Воспитание медведя с пеленок

0

Настоящий бурый медведь вот уже четыре с половиной года живет в семье Ченгелия в ткуарчалском селе. Как косолапый появился в доме, как его воспитывали и что любит?Медведь Балу в детстве. Все Фото предоставлено семьей Ченгелия, sputnik-abkhazia.ru

Родился Балу зимой, и это стало первым знаком того, что у медвежонка будет не все так, как у сородичей.
«Я в лесу обнаружил логово с маленьким медвежонком. Понаблюдав день-два, понял, что к нему никто не придет покормить, а он уже начал скулить от голода. Полагаю, незадачливые охотники убили медведицу, не предполагая, что у нее есть потомство, ведь зимой обычно медведи впадают в спячку», — рассказал Алмасхан Ченгелия.
Оставить медвежонка на месте означало обречь его на верную смерть, и житель села Ткуарчал решил приютить косолапого сироту. По словам Алмасхана, лесной беспризорник был совсем крохотный, весил полкило, у него даже глаза еще не открылись.
Принес медвежонка домой, отец Омар назвал его Балу, как в мультфильме, и передал в заботливые руки мамы Мананы. И с этого дня, можно сказать, в семье появился младенец: понадобилось все, что нужно ребенку, вплоть до подгузников, пеленок, боди (детская одежда) и бутылочки с соской.
«Мы не могли его оставить на улице в январе. Камин ночью затухает, теряя тепло. Что оставалось делать, уложили медвежонка с собой в постель, предварительно подстелив под него пеленку с клеенкой. Прямо как к ребенку, приходилось ночью вставать и каждые три часа давать молоко. Не дашь — начинал вопить», — вспоминает Манана Ченгелия.
Несколько месяцев кормили его исключительно буйволиным молоком, как сказала Манана, оно более густое, жирное и питательное. А первая попытка перейти на кормление манной кашей закончилась расстройством кишечника. «Видно, рано было еще переходить на каши. Чтобы отрегулировать работу кишечника, несколько дней держали его на диете, давали только сладкий чай, — заметила «мама». — Потом постепенно перешли к кукурузной каше, а особенно Балу полюбил рисовую».
Так и рос медвежонок в доме семьи Ченгелия, научился даже открывать холодильник и вытаскивать еду по вкусу. Когда он стал больше и тяжелее, держать его в доме оказалось непросто. «Он все ломать начал, и не от агрессивности, просто сильный уже, тяжелый. Один раз мы мебель всю поменяли из-за него. Вот тогда и пришлось соорудить для Балу во дворе домик, посадить на цепь, чтобы домой не заходил», — сказала Алмасхан.
Глядя на фото из семейного архива, трудно представить, что умилительный меховой комочек, сидящий в подгузнике на коленях у Мананы, вымахал в огромного зверя, выбежавшего нам навстречу.
Хозяева принципиально не дают Балу мясо, чтобы не развивать в нем инстинкты хищника, даже вареное и даже рыбу. Поэтому курочек, которые докучают ему во дворе, медведь отгоняет от себя, как надоедливых мух.
Даже на такой растительной диете Балу довольно-таки упитан, подвижен и полон энергии. Зимой в спячку не впадает, как говорят хозяева, становится немного вялым, медлительным и очень мало ест. Балу почему-то не ест бананы и отказывается от моркови, зато налегает на зимние запасы фруктов семьи, практически оставляя всем крохи от припасов. Любит мучное. Манана работает в кондитерском цехе и приносит булочки, списанные «в просрочку». Медведь их уплетает вмиг.
«Мандарины так интересно ест, как человек, снимет кожуру, потом разделит на дольки и так одну за другую поглощает, — заметила Манана Ченгелия. – В хозяйстве бывает всякое, однажды подгорел ачашв (пирог с сыром) с одной стороны. Дали Балу, так он, вы представляете, все съел, а подгоревшую часть оставил».
Четырехлетний Балу дружелюбен и не замечен даже в малейших признаках агрессии. А любимое развлечение для него – борьба с одним из сыновей хозяина дома Алмасом. «Главное — не дать ему схватить себя за ноги. Он хитер, понимает, что я упаду, — смеясь, рассказывает Алмас. – Еще не дает мне зайти к нему со спины, догадывается, что хочу сесть на него. А если мне это удается сделать, он так выворачивается, что оказываюсь под ним».
Алмасхан Ченгелия уверен, что медведь теперь не выживет в дикой природе, да он и сам не захочет уходить из «семьи».
«Помню, как-то ему было около двух лет, повел его на речку купаться, он очень любит плескаться в воде. На обратном пути зашел к другу по соседству, он шел за мной, а потом я его потерял. Мы его искали, не нашли, через три дня вернулся сам к нам», — сказал Алмасхан.
Медведь Балу стал полноправным членом семьи Ченгелия, которые не представляют свой быт без него. И было видно, что он им отвечает взаимностью, слушается и выполняет поручения.
В семье даже отмечают его «день рождения» — 21 января, когда медвежонка принесли из леса. Манана с улыбкой заметила, что взрослые сыновья немного приревновали и позавидовали, когда подарила Балу на годовщину целую миску конфет.

Амра Амичба, фото Томас Тхайцук, http://sputnik-abkhazia.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты