Зарубежное кино-2017: скандалы, провалы и успехи

0

При подведении итогов проката зарубежного кино во всем мире внезапно обнаружилось, что в большинстве случаев определяющими стали вовсе не сами фильмы, а разговоры и ситуации вокруг них.

Харассмент
Практика подсказывает, что, подводя итоги года, нельзя начинать с каких-либо странностей, вроде далеких от кино страстей. И как бы ни хотелось назвать главным трендом 2017 года последствия избрания Трампа (его отголоски почти везде: от сериала «Американская история ужасов» до неожиданно успешного фильма «Прочь»), все равно вынуждены в первую очередь обратить внимание на то, о чем в уходящем году говорил каждый. Голливуд никогда не будет прежним.
Казалось бы, «ну все же знали», зрителям-то какое дело, как пробиваются в звезды. Случай с Харви Вайнштейном и приближенными изначально казался плохой шуткой. Но снежный ком покатился и в итоге превратился в лавину, в которой «погибли» Кевин Спейси и другие причастные. Стало уже не до шуток.
В этой некрасивой и дико неудобной истории у каждого есть свой субъективный взгляд на вещи, но головы, на самом деле, полетели достойные. Один из главных продюсеров современности, подаривший миру тонны великих фильмов. Один из лучших актеров современности. Одна из величайших актрис. Крупнейший режиссер. Все повязаны.
Публика в этом году сидела в своих фейсбучиках и наблюдала, как убивали кино его же создатели. Раскаивающийся Тарантино, который рыдал над тем, что «вовремя не настучал»,— это ли не симптоматика?
Время лечит — это да. Голливуд (или, точнее, зритель США) очень любит камбэки (возвращения). Типа Мела Гибсона или Роберта Дауни-младшего. Но если добавить немножко личного, то многим абсолютно не интересны подобные истории. Неважно, что такой-то и такой-то человек снял такие-то и такие-то фильмы. Или снялся в таких-то фильмах. Пускай у него на затылке родимое пятно в виде трех шестерок. Или он отрезает по ночам себе хвосты. Как говорится, «у каждого свои недостатки».
Закрытие прекрасного сериала «Карточный домик» произошло не из-за того, что история Клэр Андервуд стала кому-то интереснее, чем линия Фрэнка Андервуда, а из-за того, что кто-то кого-то за что-то трогал или приглашал в кабинеты в расстегнутом халате. Неважно, когда и за что. И это всего лишь один пример.
В 2017 году мы лишились очень трепетного: так называемой магии кино. Теперь мы имеем социологию. На место таланта пришел пункт в договоре о харассменте. Все. Поехали дальше.

Конец «золотой эпохи сериалов»
В этом году, наконец-то, произошла диффузия между сериалами и кино. Большие телешоу стали сниматься на IMAX-камеры и презентоваться в соответствующих залах. И наоборот: фильмы начали позиционировать себя на фестивалях как вполне себе самодостаточное многочасовое кино для небольших телеэкранов.
Вуди Аллен снимает сериалы, а новыми суперзвездами становятся актеры, ранее не представлявшие себя вне телеэкрана. Каналы стали заниматься производством своего контента масштабнее, чем кто-либо из больших киностудий.
Netflix вообще начал себя вести как завоеватель мира. Он попробовал международные силы на жителях Южной Америки, вложившись в Бразилии в более чем успешную антиутопию «3%» на португальском языке, а в Германии при его поддержке вышел фильм ужасов «Тьма». И на этом Netflix Original, безусловно, останавливаться не намерен.
В это же самое время произошел качественный и количественный скачок на телевидении. То, что ранее считалось фантастическими рекордами, сегодня само собой разумеющийся факт. Если съемки первого сезона «Игры престолов» обошлись для канала HBO в 60 миллионов долларов США, то в 2017 году за эти же деньги можно снимать отдельные эпизоды, вроде батальных сцен.
Если раньше сериалы «Сопрано», «Подпольная империя», «Во все тяжкие» и так далее вызывали всемирное изумление (и это стало поводом лет десять назад объявить о так называемом «золотом веке телевидения»), то сегодня присутствие драконов, инопланетян в сложном гриме или многотысячной массовки вызывает скучающую зевоту у среднего потребителя.
По этой причине погорел, к примеру, проект Мартина Скорсезе и Мика Джаггера «Винил», где руководство HBO думало сразить зрителя наповал неожиданными режиссерскими решениями или тщательной проработкой ретро-деталей, но нет. Такими вещами публику уже не удивишь.
В большинстве комментариев к абсолютному хиту среди кинокритиков «Охотник за разумом» говорится о том, что это скучный разговорный сериал. Грубо говоря, нет экшна с драконами и зомби — нет массового успеха.
«Золотая эра» закончилась, началась рутинная практика.

Конфуз «Оскара»
«Ошибкой года» можно считать финальные аккорды церемонии вручения «Оскар — 2017».
Для тех, кто не следит за наградами Американской киноакадемии, рассказываем. Дело было так. Приближается конец вечера в кинотеатре Dolby, пора оглашать главную номинацию «Фильм года». На сцену для этой почетной миссии выходят Уоррен Битти и Фэй Данауэй.
Но что-то происходит при распределении конвертов. Объявляют победителем достаточно логичного фаворита «Ла-Ла Ленд». На сцену выскакивают обрадованные создатели мюзикла Дэмьена Шазелла, и даже звучат благодарственные речи. И вдруг раздается команда: «Стоп, мотор». Оказывается, за кулисами все перепутали и передали неправильный конверт, тогда как на самом деле академики единодушно признали лучшим фильмом года «Лунный свет». «Ла-ла лендовцы» смущенно вернулись в зал, их место заняла группа «Лунного света». Казалось бы, мелочь, но осадок остался.
Другое дело, что трансляция «Оскара» год от года теряет баллы и проигрывает рейтинги, а тут ошибка с конвертами вернула аудиторию и интерес к себе.

Отказ от 3D
Наконец-то. Прокатчики обнаружили резкий спад интереса к стереокино. Зрителя перестал интересовать аттракцион ради аттракциона. Простите за высокопарную характеристику, но искусство стало важнее.
Эпичнейший «Бегущий по лезвию 2049» или новые «Звездные войны» вышли в среднестатистическом количестве копий, в 2D и 3D вариантах примерно поровну.
Стереокино стало принадлежать своему изначальному потребителю, то есть, детям, которые как любили смотреть мультики в 3D, так и продолжают (и будут продолжать) развлекаться с помощью премиум-форматов.
Это же сказалось на том, что некоторые лидеры на рынке бытовой техники начали отказываться от производства 3D-телевизоров, выбрав высокую четкость в битве между HD и стереоскопией.

Тревожный звоночек
Rotten Tomatoes («Гнилые помидоры») начали откровенно гнить. Петиция, негласно и виртуально подписанная многими продюсерами и режиссерами, стала гулять и среди зрителей, которые заметили, что между интернет-оценками и действительным качеством фильмов нет никакой связи. Более того, появились фанаты версии, что чем больше тухлых помидоров было запущено в тот или иной фильм, тем меньше вероятности, что фильм действительно этого заслуживает (и наоборот). Впрочем, это еще не конец.
Подорванное доверие к Rotten Tomatoes в ближайшем будущем может затронуть мировой кинематограф в принципе. Так, уже на Каннском кинофестивале 2018 года может быть принята новая модель пресс-показов, когда и журналисты, и жюри, и простые смертные зрители будут смотреть фильмы и кидаться «помидорами» одновременно. Таким образом, оценка фильмов обретет более-менее объективный статус.
Уточним, что Rotten Tomatoes — веб-сайт, на котором собираются обзоры, информация и новости кинематографа. Название сайта образовано от англосаксонской традиции кидать гнилыми помидорами в артистов, которые не понравились публике.

Стивен Кинг — настоящий король
Один из самых экранизируемых авторов, и до этого обожаемый публикой на протяжении десятилетий, внезапно стал еще более востребованным писателем. Сериалы «Мгла», «Мистер Мерседес», вышедшие на телеэкраны в 2017 году, не сказать, что были приняты публикой безоговорочно положительно («Мглу» вообще посчитали ошибкой и закрыли после первого сезона), однако шума наделали.
Но тут случилось «Оно». Никто не ожидал от этого фильма сенсации. Один из создателей даже посчитал разумным перестраховаться и разбить роман на части.
«Детская половина» романа оказалась настолько успешной, что отбила бюджет в 35 миллионов долларов США в первый же уикенд, собрав кассу на 4 порядка больше. Всего на конец 2017 года сборы фильма «Оно» оказались в 20 раз выше, чем стоимость продакшна. И все гадают: как быстро вторая часть сможет выйти, и насколько она будет востребованной на волне успеха первой.
С драматургической точки зрения (так, внимание, стивенкингофилы, держите себя в руках) Кинг — это то ли аутсайдер, обгоняющий время, то ли просто плохой писатель. Ни один из сценаристов не выскажет ни одного восхищенного слова в адрес его книг-комиксов-сериалов. Его романы всегда переписывали десятки сценаристов, чтобы сделать эти истории смотрибельными, но это редко заканчивалось хорошо или красиво.
Примером может служить история с «Темной башней» с Идрисом Эльбой и Мэттью Макконахи, вышедшей в этом году. Ничто не предвещало беды, и «Башня» должна была стать чем-то вроде начала большого киносериала, но идея с грохотом провалилась. И сейчас многотомный роман спешно переписывают для телепостановки.
Очень хочется в связи с этим упомянуть не менее популярного, но уже ушедшего писателя Филиппа К. Дика, о наследии которого в этом году вдруг умудрились пошутить даже в мультсериалах. Но давайте перенесем разговор об экранизации произведений талантливого фантаста на итоги следующего года. Что-то подсказывает, что «Электрические сны Филипа К. Дика» — это только начало нового витка моды на знаменитого писателя.

Война вселенных: победители и побежденные
Несмотря на то, что безоговорочным лидером во всем мире стал фильм «Красавица и чудовище» (1,3 миллиарда долларов США), все внимание собрала битва студий Marvel и DC Comics. Последняя настолько рьяно хочет победить в этом сражении, что уже который год становится предметом для шуток среди фанатов.
Можно сколько угодно ерничать и хохмить в адрес той или иной стороны, но «смотрим на табло». В десятке самых кассовых фильмов североамериканского проката две картины номинально принадлежат ко вселенной DC («Чудо-женщина», 412 миллионов долларов США; «Лига справедливости», 213 миллионов долларов США).
Но в топ-10 вошли и три работы студии Marvel («Стражи Галактики 2», 390 миллионов долларов США; «Человек-паук. Возвращение домой», 334 миллиона долларов США; «Тор: Рагнарёк», 303 миллиона долларов США). Если взять еще «Логана», который тоже формально комикс Marvel, то победа последних налицо. Это предсказуемо и выглядит не очень интересно (скорее, забавно, учитывая тренд уходящего года «делать супергеройские блокбастеры смешно»), если бы не появление еще одной вселенной.
Universal так сильно хочет создать свою «корпорацию монстров» с Франкенштейном, Мумией, Человеком-волком и другими темными персонажами, что это становится даже любопытным. Провалив «Дракулу» в 2016 году и взявшись со всем усердием за «Мумию», в Universal, кажется, совсем потеряли чувство юмора и иронии.
Правило, которое гласит, что фильмы с Томом Крузом по факту не проваливаются, сломалось даже здесь. Пафосный фантастический блокбастер Алекса Курцмана вышел неудачным. Уж лучше бы мультики снимали, ей богу, это у Universal получается куда лучше.
С такими итогами пора заканчивать придираться к западному кино. Увы, киногод-2017 вышел не очень убедительным с финансовой точки зрения.

Родион Чемонин,
tvkinoradio.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты