц пансиона, называли малышками, поскольку ни одна из них на момент съемок не достигла 18-летнего возраста, хотя они являлись уже состоявшимися актрисами. За время съемок девочки очень сдружились, дружба укреплялась и тем, что они синхронно уходили в академический отпуск, чтобы сдать школьные экзамены. Чтобы усилить взаимопонимание между девушками, Коппола предложила им каждый день вести дневник от имени своих героинь. В них актрисы писали и что-то о вымышленном прошлом, о семьях, которые по сюжету отдали их в пансион, и о настоящем, о том, чему они научились на постановочных занятиях. Кроме того, четверке раздали импровизированные методички, в которых описывалось, через что проходили девушки их возраста в период Гражданской войны.
«Мисс Марта не только директор школы, но и хозяйка пансиона, – рассказывает Кирстен Данст о ролях старших женщин. – Моя героиня, Эдвина, работает воспитательницей. Но война продолжается уже настолько долго, что все наши роли смешались, и мы стали ученицам почти матерями… Эта история не обошлась без смерти, но, что куда важнее, мы рассказываем о смерти человека внутри самого себя. Я старалась сделать Эдвину живой, наполнить ее эмоционально. Для меня такой чувственный персонаж был в новинку, особенно с учетом того, что я совершенно на нее не похожа».
«А моя Алисия как будто просыпается, оказавшись впервые в жизни так близко с мужчиной, – рассказывает Фаннинг о своей героине. – Она находится в переходном возрасте, когда все вокруг начинает ее утомлять. Она распускает волосы и позволяет краешку корсажа выглядывать из-под одежды, что является примером совершенно непозволительной распущенности. Однако Алисия совсем не задумывается о том, что этот невинный, как ей кажется, флирт будет иметь столь непредвиденные последствия».
София Коппола сама объяснила, почему отобрала в свою картину ту или иную актрису. «Я искренне восхищаюсь творчеством Николь Кидман, особенно амплуа необычных женщин. Я всегда мечтала поработать с ней и когда писала сценарий, представляла именно ее в роли мисс Марты. Я понимала, что она сможет дать героине толику юмора и эмоциональности, которые были так необходимы. Николь отлично вживается в образ лидера, так что у зрителей не останется никаких сомнений в том, кто в пансионе главный. Насчет Кирстен Данст, я решила, что она должна сыграть роль ранимой учительницы, потому что… она совершенно на нее не похожа. Героиня подавлена и хрупка, о Кирстен такого никак не скажешь. Точно так же в фильм попала Эль Фаннинг – я хотела посмотреть, как милая и добросердечная девушка сыграет роль мстительной мерзавки. Мне всегда нравится давать актрисам роли, в которых зритель совершенно не ожидает их увидеть. Эль очень многое передала своей героине Алисии. В ее исполнении персонаж стал тщеславным и самовлюбленным. Алисия знает, как преподать себя. Она знает, когда расстегнуть верхнюю пуговицу, как присесть на краешек кровати раненого солдата, как посмотреть на него. В книге героиня проявляет изрядный талант в обольщении мужчины».
Колина Фаррела роль МакБерни заинтриговала своим необычным эмоциональным содержанием и физической сложностью. «Этот Нарцисс неплохо разбирается в людях и точно знает, чего хочет женщина, – рассказывает Фаррелл. – Интуитивно он понимает, что может показаться им оскорбительным, и искусно обходит эти подводные камни, используя лесть и будучи предельно обходительным. Пожалуй, единственная, к кому он относится искренне, – Эми, роль которой сыграла Уна. Она очень великодушна к нему с самого начала, однако и её невинность падет жертвой его двуличности».
«По книге солдат – ирландец. Когда я встретилась с Фарреллом и услышала его ирландский акцент, я решила, что в его голосе мы ничего менять не будем. С таким голосом МакБерни стал еще более привлекательным для женщин, — посчитала режиссер. — Кроме того, мы решили добавить в сюжет следующую вводную: он – наемник, которому заплатили за то, чтобы он занял место другого солдата. При этом он должен был оставаться очаровательным, изначально не должно быть понятно, что он собой представляет. С точки зрения женщин, он “тот, кому хочется верить”. В случае с Колином этого было несложно добиться».

((Сложные костюмы и новоорлеанские особняки
Коппола решила снимать «»Роковое искушение» на натуре, как она делает всегда. Взгляду зрителя предстанет Фарнсвортская семинария. На самом деле, это здание – особняк Мэйдвуда, некогда принадлежавший плантаторам. Мэйдвуд находится в двух часах езды от Нового Орлеана. Поместье было выстроено в середине XIX в., причем Гражданская война существенно замедлила стройку. Но особняка военные действия практически не коснулись. Владелец плантации Кит Маршалл утверждает, что здание хорошо защищено и от всевозможных природных катаклизмов. Ключевые сцены фильма снимались в самом моде и его окрестностях, включая кадры на кухне, в гостиной, где все актеры собирались вместе, и в сарае. «Мне хотелось, чтобы экстерьер чувствовался на бессознательном уровне – буйство природных красок и даже надоедливые насекомые… Учащиеся уже не могли поддерживать прилегающую к школе территорию в должном порядке, садовники давно разошлись по домам. Поэтому тут и там пророс терновник, словно взяв уютный особняк в осаду. Они очень выгодно контрастировали: дом очень ухоженный, а природа вокруг него – дикая», — объяснила свой выбор антуража София Коппола.
Кроме Мейдвуда, фильм снимали в особняке в Новом Орлеане, интерьеры которого превратили в классы, музыкальный зал, спальни и другие комнаты пансиона. Съемки отдельных сцен велись на плантации Эвергрин и в городском парке Нового Орлеана.
Декорируя интерьеры зданий, чтобы они стали похожи на семинарию Фарнсворт, команде художников пришлось озаботиться разнообразным реквизитом, начиная с экземпляров Библии и заканчивая канделябрами и музыкальными инструментами того времени. Для сцен в обеденном зале подготовили наборы винтажного столового серебра. Приборы целенаправленно состарили, чтобы сразу было ясно – военное время вынудило воспитанниц отказаться от такого занятия, как чистка серебра. Мисс Марта хранит в доме оружие для защиты от непрошеных гостей – Colt Whitneyville Dragoon 0,44 калибра. Эта модель револьвера появилась за много лет до начала Гражданской войны. Предполагалось, что изначально он принадлежал отцу мисс Марты. Реквизиторы получили общую установку – все предметы должны были соответствовать «раннему XIX в.», но выглядеть новыми и не потрепанными. Скажем, книги того времени перепечатывались, чтобы визуально никто не мог дать им два века.
Вживаться в роли актерам помогали не только интерьеры и реквизит, но и сшитые вручную костюмы. «Мы затягивались в корсеты каждый божий день, – вспоминает Эль Фаннинг. – Ежедневно нам измеряли талию, поскольку юбки должны были быть подогнаны. На блузах было множество маленьких пуговичек, застегнуть которые в одиночку было почти невозможно. Соответственно, снять костюм без посторонней помощи тоже было весьма затруднительно… Но были и свои плюсы. Корсет существенно меняет походку и осанку в лучшую сторону. Художник по костюмам Стэйси Баттат постаралась, чтобы наша одежда была мягкой и приятной на ощупь – костюмы несколько раз тщательно выстирывались, чтобы краска потускнела. Нужно было подчеркнуть, что у наших героинь к тому времени осталось не так много вещей». Кроме того, платья подвергались беспощадной термической обработке – их развешивали под полуденным солнцем, чтобы краска еще больше выцветала.

((Правила для настоящих леди
Наконец, София Коппола приглашала знатоков истории, чтобы сделать картину как можно более убедительной. «На площадке работал профессиональный реконструктор, который многому нас обучил, — рассказывает она. — Скажем, он показал Николь Кидман, как в то время накладывали бинты на раны. Он же обучил девушек премудростям рукоделия и вышивки. У учениц заканчивалась бумага, и им приходилось писать на полях книг… Мы изучили книги по этикету, который был в порядке вещей в то время. В частности, мы узнали, что женщине того времени не пристало принимать комплименты, поскольку лестные слова могли породить в ней тщеславие. Достойное леди поведение должно было вырабатываться и соблюдаться всеми актрисами, без исключений. Идея фильма состоит в том, что дамы устали чувствовать себя мышками в кошачьих лапах…
Кроме того, в то время было принято формальное обращение, то есть, все актрисы обращались друг к другу, вставляя перед именем слово “мисс”. Это делало диалоги более лирическими…
Наконец, мы рассматривали портреты времен Гражданской войны, а затем изучали портретные фотографии Уильяма Эглстона 1970-х гг. Мы пересматривали фильм «Тесс», а искусству наводить страх учились по фильмам Хичкока».
Интересно, что режиссер решила снимать картину не с помощью цифровой аппаратуры, а на пленку, используя старые объективы. «Сейчас это встречается все реже и реже. Картинка должна была получиться мягкой и немного размытой, но при этом достаточно насыщенной. Жаркий климат должен буквально ощущаться зрителями. При этом персонажи оказывались в кандалах этой атмосферы, не говоря уже о сковывающих их правилах приличия», — объясняет свой выбор Коппола.

Источник: Kino-punk.ru

Поделиться.

Ответить