18 февраля в Латвии состоялся референдум

0

18 февраля в Латвии состоялся референдум, по итогам которого население должно было определиться с положением «великого и могучего» в своей стране. И хотя три четверти избирателей отвергли возможность предоставления русскому языку статуса второго государственного, сам факт вынесения на обсуждение проблемы двуязычия говорит о значительных успехах инициативных групп, отстаивающих права русскоязычных граждан и «неграждан» Латвии.

Стенка на стенку

Во время референдума на голосование выносились поправки в четыре статьи латвийской конституции, подготовленные соответствующим законопроектом, который был разработан активистами общества «Русский язык». Сперва министры от националистического блока VL-ТБ/ДННЛ («Все для Латвии – Отчизне и свободе/Движение за национальную независимость Латвии») попытались было воспрепятствовать сбору подписей в поддержку референдума. Объявив стандартную демократическую процедуру «антигосударственной», отцы латышской нации проголосовали против ее финансирования, хотя закон предусматривает государственное финансирование таких кампаний, коль скоро количество подписавшихся превысит 10 тыс. Между тем число сторонников референдума превысило пороговую отметку уже в апреле 2011 г. Когда во время второго тура сбора подписей стало ясно, что активисты общества «Русский язык» собрали свыше 180 тыс. голосов, в то время как для проведения плебисцита достаточно 154 тыс. подписей, депутаты Сейма стали добиваться запрета референдума в суде, но Фемида осталась глуха к их патетическим призывам защитить маленькую, но гордую республику от происков русских варваров. Жалоба была отклонена, но в консервативных и националистических кругах продолжали нагнетать истерию. Президент Латвии Андрис Берзиньш, премьер-министр Валдис Домбровскис и спикер парламента Солвита Аболтиня убеждали сограждан голосовать против изменения языкового законодательства. При этом они не гнушались банально запугивать народ перспективой потери национальной идентичности под натиском «великого и могучего». Между тем зарубежный опыт доказывает обратное: почему-то ретороманский язык, на котором изъясняются швейцарские романши и ладины, составляющие не более 1% населения республики, так и не был вытеснен другими языками. При этом в Швейцарии мирно уживаются четыре государственных языка.
Однако защитников «великого и могучего» голыми руками не возьмешь: в ответ на упреки националистов и симпатизирующих им властей рижский мэр Нил Ушаков, возглавляющий оппозиционную фракцию «Центр согласия», в который раз изобличил расистские поползновения отцов латышской нации: не к лицу, дескать, в эпоху торжествующей демократии ущемлять права населения по языковому признаку. Эдак можно и до расистской сегрегации докатиться, а Большой брат из ЕС за это по головке не погладит.

За пределами Балтии

Вместе с тем было бы наивно полагать, что инициаторам референдума удастся победить. Многочисленные латышские «негры» не имеют права голоса, следовательно, их мнение в расчет не идет, а открыто просить помощи у Москвы не представляется возможным. Латвийские спецслужбы давно обвиняют активистов «Центра согласия» и общества «Русский язык» в связях с Кремлем. Однако заинтересованность России в эскалации проблемы русского языка вполне обоснована.

По данным переписи 2007 г., в Латвии проживает 650 тыс. русских и русскоязычных, что составляет примерно 40% населения. При этом около 350 тыс. человек лишены гражданства и ограничены в выборе профессии. Латышским «неграм» запрещено занимать должности в государственных структурах, работать в сфере обслуживания и открывать крупнотоварный бизнес. Следовательно, сам факт плебисцита по русскому вопросу, несмотря на поражение инициаторов, можно расценивать как победу. Как утверждает первый зампред комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев, значительное количество избирателей, считающих важным повышение статуса русского языка, «не позволит властям всерьез рассматривать требования националистических партий». Кроме того, референдум позволил в очередной раз привлечь внимание общественности к бедственному положению русских в Латвии. Инициаторы референдума не скрывали, что намерены бороться не только за равноправие русского языка, но и за предоставление латвийского гражданства русскоязычным жителям республики. Теперь становится ясно, отчего Россия изъявила недюжинный интерес к мышиной возне в кукольном прибалтийском государстве. Представители Общественной палаты РФ активно добивались разрешения присутствовать на референдуме в качестве международных наблюдателей и были крайне удивлены, получив отказ из латвийского ЦИК. В связи с этим МИД РФ потребовал от Латвии объяснений. «Мы считаем, что речь идет об игнорировании Ригой своих международных обязательств», — сообщил официальный представитель МИД Александра Лукашевича.

Разумеется, трудно ожидать иной реакции со стороны традиционно антироссийской латышской бюрократии. Вместе с тем фактическое управление Латвией давно перешло в сферу компетенции ЕС, так что грозные прибалтийские викинги лишь озвучивают то, что им заранее спустили из Брюсселя. Но в этом случае позиция ЕС в целом идентична позиции латышских националистов: если одних обуревает животная ненависть к иному племени, то другие вполне цивилизованно давят на геополитического конкурента. Так, европарламентарий Витаутас Ландсбергис утверждает, что поражение общества «Русский язык» на референдуме должно раз и навсегда утихомирить русскоязычных жителей Прибалтики. «Отношения между латышами и русскими не создавали бы столько проблем, если бы не подстрекательство. Если бы результаты референдума в Латвии были другими, то подстрекатели подняли бы свои головы, а теперь это должно их успокоить, если только у них совсем нет ума», — рассуждает еврочиновник литовского происхождения. Но, похоже, русскоязычная общественность уже не успокоится. Такие заявления побуждают защитников прав латышских «неграждан» испытать другие приемы давления на власть, не полагаясь на избирательную европейскую справедливость.

Российские политики, в свою очередь, давно поняли, что экономические механизмы звучат убедительнее выдержек из Декларации прав человека. Опасаясь потерять контракты с российскими корпорациями и приток инвестиций из Москвы, латышские бизнесмены поспешно вспоминают «язык оккупации», а работодатели все чаще требуют от своих сотрудников знания не только английского, но и русского языка. Так что латышским властям лучше смириться с сегодняшними реалиями и принять диалог – пока его еще предлагают. Председатель фракции «Центра согласия» Янис Урбанович уверен, что согласия между народами можно достичь только на основе диалога. «В дальнейшем правящая коалиция должна вести диалог с оппозицией и воплощать в жизнь достигнутые компромиссы», — считает политик.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам «Росбалт», Lenta.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты