«Тор: Рагнарек»: за кадром

0

Режиссер Тайка Вайтити и VFX-супервайзеры нового кинокомикса «Тор: Рагнарек» рассказали, почему ограниченное пространство сделало гладиаторские бои более захватывающими и как в фильме появился Корг, которого сыграл сам постановщик.

Чтобы сделать из Тора более ироничного и понятного персонажа, Тайка Вайтити столкнул его с Халком в гладиаторском бою и дал в напарники каменного человека по имени Корг. Последнего режиссер сам сыграл при помощи захвата движения, а также и озвучил.

«Тор попадает в безумный мир, полный странных персонажей. Мне показалось, что столкнуть Халка и Тора на гладиаторской арене и удерживать их в этих рамках — это классная идея. Мне хотелось, чтобы Халк был не так свиреп, как раньше. Ведь в прошлых фильмах создавалось впечатление, что он не может себя контролировать. Так что они оба не летали, а прыгали и дрались», — рассказывает Вайтити.

Большая битва, уменьшенная в масштабах

В первую очередь авторам надо было определиться, как показать разницу в размерах Халка и Тора (для тех, кому интересно: 259 и 193 см). Когда они дрались во «Мстителях», студии ILM пришлось разбираться с этим на постпродакшне, поскольку актеры наносили удары на одной и той же высоте. На этот раз Тора во время захвата движения играл дублер низкого роста.

«Мы не прибегали к полной анимации, а задействовали вместо этого обратную аналогию, — объяснил Джейк Моррисон, супервайзер VFX. — Если рост Халка — 193 см, значит, Тор получается — 142 см. Так битва вышла не медленной, а очень естественной и точной. Когда Тор бил Халка по лицу, ему приходилось целиться вверх. Он мог подпрыгивать, делать захваты горла, повороты. Удары Тора шли Халку по коленям».

«В сцене мы использовали смесь захвата движения и кейфреймов. Хотелось сделать акцент на том, что в кадре — два самых могучих персонажа в киновселенной, — рассказал Стив Николс, супервайзер анимации в ILM. — Халк — чемпион, который сражается с громадными монстрами, и поэтому живет роскошной жизнью. Мы пытались показать, что ему комфортно в шкуре зеленого монстра. Он стоит прямо и прыгает еще лучше, чем раньше. Теперь он олицетворяет настоящую боевую мощь».

ILM заново создали черты лица Халка, сделав их стройнее. В этом студии помогли новые технологии performance capture (захват движения) и игра Марка Руффало. «Мы хотели, чтобы контраст между ними был естественным и резким. Мы хотели, чтобы сцена выглядела натуральнее, и черпали вдохновение из смешанных боевых искусств и кунг-фу», — объясняет Николс.

В поисках Корга

Вайтити во всех своих фильмах появляется в качестве актера. На этот раз он посчитал, что ему подходит роль Корга, огромного кронана, который знакомится с Тором во время заключения на Сакааре. «Он не особо много делает, но комментирует все, что происходит. По моему мнению — это весело, — говорит режиссер. — Хорошо, когда есть кто-то настолько дружелюбный, кто ничего не хочет от Тора и не представляет никакой опасности. Мне нравится идея персонажа, который хочет начать революцию, но понятия не имеет, как сложно ее организовывать».

На съемках Вайтити надел костюм для захвата движения, а вся его роль была сплошной импровизацией, вдохновленной полинезийскими вышибалами с мягкими голосами. Сперва он таким образом просто пытался разогреть Криса Хемсворта, но постепенно Корг стал шутливой демистификацией всей киновселенной Marvel. «Многие строчки из этих диалогов не должны были попасть в фильм, но людям они понравились», — говорит режиссер.

С другой стороны, анимировать Корга было гораздо сложнее. Сценами в тюрьме занималась Luma Pictures, а Framestone поручили кадры во время финальной битвы. «Проблема с героем, полностью состоящим из камня, в том, что если на экране будет хоть малейший намек на то, что камни растягиваются или сжимаются, у зрителя будет создаваться впечатление, что перед ним — актер в латексном костюме, — пояснил Моррисон. — Но если камни будут двигаться слишком технично, отдельно друг от друга, они будут похожи на часовой механизм. Так что тут действительно тонкая грань, требующая нескольких слоев камней и кожи».

На модели Корга было три слоя, и для анимации было важно, чтобы камни и кожа под ними были разделены, чтобы уменьшить затемнение. Для наиболее сложных выражений лица камни разделяли на несколько комбинаций со сложнейшим таймингом. Без этого Вайтити не смог бы сказать: «Похоже, у вас с молотом очень близкие отношения. Наверное, потерять его — это все равно, что расстаться с любимой».

«Если бы мы не справились, VFX бы уничтожила фильм», — говорит Моррисон.

Источник: tvkinoradio.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты