Торопился на банкет

0

Торопился на банкет

Идёт экзамен в университете. Накануне принимающий экзамен преподаватель всех студентов обязал явиться для сдачи не позже десяти часов утра.

Время уже двенадцать дня. Десяти студентов нет. Преподаватель весь на нервах — на кафедре уже стол накрыт — все собрались, его ждут.
Наконец-то подтянулись опоздавшие. Преподаватель:

— Все быстро зашли и взяли билеты!
Проходит пять минут. В дверь заглядывает голова коллеги с кафедры. Профессор (оглядываясь на дверь) — студентам:
— Кто-нибудь готов?
В ответ тишина…
Проходит десять минут. В дверь снова заглядывает голова коллеги с кафедры. Наш преподаватель (оглядываясь туда же):
— А сейчас кто-нибудь готов?
В ответ тишина…
Профессор (рассвирепев):
— Всем выйти к доске!
После того, как ничего непонимающие студенты построились в шеренгу у доски, преподаватель подходит к первому и, внимательно глядя ему в глаза, говорит:
— Три!
Подходит к следующему:
— Четыре!
И так далее…
Пройдя всех, он оглядывает студентов и спрашивает:
— Вопросы есть?
Один из студентов:
— Есть! Я считаю, что мой ответ заслуживает лучшей оценки, чем три!
Преподаватель:
— Два! Придёшь пересдавать после окончания сессии!

Умный друг

Захожу как-то в бар выпить кружку пива. Сидят двое знакомых парней — по лицам видно, что вечер (точнее, ночь) удался. Сидят, пьют пиво. Один (Санек) с собакой. Огромный ротвейлер, пристающий к знакомым посетителям, типа, рыбы дай, да? Ребята допивают свое пиво и Саня, обращаясь к собаке:

— Шера, иди, попроси у Олега (бармена) пива ещё.
Собака поднимается, идет через весь зал к барной стойке, становится на задние лапы, передние кладет на стойку и вежливо произносит:
— Гав!
Поворачивает голову к хозяину, а тот ей:
— Шера, два проси!
Собака, повернувшись к бармену:
— Гав! Гав!
Смеялись долго. Я спросил у Санька:
— А слабо три попросить?
Ответ:
— До трех Шера считать не умеет… Маленькая ещё.

Отбила аппетит

Как-то днем, во время обеда, услышал я дикий визг соседской свиньи. Так как резать ее должны были соседи только через месяц, я, заинтересованный, выбежал во двор. Через забор наблюдаю картину: человек пять мужиков обступили хрюшку и что-то с ней делают. Перепрыгнув к соседу и спросив, что ж они собираются с ней сделать, я долго хохотал.

Оказывается, решил сосед водки выпить. Не один, соответственно, с друзьями. После энного количества бутылок закончилась закуска. Ничего лучше не придумав, мужики решили завалить свинью. Не найдя ножа, решили ее задушить.

Представьте картину: двое мужиков держат ее за ноги, один душит, один в пятачок два пальца засунул (как потом хозяин объяснил — чтобы прекратить доступ кислорода к мозгу), а один бегает кругами и орет:
— Веселей, мужики! Души ее, чертяку!

Свинья активно отбивается. Кончилось все тем, что, извернувшись, она лягнула хозяина, причем попала прямо между ног. После этого он потерял всякую охоту закусывать свининой.

Правильные действия

Работаю уж лет десять на участке кислотной очистки. Представьте себе немалых размеров керамическую ванну, покрытую изнутри драгметаллом, в которую запросто влезет космический корабль типа «Союз» и еще место для личных автомашин экипажа останется.

А теперь представьте эту же ванну, заполненную дымящейся 98-процентной кислотой, а по настилу вокруг бегает, стеная и заламывая руки, седой старец, похожий на библейского пророка, — это вот и будет наш кислотный участок во главе с Иосифом Абрамовичем, бессменным начальником. Его точного возраста никто не знает, но, говорят, что с Королевым и Туполевым он на одних нарах спал.

Так вот, когда я пришел на участок, Иосиф Абрамович проводил с нами, зелеными выпускниками, инструктаж по технике безопасности. Запомнился один из его каверзных вопросов: «Что нужно делать, если человек упал в кислоту во время рабочего цикла?» Варианты ответа были самые разные. От гуманистического – «бросить спасательный круг и бежать «скорую помощь» вызывать» — до сурово-производственного – «продолжать цикл обработки, как будто ничего не случилось!»

Но глава все варианты отмел покачиванием седой головы, дождался, пока мы выдохлись в мозговых усилиях, и потом спокойно выдал правильный ответ: «Проверить журнал техники безопасности на предмет наличия записи об инструктаже погибшего, и если такой там нет — внести её задним числом!»

Если задуматься, это мудро: погибшему уже не поможешь, а вот живых он с собой может потащить запросто.

Кстати, за все время существования завода на нашем участке ни одного несчастного случая не было!

В других цехах было все: люди падали с высоты, травились спиртосодержащей химией, погибали под прессами и в электрических проводах, теряли руки, ноги и головы. А у нас — ничего, прямо как заколдованное место. Даже как-то странно.

Усовершенствовал

Димыч машины любит. Разбирает и собирает с закрытыми глазами. И водит исключительно все авто, что грузовик, что «Запорожец». Вот о последнем и пойдёт речь.

В далекие времена купил Димыч «горбатого». И не просто так, а с умыслом. Как бы превратить его в супер-мини-кар. Не так, чтобы выставить масляный радиатор на крышу и гордиться, а поталантливее, значит.

Подумал, попыхтел — и другой мотор засунул. Стал «горбатый» бегать под сто и в гору, а не шестьдесят и по прямой дороге. Гоняет Димыч за городом, радует и удивляет друзей и попутчиков. Но вскоре на радар напоролся. Продавец полосатых палочек сияет. Из кустов выскочил и ручкой приветливо машет — тормози, мол, приехал. Хороший «покупатель» привалил — вместо 90 километров в час «горбатый» за 110 бежал.

Но Димыч спокоен, как сто индейцев: «Сержант, ты на машину посмотри!» Посмотрел тот и оторопел до чесания в затылке и стуканья по радару. Ибо любого, уверовавшего в резвость «горбатого», на смех бы подняли.

«Запорожец» отъехал, а сержант еще долго вокруг хлебного девайса прыгал. Потом быстро снял, в машину бросил — и ходу. Наверное, на ремонт повез. А Димыч поехал дальше другим гаишникам настроение портить.

Жаль, что уговорили Димыча — продал он «горбатого» в другой город. Но, думаю, там народ тоже повеселился…

Приютили

Конец 90-х. Мужик после корпоративной вечеринки на следующий день не вышел на работу. Вот что он рассказал:

— Едем с коллегами к метро в трамвае, пьем пиво. Дальше кто-то в моей голове выключает свет. Просыпаюсь явно не дома. В смысле дома, но не у себя. А у кого — вообще никаких версий. Тихо. Типа никого нет. Встаю. Квартира большая, явно из старого фонда, чистая. Ни души. Количество версий уменьшилось в два раза. Проверил карманы. Ключи, документы, сигареты и кошелек на месте. Правда, в кошельке остались только мелкие деньги — погуляли вчера! На столе записка без подписи: «Будешь уходить — захлопни дверь!»

В общем, побродил по пустой квартире — так и не смог сообразить, где я, у кого сегодня ночевал? Плюнул, решил — поеду на работу, глядишь, чего и выяснится…

Вышел из дома, вокруг все незнакомое — двухэтажные домики и много зелени. Надо двигать к метро — там все и ясно станет.

Иду. Города совсем не узнаю. День в разгаре, на работу уже совсем опоздал, а домики все не кончаются. Голова раскалывается, денег мало, на улице никого. И вдруг вижу вдалеке какого-то дедулю. Бегу, голова сейчас треснет. Догоняю:

— Дедуля, не подскажите, где ближайшая станция метро?
— Какая ближайшая станция метро? — У дедушки глаза расширились до размера его бифокальных очков: — Какая станция? Какое метро? Нет здесь никакого метро! И не было…
Чувствую, что почва уходит из-под ног. Чего только в голове не пронеслось: от других миров до других времен. Или в «Матрице» потерялся? Цепляюсь за остатки похмельного разума:
— Дедуля, дорогой, здесь — это где?
Тут пришла очередь дедули совместить реальность и ощущения:
— Как-как-как где? В посёлке нашем!

Какой посёлок к чёрту? Дедулю расспросить не удалось, его как ветром сдуло. Видать, выражение на моем лице было таким запутанным…

Как добирался до дома (в свой город) — отдельная, долгая и не везде забавная история. На работе моим перемещениям не совсем поверили, особенно начальство. На досуге навел справки о том посёлке:  население сорок тысяч человек, расстояние до моего города сто десять километров!

Попили, блин, пивка! А у кого ночевал — до сих пор не знаю…

Как исправить ситуацию

Сидели мы как-то дружным мужским коллективом, над беленькой размышляли, красненьким разбавляли. Сверху пивом разводили. Коктейль гремучий получился. И, как следствие, один из нас (Женя) не выдержал этого дела.

Точнее, не выдержал его желудок. Ну, дело понятное, с кем не бывает. Но Женя был крупным оригиналом. Его гусарская сущность не позволила вот так вот запросто пойти и склониться над унитазом. Душа запросилась на воздух.

Женя вышел на балкон (замечу, 3-й этаж, 2 часа ночи) и благополучно изверг все выпитое и съеденное на сохнущее, на балконе второго этажа, только что выстиранное, белое-пребелое постельное белье. Стало до боли обидно. Лелик, хозяин квартиры, где мы пьянствовали, заметался — надо что-то делать! Нашелся один умник — налили ведро воды, засыпали порошком и выплеснули все это дело вниз, на белье. Чище оно от этого не стало. «Надо повторить процедуру!» — нашелся очередной умник. В общем, вылили мы на это белье ведер тридцать, не меньше. Причем, все это нужно было делать очень тихо — чтобы соседи не проснулись. Еноты-полоскуны, блин! Ни фига, оно чище не стало. Зато внизу под окнами небольшой прудик образовался. На литр пруда двадцать грамм стиального порошка.

Тут я нарисовался с одной из самых дурацких идей в своей жизни: «Берем самого легкого чувака (с ведром) и спускаем его вниз на веревке. Он там все отстирает и отмоет». Все обрадовались, по плечам меня хлопают: «Какой ты умный, где же ты раньше был!» И надо же — находим где-то в квартире веревку (на которой автомобили вытягивают). Уговариваем самого легкого чувака (Виталика), обвязываем его и тихонечко так выпихиваем с балкона…

Нет, ну вы вдумайтесь — 3 часа ночи, пять пьяных дебилов, всё время шикающих друг на друга, мол, тише, толпятся на балконе и дружно держат веревку, на конце которой болтается грустный-грустный «легкий чувак» с ведром мыльной воды и каким-то совком. А теперь представьте себе всю тупость ситуации, когда, привлеченный шумом, на балкон выходит хозяин белья и видит перед собой мокрое, мыльное и уже нечистое белье. И в придачу ко всему качающегося в воздухе, как добрая фея, Виталика, с ведром, совком и бешеными глазами, как у мышки. Еле мы его назад втянули. То, что дальше было — другая история.

Источники: «Анекдоты из России», anekdotov.net, Online.ua, Bestbash.org

Поделиться.

Комментарии закрыты