Александр Олешко: «Когда выпью, начинаю всех любить»

0

О заслугах Александра Олешко лишний раз говорить не приходится. Включишь один канал — Олешко поет в «Двух звездах» или судит в «Минуте славы»; на другом он в образе олигарха зашел к «Папиным дочкам», на третьем — душераздирающая комедия с участием Александра. А сам он в это время, наверное, на сцене московского «Современника». Вот такой он трудоголик — покоритель женских сердец Олешко. В новогоднюю ночь на канале «Интер» вся страна сможет увидеть, как он боролся за сердце Насти Приходько в мюзикле «Казаки». Об этом и многом другом актер рассказал в откровенном интервью.
— Александр, как вы попали на съемки мюзикла «Казаки?»

— Во-первых, я очень люблю Киев, снимаюсь здесь практически каждый год в самых разных проектах, у разных режиссеров. Буквально два дня назад считал, сколько по времени в общей сложности я жил в других городах. Так вот вместе со съемками и гастролями театра «Современник» в украинской столице я прожил почти год — 11 месяцев! Для меня это уже фактически родной город. (Смеется.) Вторая причина — замечательная команда артистов, которые мне как семья. Нонна Гришаева, Вова Зеленский, Ольга Волкова, с которой мы три года подряд на площадке «Папиных дочек» встречаемся. А еще не хотелось упустить возможности побыть женихом Насти Приходько.

— До этого проекта вы уже были знакомы с Настей?

— Я подбадривал ее перед выступлением на «Евровидении», когда мы пересекались на шоу «Две звезды». Мне очень нравится ее творчество. Тесно не общались, просто несколькими словами перебросились. А еще я ее, как мог, защищал от всяких нападок на радио, и поклонники Насти прислали мне в театр за это торт.

— В мюзикле вместе с героями Насти и Жени Кошевого вы оказываетесь в любовном треугольнике. А в реальной жизни с вами такое случалось?

— Всякое бывало. Но я предпочитаю говорить о творчестве, нежели о тех ситуациях, в которые сам попадал.

— Кстати, вы как-то сказали, что существует два Александра Олешко: тот, который в телевизоре, и тот, который в жизни. Чем они отличаются друг от друга?

— Ну, как? Один — человек публичный, артист, а тот, который дома — нормальный, спокойный Саша Олешко. Думающий, переживающий, улыбающийся, смеющийся…. Разный. Я терпеть не могу, когда меня называют звездой, – звезды на небе. Я — нормальный человек, у которого всего лишь публичная профессия. Самая моя главная задача — нести людям радость, вот и все. А какой я в жизни? В жизни я прекрасный! (Смеется.)

«Если я улыбаюсь — это искренне»

— Сейчас многие актеры пробуют свои силы на режиссерском поприще. Видите себя в будущем в качестве режиссера и как вообще относитесь к такой перспективе?

— Знаете, для этого параллельно нужно иметь продюсерский талант. Однажды мне предлагали — как раз в Киеве — снимать ситком, но это мне показалось неинтересным. Думаю, всему свое время: когда режиссерский час (назовем его так) пробьет для меня, и я этот звон услышу, обязательно отреагирую. Во всяком случае, я, как и любой актер, в принципе, – абсолютный соавтор всех своих ролей и частично режиссер того, что делаю на экране или сцене.

— У ваших персонажей много черт Александра Олешко?

— Естественно. Любой артист что-то берет от персонажа и что-то ему отдает. Я предпочитаю в роли выискивать только интересное, хорошее и брать в свою жизнь это интересное, хорошее, оставляю в ролях весь негатив, который во мне накопился, какое-то раздражение или усталость. Сыграл, закрепил и отдал! Потом смотришь через какое-то время это все по телевизору и думаешь: «Боже, как хорошо, что во мне этих качеств больше нет! Что они остались в роли, на экране!»

— Вы выбираете роли, исходя из суммы гонорара или симпатии к герою, хорошего сценария?

— В этом вопросе меня вообще не интересуют деньги, хотя зарабатываю только актерством. Я пришел в эту профессию не для того, чтобы диктовать повышающийся день ото дня гонорар, а для того, чтобы получить радость от творчества. Поэтому терпеть не могу, когда в интервью артисты рассказывают о своих райдерах, зарплатах, гонорарах. Вы лучше расскажите о том, что вы делаете, готовите: фильм, программу, концерт — вот это мне гораздо интереснее.

— По долгу службы вам часто приходится улыбаться в камеру. Это не утомляет?

— Совсем нет. Если я улыбаюсь — это искренне, если не улыбаюсь — значит устал. А вообще это специфика работы: если ты сидишь в телевизоре, то уж будь добр — организуй себя как-то внутренне и подари людям свет, радость, ради которых они включают телевизор. Безобразия, сериалов, трупов, кишок и прочего на ТВ хватает, а приличного мало на экране. Лучше я буду за свет и добро отвечать, чем за кишки и другие органы!

— О добре и свете. Как собираетесь Новый год отмечать? Есть какие-то традиции?

— Праздную уже лет тринадцать с микрофоном в руке. Если у человека нет семьи, лучше Новый год встречать на работе, что я, собственно, и делаю. Когда у меня будет жена и дети, ни за какие деньги их не оставлю — буду сидеть дома, под елкой, в кругу людей, которые мне очень дороги. А может быть, мы будем вместе работать, а может, еще как-нибудь. Не знаю…

«Надо дяденькой становиться»

— Александр, помимо всего прочего, вы занимаетесь преподавательской деятельностью. Как все успеваете?

— Я считаю, что это нормально — делиться с другими своими знаниями и опытом. Особенно когда они не из книжек, а из практики. За границей каждый актер ездит на всевозможные курсы, тренинги — повышает свою квалификацию. Только у нас такая система: выпустился из училища — и будто ты уже готовая суперзвезда. Ко всему, это очень полезно не только для студентов: когда ты утром что-то объясняешь на парах, вечером уже по-другому играешь спектакль — что-то вспомнил, объяснил сам себе и скорректировал. И потом, весьма увлекательно наблюдать за тем, чем увлечены молодые люди, надо держать руку на пульсе, ну и объяснять без прикрас, что их ожидает.

— В кино все тоже часто «без прикрас». По сюжету «Казаков» вашего героя Венециана спаивают. А вы употребляете горячительные напитки?

— Я не люблю алкоголь. Если даже немного выпиваю, сразу спать хочу — особенности моего организма. Поэтому для меня бессмысленно это все, за праздничным столом долго не могу сидеть. Я еще больше всех начинаю любить, отправлять смс-ки всему миру, признаваться в своих чувствах. (Смеется.)

— Украинскую кухню любите?

— Борщ и перекрученное сало! Правда, мне сказали, что его можно купить только в одном магазине в Киеве, потому что в остальных перекручивают то, что уже пропало.

— Какой ужас! После этих слов вам бы стоило отрастить волосы, как у Венециана, и скрыться. Шучу. Никогда не думали изменить свою короткую прическу?

— Вы не видите, что мои волосы не растут?! (Смеется.) Уже все. Я вступил в такой возраст, когда надо дяденькой становиться. Вообще у меня волосы кудрявые, но три года назад придумал себе такую стрижку, и в таком образе мне комфортно. А для работы всегда есть парики!

Анна Петровская,
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты