Веселые истории

0

Устами ребенка
Молодая мать, по профессии медсестра, довольно часто берёт своего сынишку (4-5 лет) с собой на работу, а дабы соблюдать внутренний распорядок больницы, сшила ему белый халат и шапочку. Ребёнок, проникшись правилами оного распорядка, раздобыл где-то бахилы и перчатки. Надел их, повязал марлевую повязку и направился прямо в операционную. На строгий вопрос:
— А это ещё что такое?
Он ответил с чувством великой гордости и непреходящего достоинства:
— Я — микрохирург.

Парник
Заказали родители парник на дачу, доставил суровый такой дядя. Папа с мамой умиляются на обретенное сокровище, и тут папа спрашивает, дескать, как долго его собирать? Суровый дядя отвечает:
— Мы с напарником собираем за 6 часов, а вы (смерив взглядом родителей) — от двух дней и до развода!

Работа
Подруга шла на собеседование, и так получилось, что ее по дороге ужалила оса. И не куда-нибудь, а в лицо. Лицо распухло, а подруга как ни в чем не бывало пришла на собеседование. Одного глаза вообще не видно. И сказала, что до встречи с осой выглядела получше, но если они не хотят проводить с нею сейчас собеседование, то можно перенести. И ее сразу взяли. Сказали, что уж если она даже в таком виде пришла, значит, человек ответственный, а им как раз такие и нужны.

Бедлам
Лет тридцать назад довелось нам жить в семейной общаге. Один коридор, одна кухня и общие удобства. А комнат несколько, и в каждой семья со своими прибабахами.
Так вот, у одних был дог. Большой, красивый и воспитанный. Девушка без спросу вышла замуж и единственное, что ей дали забрать из дома, — собака. Кто ж гулять-то ее будет. У других — рыбки. Милые такие… У соседки напротив — попугаи. Два, чтоб не скучали. И хомяки в соседней комнате. А у меня — киса. Очень воспитанная и трусливая, чтоб из комнаты даже нос высовывать.
Жили мы так несколько лет, дружно, надо сказать. Двери даже не особо закрывали, не то чтоб запирать, пока дома. Но вот однажды… Что ему там приспичило неизвестно. Картину мира помогали восстановить дети и есть подозрение на их причастие, а не только свидетельство.
Полетел попугай счастья по секции искать. Ну, типа вдруг. И тут с прогулки забежал дог. Открыл пасть, а попугай… Короче, одни перышки остались… И дог поперхнулся, ошалел, влетел в мою комнату… А там моя тихоня священную территорию решила отстоять и прямо со стола вцепилась захватчику в нос, уж что перед нею возникло, в то и вцепилась. Дог полетел по немыслимой траектории. А то! В горле перья, на носу кошка! Влетел к рыбкам — аквариум долой! И, прогарцевав на луже, вламываются ко второму попугаю… Несчастного прибило дверью на влете…
Потом был ветеринар, уборка, скандал… Ну, угомонились. Скинулись на попугайчиков и новый аквариум — хоть выживших рыбок сообразили в банку собрать…
Так вот о хомячках. Пока убирали бедлам, обнаружили гнездо хомячков в чужом диване. Оказалось, дети хотели завести, а мама не разрешила. Так они малышей принесли и в диване устроили. И быстро выросшие хомяки прожрали диван, плинтус и прошли к соседям. А от соседей к соседям… Короче, не было их только в моей комнате. С моей трусливой кисой.

Самолет сантехников
Прочитано lenta.ru:
«Самолет компании Norwegian был вынужден прервать полет и вернуться в пункт вылета в Осло из-за неисправности туалета, пишет издание Dagbladet.
Комизм ситуации в том, что на борту лайнера находились 60-70 сантехников компании R, которые летели в командировку в Мюнхен. Исполнительный директор компании Франк Ольсен рассказал изданию, что его сотрудники были не прочь самостоятельно починить туалеты, однако для этого потребовалось бы отправить сантехника за борт самолета, находившегося на высоте 10 тысяч метров. Полет должен был продолжаться более двух часов.
17 января самолет американской авиакомпании United Airlines, следовавший из Денвера на Гавайи, совершил вынужденную посадку в аэропорту Сан-Франциско из-за переполненных туалетов. Выяснилось, что наземные службы в Денвере не обслужили самолет перед вылетом».

Охота
Охота? Охота — это когда всем охота, а так и не охота вовсе.
Первый раз меня на охоту на Алтае пригласили, когда я молодым совсем был. Только я не охотник совсем, говорю. Стрелять ведь умеешь, раз биатлоном занимался? Умею. Ну и все. На охоте стрельба — первое дело, остальное — не главное. И поехали. В горы на легковушке. Зимой, впятером. Где застрянем — там толкаем, где не застрянем — так едем.
Дотолкали до охотничьего домика. А там занято. На ступенях туша лежит замерзшая. Холодно ведь — градусов под тридцать в минус. А раз туша лежит – значит, домик занят, местные так определяют.
Дотолкали до следующего. Там туши на ступенях нет — свободно, значит. Заселились. Печь разожгли, снегу натопили, чаю с тушенкой выпили и спать легли. Утром на охоту потому что.
Проснулись, чаю хотели выпить, но в чайнике вода замерзла, а печку долго растапливать. Так пошли.
— Видишь склон?
— Вижу.
— Следы видишь?
— Вижу.
— Это кабарга. Идешь по следу, догоняешь, стреляешь и все. Потом обратно идешь, кабаргу несешь. Мы ее есть будем. Понял?
— Понял.
— Ну, иди.
Я и пошел.
— Стой!
— Зачем?
— Ружье возьми.
Дали мне ружье. Трехствольное. И три патрона. Я даже спрашивать не стал, почему патронов три. И так понятно. И пошел. По склону кабаргу догонять.
Три раза навернулся со склона. Полчаса эти три ствола в снегу искал. Хорошо патроны в кармане непромокаемом были. И их искать не пришлось, и порох надо сухим держать ведь. В четвертый раз как-то сразу в голову пришло, когда летел: ну его нафиг, эту кабаргу. Кабаргой больше, кабаргой меньше. Тем более я ее ни разу не видел, встречу, могу и не узнать вовсе и какого-нибудь козла вместо нее грохнуть. А он мне ничего плохого не сделал. Она, впрочем, тоже. Ну, их обоих, а я обратно пойду. И пошел. С ребятами встретился. Они тоже никого не встретили. Издалека, говорят, показывалась кабарга-то. А мы чаю попили и обратно авто толкать стали. Чай на охоте — первое дело, остальное — не главное. Но тоже дело.
На вторую охоту меня уже с директором пригласили. Я ж уже постарше, уровень повыше. И директор, опять же. Поэтому нам каждому по егерю специальному дали. Ружья тоже хотели дать, но я от своего отказался, мне в прошлый раз хватило. И вообще, на охоте без ружья удобнее по снегу лазить. Тоже зима была, кстати. Не кстати то, что директор от ружья не отказался. Он вообще охотник был, по слухам.
Так и пошли на охоту трое с ружьями, а я с рюкзаком только. Чай, конфеты и прочая еда. Я ж помню, что чай на охоте — первое дело, а остальное — не главное.
Поэтому мы сначала костер развели, чаю выпили. Потом директор со своим егерем за зверем по следам ушли, а мы с моим остались чай пить. Пили, пили и чувствую, надоедает чай-то. Даже егерю. По лицу видно. Тут егерь встал:
— Пойдем, — говорит, — я тебе бобров покажу. У них тут плотина вниз по ручью недалеко совсем. Километра два.
И мы пошли бобров смотреть. Впереди егерь с ружьем, сзади чай несу в термосе. Чай на охоте — первое дело ведь, остальное — не главное. Идем, далеко уже ушли и слышим в кустах по ручью сопит кто-то совсем по-бобриному. Громко только. Я-то не знал тогда, как бобры сопят, а егерь сразу ружье вскинул.
— Сейчас, — шепчет, — из него шапку сделаю. Или целый воротник.
А из кустов директор выползает. Один. То есть, с ружьем конечно, но без егеря. Он его потерял и под снег провалился, а там ручей тот самый с бобрами. Так мокрый и полз всю дорогу в валенках и без егеря. Метров пятьдесят до нас полз. Сразу видно, что устал человек. Так я ему сразу:
— Вась, — спрашиваю, — чаю хочешь? Чай на охоте — первое дело.
— Да идите вы со своим чаем, — отвечает директор, — не спрашивая, куда.
— Правильно, — поддержал директора его егерь, который вдруг нашелся, из тех же кустов выйдя, — у меня вот спирт есть. Сейчас мы им вплоть до ног разотремся, потому что в таких ситуациях на охоте первое дело — спирт.
И мы растерлись спиртом. Бобрам и прочему зверю не повезло, они так просто мерзнуть продолжили, а я прочно запомнил, что спирт на охоте — первое дело, остальное — не главное.
Третий раз… Впрочем, еще про охоту я потом как-нибудь расскажу. Я ж там шесть раз был на охоте-то.

Наблюдение со стороны
Дочь утром зычно отчитывает зятя за то, что пришел поздно с корпоратива сильно выпивши и со следами помады на рубашке. В это время внук пришел отпроситься погулять на улице с ребятами. Мать резко отшивает его, мол, иди отсюда, не до тебя. Огорошенный внук отходит в сторону, садится на детский стульчик и громко выдает:
— Отец — пьяница и развратник, мать — истеричка… Как дальше жить?!
Немая сцена… Дочь потеряла дар речи. Я начинаю тихонько хихикать… В итоге нас с внуком выдворяют на улицу, а зять получает временную передышку для придумывания версий…
По возвращению с прогулки в доме висел молчаливо свинцовый, но мир…

Доктор
Измучившись приступами боли, к визиту в стоматологию подготовился. Набрал в ворде и напечатал на А-4 все симптомы. Чтобы ничего не забыть рассказать.
Врач внимательно прочел. Отправил на рентген. Потом посмотрел снимок. «Ха, — говорит, — у вас же зуб мудрости растёт. Он-то и даёт всю эту картину. Удалять рано. Он ещё не показался. Это придётся кость пилить — вам самому не понравится. Подождать придётся…»
Я порадовался, что такая ясность. Спрашиваю: «Лечение-то, наверное, симптоматическое?» — «Да, — отвечает, — принимайте обезболивающие, которые вам обычно помогают».
Говорю: «Мне поначалу очень помогало полоскание коньяком».
— Отличное средство!
— Но потом перестало действовать.
— Ром можно ещё или джин попробовать…
Хороший доктор!

Источник – anekdot.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты