Лекарства из людей

0

С античных времен до XX века в разных уголках Европы фармацевты занимались изготовлением лечебных снадобий из человеческих тел. В европейском обществе считалось нормальным пользоваться экстрактами и микстурами, сделанными из мозга, жира, печени, крови, черепов, волос и даже пота. Ими врачевали и монархов, и простых крестьян.

Аптека на эшафоте

Части человеческих тел стали неплохим бизнесом, когда появился особый спрос на лекарства из мертвецов. После казни очередного преступника палач на время делался самым важным в городе мясником, реализуя жаждущим из толпы различные органы и ткани казненного, согласно рецептам. Кроме того, купцы привозили человечину для нужд медицины из дальних стран, а кладбищенская мафия не гнушалась раскапывать по ночам могилы и продавать трупы медикам.

Медицинский каннибализм возник в результате веры в то, что от человеческого тела можно получить жизненную силу. Например, многие граждане Древнего Рима верили, что живучесть и мужество гладиаторов – у бойцов в крови. Поэтому было модно пить кровь убиенного или смертельно раненного воина, пока она еще тёплая, чтобы самому стать смелым и выносливым. Когда сраженный боец падал на арену, его могла окружить толпа желающих прильнуть к кровоточащим ранам.

А римский врач Скрибоний Ларг был уверен в том, что против эпилепсии помогает печень человека, убитого оружием, которым пользуются гладиаторы. Пациенты ели такую печень в необработанном виде. Когда в 404 году н.э. гладиаторские бои были запрещены, больные эпилепсией нашли новый источник свежей крови – в местах казней. Заблуждение о том, что эпилепсию можно вылечить неостывшей кровью, бытовало до начала XX века. Эпилептики приходили к эшафоту с кружками для живительной красной жидкости. Однажды один больной из Германии не сдержался и начал пить кровь прямо из перерубленной шеи, что, впрочем, не вызвало ужаса у жителей XVI столетия.

30 января 1649 года король Англии и Шотландии Карл I Стюарт был обезглавлен революционерами. Толпы подданных Карла окружили его тело на эшафоте, дабы умыться в королевской крови. Считалось, что простое прикосновение монарха рукой может исцелить от опухших лимфатических узлов, а его кровь – тем паче. Когда тело Карла (с пришитой на место головой) унесли с места убийства, палач подзаработал на торговле песком, пропитанным кровью, а также частями волос самодержца.

«Целебный» череп для дочурки

Карл II

Карл I после смерти сделался лекарством, а его старший сын Карл II – придумал новое снадобье. Уважая алхимию, он приобрел рецепт модной микстуры «Капли Годдара» и приготовил её в собственной лаборатории. Лекарю Джонатану Годдару, личному врачу Кромвеля, выплатили из монаршей казны 6 тысяч фунтов за изобретенный препарат. Затем почти 200 лет лекарство распространялось под новым именем – «Королевские капли».

Дабы капли помогали при разных недугах, состав зелья был сложным: брали два фунта оленьих рогов, два фунта сушеной гадюки, столько же слоновой кости и пять фунтов костей человеческого черепа, принадлежавшего человеку, которого настигла насильственная смерть, то бишь, убиенному. Ингредиенты измельчали и готовили жидкий концентрат. Главным элементом «Королевских капель» был человеческий череп, ему приписывались особые свойства.

Алхимики считали, что после внезапной гибели душа мертвеца некоторое время остается в тюрьме бренной плоти, а значит – и в голове. А потребление чужой души в терапевтических целях одаривало пациента живительной энергией. Британцы тех лет верили, что «Королевские капли» помогают при нервных недугах и апоплексии (кровоизлиянии в мозг).

На самом деле же средство могло и убить. Так, английский парламентарий сэр Эдвард Уолпол верил, что капли исцелят его от конвульсий. Однако они только ухудшили состояние. Видимо, единственным полезным эффектом капель было стимулирующее, бодрящее действие. При обработке рогов образовывался аммиак, который, растворившись в воде, становился нашатырем. Когда Карл II умирал в 1685 году, он прибегнул к «Королевским каплям» как к последнему средству, но безуспешно.

Несмотря на сей провал, «эликсиром» еще полтора века пользовались доктора, а в 1823 году в поваренной книге «The Cook’s Oracle» было описано, как из человеческого черепа приготовить препарат для лечения нервов у детей. В 1847 году некий англичанин именно так и поступил, сварив чей-то череп в патоке – для дочурки, страдавшей падучей болезнью.

Настойка из мозга

Магические свойства человеческих костей распространялись и на лишайники, грибы или мох, которые росли на черепах, вовремя не погребенных. Такую растительность назвали словом «уснея», её было полно на полях битв, усеянных останками солдат, принявших смерть от оружия (поэтому их черепа обладали запасом витальной силы). В XVII и XVIII веках здравоохранение активно использовало флору открытых могил. Например, люди нюхали сушенный и молотый лишайник, дабы остановить носовые кровотечения, употребляли вовнутрь как средство от эпилепсии и гинекологических проблем.

В книге «The Art of Distillation» («Искусство дистилляции», 1651 год) врач и алхимик Джон Френч описал метод получения лекарства – настойки из человеческого головного мозга. Доктор Френч советовал «взять мозг молодого мужчины, умершего насильственной смертью, вместе с мембранами, артериями, венами и нервами», а затем «растолочь сырье в каменной ступке, пока не получится каша». Превращенные в пюре, мозги молодого покойника заливались винным спиртом и настаивались в теплом лошадином навозе полгода.

Будучи военным врачом, Джон Френч не испытывал недостатка в головах нестарых мужчин и прочих человеческих останках. Как и другие препараты, сделанные из трупов, перегнанное пюре из мозгов воспринималось всерьез и медиками, и пациентами. Сообщения о лечении таким пюре встречаются в хрониках XVII и XVIII веков, а в 1730-х годах был предложен более продвинутый рецепт зелья, куда помимо свежего головного мозга входила кашица из людских сердец да камней из мочевого пузыря, замешанная на грудном молоке и теплой крови.

Жуткая косметика Елизаветы I

Елизавета I наносила на лицо мазь из людского жира

Задолго до моды на барсучье и медвежье сало, люди пытались лечиться с помощью жира соплеменников – того самого, из-за которого наши современники садятся на диету и соглашаются на липосакцию. В Европе XVII и XVIII веков доходной работой считался труд палача. Казней проводилось немало, а кроме того, заплечных дел мастера недурно наживались на человеческом жире. Ценители продукта шли за ним не в аптеку, а выстраивались в очереди у эшафота, держа в руках чашки, кувшины и другие емкости.

Получив «лекарство» из первоисточника, клиенты были уверены, что дорогостоящее снадобье – не подделка, в которую недобросовестные аптекари могли бы подмешать другие животные масла. А человеческое сало, как говаривали, отлично утоляло боли при воспалении кожи или суставов, ревматоидном артрите и подагре. Жирами трупного происхождения пытались врачевать даже рак молочной железы.

Людской жир популярен был и среди элиты. Королева Англии Елизавета I наносила на лицо мазь из такого препарата, пытаясь вылечить им рытвины, оставленные оспой. В рецепте XVIII века описывается смесь человеческого жира с пчелиным воском и скипидаром – вполне токсичное зелье, коим, вероятно, пользовалась королева. Кроме того, царственная особа любила краситься косметикой на основе соединений свинца и ходила покрытой густым слоем пудры. По слухам, ядовитые мази и свели Елизавету Тюдор в могилу в 1603 году.

Английский доктор Джордж Томсон (1619-1676) прославился тем, что использовал для лечения недугов самые разные органы, ткани и другие биоматериалы человека. Так, от чумы Томсон назначал урину (мочу), а младенческую плаценту прописывал женщинам с чрезмерными месячными выделениями. Но не было ничего странней, чем лекарство от геморроя по рецепту сего медика-выдумщика. Эту распространенную болезнь Джордж Томсон врачевал потовыми выделениями умирающих людей, кои пациентам надлежало втирать в геморроидальные узлы.

Пот брался у тех приговоренных к казни, кто незадолго до исполнения приговора сильно нервничал. Если же палачу не удавалось собрать достаточно пота, то страждущим обещали, будто одно лишь прикосновение к отсеченной на эшафоте голове может чудесным образом исцелить от геморроя.

Медовая мумия «лечила» переломы

Пролежав век в меду, мумия превращалась в твердый леденец, части коего вкушались людьми, страдающих от переломов или хрупкости костей. Медовые мумии продавались как лекарство и в Китае, и в Европе. Для европейцев сие неудивительно, учитывая их фармакологический интерес к древним мумиям, не стихавший в течении 600 лет.Китайцы и арабы с большим интересом изучали искусство превращения человека в «сладкую конфету» – в медовую мумию. В книге «Chinese Materia Medica» («Китайская медицина», 1597) доктор Ли Шичжень рассказал о рецепте из Аравии, который довольно прост. Надо взять престарелого добровольца, купать его в меду и кормить только медом. Со временем волонтер начинает испражняться медом – «почти свежим», а когда такая диета старика погубит, его тело хранят в резервуаре со сладким даром пчёл на протяжении 100 лет.

Привезенные из разграбленных усыпальниц Египта мумии вызвали фурор в мире здравоохранения. Останками древних мертвецов пытались лечить отравления и эпилепсию, кровяные тромбы и желудочные язвы, ушибы и переломы. Было придумано множество лекарств. Среди них – бальзамы, патоки, мази, настойки и «мумийный» порошок, бывший особенно популярным. Аптекари называли этот порошок просто «Mumia», и он был одним из базовых лекарственных средств в Европе аж до ХХ столетия включительно.

Его производством занимался даже фармацевтический гигант «Merck». В 1924 году килограмм молотых мумий стоил в Германии 12 золотых марок. Поначалу верили, будто в бальзамировании мумий использовался натуральный битум, якобы обладающий лекарственными свойствами. Затем решили, что целебный эффект присущ самой мумифицированной плоти, ибо её консервация казалась непостижимым чудом.

Молодого мужчину мариновали в вине

Когда поставки мумий из Египта сильно сократились, их стали подделывать. Свежие тела вялили на жарком солнце, дабы те «состарились» и были похожими на «обитателей» фараоновых гробниц. Одним из противников терапии с помощью «мумийного» порошка был французский хирург Амбруаз Паре (1510-1590), осудивший медицинское применение мумий наряду с другим популярным плацебо – «порошком из рогов» мифического животного единорога. Однако использование мумий в медицинских целях было совершенно легальным. Столь же законной стала имитация мумификации, разработанная лекарями из Германии в конце XVII века.

В результате поддельного мумифицирования человеческого трупа определенного возраста получалась так называемая «Красная настойка». Она была популярна в Лондоне, куда рецепт привез немец Освальд Кроль – придворный алхимик и медик короля Германии Рудольфа ІІ. Расшифровка записей доктора позволила узнать правду о «Красной настойке».

Итак, надо было взять труп мужчины с красным лицом (что якобы говорит о крепком здоровье, а не, скажем, алкоголизме или гипертонии), без физических недостатков, в возрасте 24 лет (в полном расцвете сил). При этом молодой человек должен быть казнен через повешение или колесование, а тело – пролежать день и ночь на свежем воздухе в спокойную погоду. Плоть покойника нарезали на порции, приправляли миррой и алое, а затем мариновали, для размягчения, в вине. Потом куски человечины вывешивали на два дня на солнце, чтобы подсохли, а ночью – «впитали в себя силу Луны».

Следующим этапом было копчение мяса, а в финале делалась перегонка в жидкость. Трупный дух «Красной настойки» перебивали сладкими винными ароматами и пахучими травами. Но даже после столь тщательной подготовки зелье вряд ли становилось целебным и, вероятно, помогало только аптекарям и палачам, зарабатывавших деньги на препарировании преступников.

Источник – «Необычный сайт»

Поделиться.

Комментарии закрыты