Обнаженные добытчицы деликатесов

0

«Русалки» в японских морях могут не дышать три минуты, ловить осьминогов для элитных ресторанов и добывать жемчуг

Пока в мире проходят очередные промышленные революции, внедряются инновационные способы производства и появляются новые профессии, связанные с роботизацией и компьютерными технологиями, в одной из самых высокоразвитых стран на Земле продолжает существовать очень древняя, если не сказать архаичная, профессия.

Хищников пугали рисунками
Речь идет об ама — японских ныряльщиках, а точнее, ныряльщицах. Этот вид морского промысла можно действительно назвать уникальным. Иероглиф «ама» обозначает профессию ныряльщика и переводится как «человек моря». Но исторически сложилось так, что в данном сегменте женщины потеснили мужчин, поэтому при упоминании ама чаще всего говорят о женщинах-ныряльщицах.
Женскому успеху в этой сфере способствовала сама природа. Дело в том, что за счет лучшего распределения подкожного жира дамы гораздо лучше переносят перепады температур под водой (не считая природной гибкости и плавности движений, которые тоже крайне важны). Они занимаются добычей редких пород водорослей, вручную ловят деликатесы для элитных ресторанов, например, осьминогов, омаров, угрей и морских ежей, а также, что наиболее важно, охотятся за натуральным жемчугом. Работают ама на глубине до 20 метров, погружаясь под воду в среднем на две-три минуты без какого-либо вспомогательного снаряжения.
Упоминания о традиционном промысле приморских поселений Японии можно найти уже в начале нашей эры. Речь идет об официальной китайской историографии – «Записи о Трех царствах», которая была написана историком Чэнь Шоу в конце III века. В ней среди множества свитков с текстом, описывающим историю Поднебесной, есть и раздел, посвященный ближайшим соседям китайцев. В одном из них помещена статья под названием «Предание о людях ва», которая одновременно является одним из древнейших текстов о Японии в целом. В этой статье автор приводит строки о промысле ама: «умеют ловить рыбу и раковины. Вода неглубока, и на мелких местах все погружаются и берут их…» Причем, как известно из той же летописи, ама первоначально погружались в воду с разрисованными телами, чтобы отпугнуть морских хищников агрессивной раскраской.
Среди названий многих прибрежных японских деревень прослеживается корень «ама», который однозначно указывает, что в этом поселке жили профессиональные ныряльщицы. Еще одним дополнительным аргументом в пользу древности профессии служат археологические свидетельства — груды окаменелых и выпотрошенных ракушек самого разного возраста, которые историки находят в раскопках древних поселений на берегу моря. Упоминание об ама можно встретить на протяжении всей истории Японии. В XVI — XVII веках были даже написаны целые трактаты об искусстве ныряльщиц, подробно рассказывающие о секретах погружения и специфике добычи жемчуга с морского дна.

Погружение голышом, но с ножом
Сегодня ныряльщицы промышляют без рисунков на теле, но, как и без малого две тысячи лет назад, практически полностью обнаженные. Вообще, стандартный костюм для ама на протяжении веков составляли холщовые штаны или, скорее, шорты и — все. Только в настоящее время они начинают более активно пользоваться такими благами дайвинг-индустрии, как гидрокостюмы и ласты, но и то далеко не везде — многие предпочитают дорогостоящим новинкам разве что дополнительную рубашку. Большинство же ныряльщиц, как и тысячи лет назад, продолжает работать в холщовых шортах.
Инструментарий тоже несильно изменился за прошедшие века. В арсенал ама входит пояс для погружения, в карманы которого вставлены утяжелители — обычно свинцовые чушки, временами камни. Девушки, которые ныряют без пояса, просто держат в руках груз на 10-15 кг весом, обычно в виде тех же камней. Погрузившись на дно, такой груз можно без зазрения совести оставить в море и заняться сбором добычи. Специальные пояса для погружений отстегиваются и по веревке поднимаются напарниками в лодку. Чтобы предохранить глаза от долгого воздействия соленой морской воды, ама носят водолазные маски. Для сбора ракушек и водорослей ныряльщицы вооружаются специальными ножами и скребками, с помощью которых выкорчевывают ракушки со скал.
Кроме пояса с утяжелителем, который помогает ама быстрее погрузиться на дно и таким образом экономит их силы, ныряльщицы носят еще один пояс. К нему намертво привязана веревка, за которой из лодки внимательно следит помощник. В случае, когда ама необходимо экстренно всплыть, она дергает за эту веревку — и в считанные мгновения ее вытаскивают на поверхность. Часто женщины пользуются этой функцией к концу, так сказать, рабочей смены, когда приходится экономить тающие силы.

Гипервентиляция – освобождение легких
Среднее количество погружений у ама — 100 раз в день, которые проходят в два-три этапа с перерывами на отдых и обед. Сам рабочий процесс выглядит следующим образом. Рано утром на берегу океана появляется несколько десятков людей. Они разводят на берегу огромные костры. Небольшие жаровни с углями обязательно берут в лодку. Температура воды в верхних слоях японских морей в теплый сезон вполне приемлемая, но ныряльщицам предстоит опускаться на глубину, где гораздо холоднее, чем в верхних слоях. В перерывах между погружениями ама попросту выходят греться на берег или залазят в лодку выпить горячего чая у теплой жаровни.
После разведения костров женщины снаряжаются: снимают одежду, надевают пояса, берут инструменты и рассаживаются по лодкам. Правят суденышками мужчины, почти всегда члены семей ама — мужья, братья. В любом случае далеко не чужие друг другу люди — деревенские общины, живущие натуральным хозяйством и промыслом ныряльщиц, довольно сплоченные и не допустят участия чужака в работе своих основных кормилиц.
Лодки вывозят ама к установленным местам — и начинается работа. Ныряльщицы проверяют снаряжение, выполняют дыхательную гимнастику и погружаются в воду. На самом деле времени у ныряльщицы под водой довольно мало. За короткие полторы минуты, которые она проведет на дне, ей необходимо отыскать добычу, определить ее пригодность и кондицию, успеть срезать, а в случае с угрями или осьминогами — поймать и быстро всплыть на поверхность.
Каждая ныряльщица имеет корзину или сетку, привязанную к поплавку на поверхности, предназначенную для сбора добытых даров моря. В некоторых случаях улов вываливается прямо в лодку. За час ама в среднем делают около 10-15 погружений. Перед очередным этапом обязательно проводят гипервентиляцию — глубоко, по особой методике дышат, освобождая свои легкие и весь организм от углекислого газа настолько, насколько это возможно.
Когда половина рабочего дня проходит, ама собираются на лодках и мужчины отвозят их к берегу. На берегу ныряльщицы отдыхают и обедают вокруг разведенных костров. Когда все утоляют голод, начинается подготовка к следующей части рабочего дня. Женщины собираются вместе и снова выполняют дыхательную гимнастику. Воздух вырывается из десятка ртов со свистом — в Японии говорят, что так плачет само море.

Достань жемчужину, красавица!
У такой уникальной профессии за многовековую историю сложилась и собственная система иерархии, отражающая уровень мастерства ама, а точнее, глубину и продолжительность погружения женщины.
На первой ступени располагается коидзодо — начальный и самый простой уровень мастерства ныряльщицы. Обычно на нем стоят либо начинающие девушки, либо пожилые ныряльщицы, чьи физические кондиции уже не позволяют нырять глубоко. Коидзодо не всегда даже выходят в море на лодке. Они могут нырять у берега, привязав себя веревкой к корзине-поплавку. Погружение происходит на глубину четыре-пять метров и длится не дольше минуты.
Далее следуют накаидзодо. Это уже более продвинутый уровень, сюда попадают те ныряльщицы, кто исправно упражнялся на предыдущем. Ама-накаидзодо — молодые и крепкие девушки около 20 лет. Эти ныряльщицы уже полноценно выходят в море и промышляют большими группами — по 10-15 человек. Погружение происходит на глубину до 8-10 метров и длится от 30 секунд до минуты.
Третьего, самого высокого уровня, который называется оидзодо, достигают только настоящие профессионалы. Это ама в самом расцвете сил и мастерства — от 20 до 50 лет. Именно эти ныряльщицы пользуются наибольшим почетом и больше всех зарабатывают за день. Ныряют они на глубину до 20-25 метров и могут оставаться под водой две-три минуты.
Способ передачи профессиональных знаний у ама под стать самой профессии. Нелегкую науку сбора морского урожая опытные ныряльщицы передают внутри семей по женской линии, последовательно обучая своих дочерей всем тонкостям. Человеку со стороны весьма сложно освоить эту своеобразную профессию – этому обучают только в японских деревнях, где все друг друга знают, но с приветливым подозрением относятся к пришлым людям. Впрочем, туристов ама даже в определенной степени любят — на предложение достать со дна моря жемчужину ныряльщицы охотно отзываются, получая за выполнение приличный гонорар.

Сильная женщина – сытая семья
Ама довольно быстро переросли собственно профессию и стали настоящим культурным символом. Естественность, красота, грациозные силуэты на фоне моря — в эту картину невозможно не влюбиться. В середине прошлого века, во времена бурного развития городов, натуральная жизнь ама была прямой противоположностью духу мегаполисов вроде Эдо и Киото, где женщины скрывали свою красоту под слоями грима и в складках пышного шелка. Сейчас в Японии насчитывается около 20 тысяч официально зарегистрированных ама.
К слову, доход у ама хороший даже по сегодняшним меркам. Дело в том, что азиатский, да и не только азиатский, рынок полнится искусственно выращенным жемчугом. Речь идет о плантациях жемчужниц, где специалисты помещают в живую раковину песчинку перламутра, которая примерно за 10 лет вырастает до размера крупной и идеально круглой жемчужины. Это прибыльный бизнес по созданию действительно красивых украшений из жемчуга, но есть одно существенное «но». Натуральный жемчуг, выведенный искусственно, имеет заметно меньшую стоимость по сравнению с жемчугом, выросшим в естественной среде.
Неидеальная форма — лучший показатель подлинности, природности жемчуга. А за ходовой товар, как известно, дают очень хорошую цену. Профессиональные ныряльщицы могут заработать до 500 долларов в день и даже больше. С другой стороны, компании по выращиванию жемчуга все-таки потеснили рынок ама — еще в начале XX века ныряльщиц было в несколько раз больше, чем сейчас. Теперь же из-за демпинга и высокой конкуренции многие ама выбирают себе другие профессии, предпочитая не засиживаться в деревнях.
Стоит отметить, что в разное время сумма заработка выражалась в различных эквивалентах, однако неизменно была довольно высокой. Если взглянуть на сообщество ама в разрезе кастовости японского общества, то станет заметно, насколько ныряльщицы отличаются от других женщин. Ама более свободные, независимые, более сильные, так как издавна привыкли полагаться только на себя в вопросе пропитания и благосостояния. И, надо сказать, небезосновательно. Благодаря целым векам, на протяжении которых ама имели статус кормильца семьи, сформировалась даже традиция, когда ныряльщица сама могла выбрать себе мужа, а не наоборот, как это обычно случалось.

Выгодно работать с собственным телом
Интересно, что сбор морского урожая — не просто рутинная работа, а своего рода акт единения с природой, прикосновение к корням собственной цивилизации. Социальная и экономическая значимость ама на самом деле огромна. Долгое время именно их труд, наряду с рыболовством, развивал заброшенные японские деревушки и не давал им кануть в пучину небытия.
Кажущаяся примитивность методов и ограниченность инструментария ныряльщиц на самом деле выработанная столетиями традиция, основанная на оптимальном соотношении человеческих возможностей и производительной эффективности. Да, современные приспособления для дайвинга значительно упрощают погружение на глубину и нахождение под водой, однако они стали доступны только в середине прошлого века. На протяжении столетий ама привыкли не применять в работе ничего лишнего, даже одежды, чтобы не нарушить эту чудесную гармонию с океаном и ощущение силы в натренированном теле.
Впрочем, есть и вполне осязаемый показатель — расходы на дорогостоящее оборудование для дайвинга неминуемо скажутся на себестоимости добытого товара, что в целом неблагоприятно отразится на отдельно взятом заработке — клиенты начнут покупать у коллег-конкурентов. Гораздо выгоднее работать с собственным телом, которое в целом прекрасно справляется с поставленными задачами после нескольких лет тренировок. И хотя в последнее время количество профессиональных ама закономерно сократилось, есть все основания полагать, что эта уникальная профессия, так сильно интегрированная в культурно-экономическую жизнь Японии, еще долго не канет в небытие.

Источник – «Планета» (planeta.by)

Поделиться.

Комментарии закрыты