Страсти по газу

0

Постройка терминала для сжиженного газа обещает Украине газовую независимость от России. Но, как и любое другое решение, этот меч может оказаться обоюдоострым как для государства, так и для украинских граждан.

Министры договорились о газе

За последнюю неделю судьба нацпроекта «СПГ-терминал» менялась несколько раз. Сначала Кабмин отказался поддержать постановление об утверждении технико-экономического обоснования строительства терминала по приему сжиженного природного газа в Черном море. Отсрочка на неизвестное время была пролоббирована министром экономического развития и торговли Петром Порошенко.

Но уже 7 августа правительство утвердило ТЭО, сделав вид, что ничего не происходило. Среди причин промедления эксперты называют отсутствие инвесторов и новые договоренности с Россией, для которой существование СПГ-терминала на Украине крайне невыгодно.

Проект «LNG-терминал» на Украине осуществляется в рамках определенного президентом Виктором Януковичем Национального приоритета «Новая энергия». Он предполагает строительство на берегу Черного моря, в районе города Южный, терминала по приему 10 млрд. куб. м сжиженного газа (рядом с нефтяным терминалом ПАО «Укртранснафта» и морским торговым портом Южный).

Потребность Украины в терминале в Госагентстве по инвестициям и управлению национальными проектами объясняют необходимостью снижения зависимости от монопольного импорта российского природного газа, а также соответствием мировым тенденциям – сжиженный газ сейчас становится дешевле трубного.

В сентябре прошлого года конкурс на разработку ТЭО терминала выиграла испанская компания Socoin. Стоимость его подготовки обойдется в 285 тыс. евро. Компания обязалась разработать обоснование в течение 112 дней после подписания договора. При этом, по словам главы Госинвестпроекта Владислава Каськива, изначально украинская сторона ориентировалась, что ТЭО будет разработано за полгода и обойдется в 1,5 млн. долл.

Однако в марте с. г. при презентации ТЭО нацпроекта «СПГ-терминал» Каськив объявил, что стоимость терминала составит уже 846 млн. евро.

Кроме того, на строительство подводящего канала потребуется 121 млн. евро, а на подключение к газотранспортной системе – еще 113 млн. евро.

Средства на подключение терминала к ГТС Украины будут привлечены путем внесения инвестиционной составляющей в тариф на транспортировку газа.

По словам Каськива, доля государства в акционерном капитале СПГ-терминала составит 25%. При этом финансирование со стороны Украины составит всего 7,5%, которые будут привлечены в виде займа под государственные гарантии.

Вопрос же об инвестировании со стороны частных компаний остается открытым. Так, консорциум инвесторов профинансирует 30% стоимости строительства терминала.

Строительство объекта займет 49 мес., стоимость услуг терминала после его запуска составит около 40 долл./тыс. куб. м.

Прокачивать Украина планирует сжиженный газ из Азербайджана и стран Северной Африки и Персидского залива, в частности Катара. При этом, по словам премьер-министра Николая Азарова, после завершения строительства первой очереди LNG-терминала – к концу 2014 г. – Украина сможет получать сжиженный газ в объемах до 2 млрд. кубов в год с доведением через год этого показателя до 5 млрд. куб. м, а через три года – до 10 млрд.

Но пока в правительстве существуют разные взгляды на этот нацпроект. 1 августа министр Порошенко заявил, что по его просьбе вопрос об утверждении ТЭО СПГ-терминала был снят с рассмотрения Кабмина, так как у него появились замечания к данному проекту.

Спустя несколько дней эту информацию подтвердил глава Госинвестпроекта Каськив. При этом он предупредил: если Кабмин в ближайшее время не примет положительное решение о ТЭО, это разрушит существующие договоренности с инвесторами и мировыми поставщиками сжиженного газа. Что противоречит указу президента, определившему жесткие сроки реализации проекта.

В свою очередь, председатель Координационного совета Национального проекта «LNG-терминал» Виталий Демьянюк отметил, что проект с технической стороны полностью подготовлен к инвестиционной стадии, и добавил, что неподписание постановления о принятии ТЭО может надолго задержать возможности диверсификации поставок газа на Украину. Но уже 8 августа глава МЭРТ сообщил, что ТЭО СПГ-терминала было утверждено с учетом замечаний Минэкономики. По его словам, Кабмин внес в проект документа при его принятии изменения, касающиеся предоставления госгарантий под данный проект.

Что тормозит нацпроект?

Что же тогда притормозило реализацию нацпроекта?

По мнению экспертов сайта «МинПром», это, во-первых, могло быть отсутствие инвесторов. В конце 2011 г. в СМИ появилась информация, что Украина рассматривает возможность временного фрахтования плавучего (оффшорного) терминала по регазификации сжиженного природного газа до введения в эксплуатацию наземного СПГ-терминала.

По словам Демьянюка, были проведены встречи с компаниями Chevron, Exxon Mobil, Total и другими, но ни одна из них не дала согласие на участие в проекте.

Директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич также считает, что Минэкономики руководствуется формальными причинами. В частности, у Порошенко могли возникнуть вопросы по поводу того, как будет финансироваться в целом нацпроект. И поскольку бюджет государства его не потянет, понадобятся заемные средства, которые потребуют под себя госгарантии и, как следствие, изменения в госбюджет.

К тому же, существует часть работ, в которую инвесторы никогда не вкладывают средства, она финансируется из средств госбюджета. Это береговая часть работ и строительство подводного газопровода.

«Государство предварительно планировало выделить на строительство подводного газопровода почти 121 млн. евро, а на углубительные работы для подготовки береговой линии около 1,5 млрд. грн, – напомнил Марунич. – Это очень большие деньги, которых в госбюджете просто нет».

Что ж, эксперт оказался прав, по крайней мере, в формальном поводе торможения утверждения ТЭО. Так, Порошенко сообщил, что Кабмин внес в проект документа изменения, согласно которым государство отказывается предоставлять госгарантии под строительство терминала. «Мы уточнили объем государственных гарантий. Четко сказали, что правительство Украины не должно расходовать бюджетные средства на предоставление гарантий на терминал, что бюджетные средства идут исключительно на подводной канал», – сказал министр.

В то же время, по словам Марунича, еще три месяца назад Демьянюк, говоря о том, что нацпроект будет предполагать собой государственно-частное партнерство, не смог назвать ни одного партнера. По-видимому, вопрос о потенциальных инвесторах и банках, которые были бы готовы выделить деньги, не решен до сих пор, считает эксперт.

Но кроме названной причины, есть еще несколько, которые тормозят реализацию проекта.

Так, на пути украинского СПГ-терминала стала Турция, которая не хочет пропускать через Босфор танкеры со сжиженным газом для Украины, чтобы не перегружать пролив. А это единственный путь поставок газа из Катара.

Некоторые СМИ сообщают, что проблема с Турцией возникла после того, как Киев отказался привлечь турецкую компанию к разработке ТЭО и обговорить условия инвестирования строительства. Однако Марунич предполагает, что, возможно, с Турцией никаких проблем как раз и нет. Просто нет информации о гарантиях и договоренностях с турецкой стороной о том, что газовозы будут проходить через Босфор.

В-третьих, независимый эксперт Валентин Землянский не исключает, что приостановка в утверждении ТЭО по строительству СПГ-терминала была своего рода уступкой, которую могла потребовать Россия взамен на определенные скидки в других отраслях экономики. Это и поставки украинских стальных труб в Россию, и заинтересованность производителей автомобилей на Украине в российском рынке, и те же продуктовые войны.

Однако Землянский допускает еще один вариант – что Россия хочет участвовать в строительстве СПГ-терминала с тем, чтобы потом его использовать. Только работать он будет как трубопровод «Одесса–Броды» – не в аверсном, а в реверсном режиме.

При подобных непонятных заминках может возникнуть сомнение в том, что СПГ-терминал вообще когда-нибудь построят. Хотя эксперты отрицают возможность полной заморозки проекта. Так, Марунич считает, что, по всей видимости, если инвестор не будет найден, то публичного отказа от СПГ-терминала не произойдет. Из-за отсутствия денег он просто останется нереализованным.

В то же время, по мнению аналитика, судьба нацпроекта может решиться уже после выборов, так как, по слухам, перспективы дальнейшего пребывания Каськива на должности главы Госинвестпроекта достаточно призрачны.

В свою очередь, Землянский предполагает, что на внедрение проекта в жизнь повлияют результаты газовых переговоров с Россией, которые она приостановила до окончания парламентских выборов на Украине.

Будет ли война с «Газпромом»?

Кроме того, после принятия решения о строительстве СПГ-терминала логично предположить, что и без того непростые отношения Украины и российского «Газпрома» могут снова усложниться. Что в итоге повлечет за собой повышение цены на российский газ.

Отсюда вопрос сводится к тому: кто, в конечном итоге, выиграет больше – Украина от диверсификации поставок и эфемерной независимости от поставок газа из РФ; граждане, которым, вероятно, придется пережить подъем цен на коммунальные услуги, или частные инвесторы?

«Конечно, попытки Украины диверсифицировать поставки газа вряд ли будут восприняты «Газпромом» с оптимизмом, хотя утверждение ТЭО – это еще только начало пути», – говорит Дмитрий Марунич.

По его мнению, сама постройка СПГ-терминала вряд ли повлияет на позиции «Газпрома» в Европе, так же как и газопроводы так называемого «южного газового коридора» (TANAP, NABUCCO) для поставок газа из каспийского региона.

Марунич считает, что «Газпром» имеет несколько вариантов выхода из положения. Компания, скорее, закончит строительство «Северного потока» и начнет реализацию проекта «Южный поток», чем потеряет капитал из-за последних решений Киева.

Аналитик утверждает, что через терминал Украина может получать незначительные объемы газа, что не позволяет всерьез говорить о достижении независимости от российской трубы. «Для того чтобы иметь серьезные козыри во время переговоров о поставках газа, нужно активно развивать все возможные альтернативы – собственную добычу, добычу нетрадиционного газа, возможные реверсные поставки из стран Европы. Терминал может быть только одним из элементов этой системы, и то довольно дорогим», – говорит Марунич.

А как в мире?

Если посмотреть на развитие рынка СПГ-терминалов в мире, то лидерами по поставкам сжиженного газа являются Катар, Малайзия, Индонезия, Австралия, Алжир, Тринидад и Тобаго. Согласно данным британской нефтегазовой компании BP (Beyond Petroleum), СПГ-поставки в 2011 г. выросли на 10,1%. Из них 87,7% приходится на долю Катара, который увеличил экспорт сжиженного газа в прошлом году на треть. Основными импортерами этого газа выступают европейские страны: Испания, Франция, Великобритания, а также Япония, Республика Корея, США и Индия.

В целом, общая производительность СПГ-терминалов Европы составляет 132 млрд. куб. м в год, а через 5 лет ожидается, что эта цифра возрастет вдвое – до 268 млрд. куб. м.

Самый мощный терминал в Европе построила в 2005 г. Британия – Grain LNG, производительностью 20 млрд. куб. м газа в год. Он обеспечивает страну 20% необходимого импортного газа. Также в Великобритании работают Dragon LNG (6 млрд. куб. м), South Hook LNG (10,5 млрд. куб. м) и строится Canvey LNG (5,4 млрд. куб. м).

Во Франции сейчас действуют три терминала, а еще три планируется построить. В Испании – 6 функционирующих терминалов и 3 строящихся и проектируемых.

А лидером по строительству терминалов в Европе выступает Италия: кроме действующих двух, возводятся еще 6 терминалов мощностью от 3,75 до 11 млрд. куб. м газа в год.

СПГ-терминалы можно встретить и в Бельгии, Греции, Португалии, Швеции и Нидерландах. Страны Балтии тоже рассматривают подобную идею, чтобы снизить газовую зависимость от России. Но пока не смогли договориться о расположении единого терминала по приему СПГ и разрабатывают индивидуальные проекты.

В частности, Литва договорилась об аренде у норвежской компании Hoegh LNG плавучей платформы для хранения и регазификации сжиженного природного газа. А Эстония выбрала компанию Vopak LNG партнером по подготовке ТЭО строительства терминала для приема СПГ.

Глядя же на бушующие страсти в украинском Кабмине, возникает закономерный вопрос: а нужен ли вообще Украине нацпроект, в который государство не может вкладывать средства, а инвесторы не хотят? Может быть, следует ограничиться постройкой менее мощного СПГ-терминала?

Ведь до сих пор неясно, кто будет импортировать на Украину сжиженный газ и в каких количествах. А контракт с «Газпромом» и его требования ежегодно закупать 35 млрд. кубов газа никто не отменял – и пока не собирается.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Дело» , «МинПром»

Поделиться.

Комментарии закрыты