Веселые реальные истории

0

Кортик
Было мне лет двенадцать, не больше, когда в один прекрасный день с работы вернулся счастливый папа и с порога закричал: «Максим, скорей беги сюда! Смотри, что у меня есть!» С этими словами папа из кармана пальто достал самый настоящий морской кортик. Дядя Володя — мамин брат, преподнес ему такой шикарный подарок. А дядя Володя, между прочим, был самым настоящим адмиралом.
На следующий день после школы я привел домой всех мальчишек класса, чтобы похвастать своим символом властителя мира. Уже не помню, о чем я думал, но зачем-то поддался на уговоры и согласился повесить на стену кухонную разделочную доску, чтобы попробовать метнуть в нее кортик. Хватило всего-то одного броска, и от кортика откололся кончик — сантиметра три. Друзья моментально испарились.
Стою я посреди комнаты, в одной руке сломанный кортик, в другой его кончик и думаю: а ведь жить мне осталось каких-нибудь четыре часа. И у меня созрел план, как оттянуть свою смерть. Часа за три я обточил обломанный клинок на точильном камне, получилось совсем не дурно. Потом хорошенько зашлифовал царапины, и кортик стал как новый, только короче сантиметров на шесть. Всунул я кортик в ножны и вдруг понял: «А ведь ножны-то меня и выдадут, уж слишком они длинные по сравнению с теперешним обрубком. В этот момент в замке звякнули ключи, и в дом вошел папа с мамой и дядей Володей. Не успели они толком выпить и закусить, как папа закричал: «Максимка, тащи кортик сюда. Смотри, какой дядя Володя футляр принес». С этими словами папа поставил на стол продолговатый деревянный ящик, открыл его, я заглянул внутрь и похолодел. В бархатном нутре виднелся четкий силуэт нашего кортика.
Я притащил папин кастрированный подарок и стал с ужасом наблюдать, как папа пытался его пристроить на свое законное место и никак не мог понять, почему бархатный силуэт гораздо больше самого кортика. Задумчивый дядя Володя взял кортик в руки, вынул из ножен, присмотрелся, сунул назад и сказал: «Все правильно, его нужно хранить, немного высунув из ножен, чтобы клинок было видно, вот так».
Жизнь постепенно начала возвращаться в мое мертвое тело и к вечеру почти полностью вернулась. А поздно ночью, когда дядя Володя собрался уходить, он подошел ко мне и тихим шепотом зашептал мне на ухо: «Максимка! Давай договоримся так — отец ничего не узнает, слово офицера, но ты мне должен сказать, зачем ты это сделал? Я понять хочу! Ты что, собирался отнести его в школу, а он в твой ранец не умещался?»
— Я, я, я… бросил в доску и кончик сломался. Дядя Володя, я больше так не буду…
— Ясно. А сделал хорошо, не подкопаешься. Свободен.
С тех пор прошло лет тридцать, но до сих пор я папе так ничего и не сказал. И не потому, что боюсь, просто с самого детства я неоднократно был свидетелем того, как он неистово спорил со своими друзьями, доказывая, что его кортик такой короткий, потому что он не простой, а адмиральский, и даже присутствующий при этом старый адмирал нехотя кивал, подтверждая папину правоту…

Червячок Петя и компания
Я недавно внука своего на рыбалку вывез. Ну, приехали мы на озерко мое любимое. Я пока машину в тенечек ставил, внучок тем временем на берегу играл, что-то там выкапывал, закапывал. Ну, вот, все приготовления вроде закончил, удочки размотал, говорю внуку:
— Игореша, неси-ка мне ту банку, с червячками которая.
— Щас, деда! — говорит. И бегом ко мне.
Я заглянул в банку, а там червей штук с пяток всего осталось.
— А где остальные? — спрашиваю.
— Ушли погулять, — отвечает.
Вот чертенок! Это же он с наживкой моей игрался!
«Ай, ладно! — думаю. — Можно и на пяток червей неплохо поймать».
— Ну-ка, — говорю, — дай мне одного из них.
Игореша выудил из банки самого жирного червя.
— Вот, — говорит, — деда, познакомься, это Петя.
Я удочку уронил.
— Какой еще, — говорю, — Петя?
— Да вот же, — сует мне руку с извивающимся червяком внучек. — Скажи ему: здравствуй, Петя!
— Здорово, Петя! — машинально поприветствовал я червяка.
Взял его. И уже не знаю, что с ним делать. Был бы просто червяк — все понятно. А тут — Петя…
— И что ты с ним будешь делать? — спрашивает внучек.
— Ну, на крючок его насажу, и в воду закину.
— Петю? На крючок? — вытаращил на меня глаза Игореша. — Но ему же больно будет!
— Будет, — вынужден был я признаться. — Но немножко.
И тут внучек выхватил у меня из руки червя.
— Нет, деда! — сказал он очень решительно. — Не дам я тебе Петю колоть крючком.
И неумело замахнувшись, кинул червяка Петю подальше в траву. Петя, не будь дураком, немедля уполз.
— Ну, дай же мне кого-нибудь другого, — взмолился я. — Того, с кем еще не успел познакомиться.
Но внучек уже вытряхивал из банки и оставшихся червяков.
— Деда, — сказал он. — Я их тоже знаю. Их зовут Гриша, Коля, Паша и… Маша.
Так и пропала наша рыбалка. Но я почему-то не расстроился…

Ронять строго воспрещается
Рассказ отставного генерала.
— Когда-то, давным-давно, я со своим взводом выполнял важную международную задачу — охранял американскую тюрьму. Её по очереди охраняли: мы, американцы, французы и англичане. И вот, наступал черед заступать американцам. Приехали высокие красивые «морские котики», мои солдаты, кстати, тоже карликами не были, я их сам лично отбирал, строго, от 185-ти сантиметров и до 195-ти. Огромные кони. А знаешь, почему до 195-ти?
— М-м-м. Ну, может быть, если выше, то в тюремную дверь не пройдут?
— Какая там дверь? Это же элементарно, Ватсон, потому что мой рост 196, а командир должен смотреть на подчиненного сверху вниз. Ну, я отвлекся. И вот, в очередной раз началась процедура передачи постов. Выстроились мои бойцы, а напротив американцы. Пока развод, пока туда-сюда, приходилось выстаивать друг напротив друга часа по полтора.
И вдруг, во время этого стояния, здоровый американский «морской котик» упал в обморок. Ну, вроде бы, с кем не бывает, товарищи его подняли, похлопали по щекам и унесли, казалось бы, инцидент исчерпан. Да только на следующий раз всё повторилось, снова какой-то американец на ровном месте хлопнулся в обморок. Но когда обморок повторился и в третий раз, тут-то меня начали терзать смутные сомнения, и я в лоб спросил у своих бойцов: «Вы там были — все видели. В чем петрушка? Колитесь, варвары. С чего это американцы регулярно бухаются в обмороки? Признавайтесь». Мои бойцы как-то подозрительно дружно начали отнекиваться, и я сразу понял, что они что-то знают. Дожал я их, и они раскололись.
Оказывается, к нам во взвод пришел молоденький солдатик, студент психологического факультета, он и подучил остальных этому трюку, а все и рады стараться. Фокус вот в чем — они заранее выбирали себе жертву (например, седьмой справа) становились на развод и все двадцать человек не сводили глаз с этого несчастного «морского котика». Вроде ерунда, подумаешь — взгляд, но когда с расстояния пары метров на тебя уставились целых двадцать человек, то это уже совсем не ерунда. Казалось бы, рядом с тобой такие же солдаты, как и ты, причем, все эти огромные хмурые русские видят тебя впервые в жизни, ты им ничего плохого не сделал, ничего не должен, но почему-то смотрят они только на тебя. От непонимания и жути мозги бедного «седьмого справа» начинают плавиться, закипать и через час все кончается глубоким обмороком.
Я удивился, от души посмеялся вместе со своими бойцами, но впредь строго-настрого запретил им «ронять» американских солдат, международный скандал не входил в мои планы…

Масло поменять может любой дурак
Мне товарищ поведал историю. Приехала к нему на автосервис девушка, вся растрёпанная и взволнованная.
— Я вот от друзей слышала, что масло поменять может любой дурак, и только лохи его меняют на сервисе.
— И?
— Я позвонила другу и спросила у него, сколько нужно мне масла для замены. Я вот купила шесть литров, два часа провозилась, половину разлила и… блин, да как вы это делаете?
— Вы его сливали?
— Кого сливала?
— Старое масло.
— А зачем?
— Понятно, капот поднимите.
Открывает капот, а там весь двигатель в масле.
— Вы куда масло заливали?
Девушка достаёт щуп и с гордостью показывает на отверстие для него:
— Вот сюда.

По дороге в санаторий
Июль, жара. В автобусе, катящем в санаторий, невозможная духота. Чуть прохладней тем счастливчикам, которые сидят под вентиляционными люками. Но не всем нравятся сквозняки. Вот со своего места привстал худенький старичок и с силой захлопнул люк: «Не хватало, чтобы я еще простыл здесь!»
Сразу становится как в бане. Тогда со своего места привстает другой дед, полненький такой. Он толкает тростью люк вверх, и в салон врывается струя прохладного воздуха.
— Ты чего хулиганишь? — фальцетом кричит худенький старичок и, вскочив с места, опять захлопывает люк. — Говорю же, я больной, нельзя мне быть под сквозняком!
— А я здоровый, да? — багровеет толстячок. — У меня астма!
Дремавшие пассажиры оживают в предвкушении назревающего скандала. И он не заставил себя долго ждать. Толстенький дед повторяет манипуляцию с тростью, и в салоне снова становится свежо.
— Да я тебя… Да я ветеран труда! У меня льготы! — почти визжит худой старик и вновь тянется крючковатыми пальцами к люку.
— Куда? — сипит толстячок и загнутой рукоятью своей трости перехватывает руку оппонента. — Это еще надо посмотреть, чьи галифе шире!
Деды уже выбрались со своих мест и вот-вот схватятся врукопашную.
— А ну по местам! — крикнул кто-то оглушительным басом. В проход вышло третье действующее лицо. Это оказалась кряжистая, как баобаб, тетка лет шестидесяти-шестидесяти пяти. — Я кому сказала: сесть! Иначе применю силу. Чтобы было понятно, разъясняю: я тоже ветеран. Бывшая санитарка психиатрической больницы!
И деды покорно вернулись на свои места.
— Ух ты, прямо мороз по коже! — уважительно сказал худенький.
— А меня так в жар бросило, — поддакнул толстячок. — Какая женщина! Извините, голубушка, а вы тоже в санаторий едете? А как вас зовут?
И всю оставшуюся дорогу деды, забыв про возраст и свои болячки, напропалую флиртовали с попутчицей. По ее же команде они периодически закрывали и открывали вентиляционный люк, чтобы никому не было обидно. И в санаторий приехали друзьями.

Источники — «Анекдоты из России» (anekdot.ru), «Анекдотов.net» (anekdotov.net), «Online.ua» (prikol.online.ua), Bestbash.org

Поделиться.

Ответить