Амадор Лопес: «Мы покажем Украине что-то уникальное»

0

Длинноволосый венесуэлец приехал работать на Украину восемь лет назад. Тут у него появилось все – и своя школа танца, и популярность, и даже любимый человек. Но он не намерен останавливаться на достигнутом. Вскоре сентиментального и эмоционального танцора зрители увидят в новом амплуа.

-Амадор, Дженнифер Лопес, случайно, не твоя родственница?

– О-о-о… Это долгая история. (Смущенно улыбается.) Давай лучше не будем.

– Амадор, раз есть история, значит, рассказывай!

– Да, есть. Я особо этим не пользуюсь. Зачем? Ну, есть фамилия, есть Лопес…

– Я так понимаю, что эта фамилия очень распространена у тебя на родине. Как у нас, например, Петренко.

– Абсолютно верно. У нас в Венесуэле две фамилии и два имени. Сначала папины, потом мамины. По папиной линии, так сказать, есть контакты с Дженнифер. Она немного моя родственница.

– Кузина?

– Есть такое.

– Ты в Киеве восемь с половиной лет. Уже успел почувствовать себя настоящим украинцем?

– Конечно! (Улыбается.) Поверь, я очень люблю Украину. Еще три года назад мне предлагали сниматься в кино. Для этого нужно было на полгода переехать в Россию. Я отказался. Потому что здесь я сразу почувствовал себя комфортно. Тут хорошо восприняли мою культуру, мои танцы, индивидуальность. Пока никуда не планирую уезжать.

– Ты говорил как-то, что остался на Украине из-за любви…

– (Улыбается.) Но не только. И из-за работы, и просто нравится, и обстоятельства располагали.

– Тебе всего 26 лет. А ты и мастер спорта по фехтованию, и спортивный врач, и танцор, и участвуешь уже в третьем проекте на «Плюсах» – можно назвать телезвездой. Какую вершину задумал покорить еще?

– Горжусь этим. Потому что все достижения прошли через мой труд, как говорится, до седьмого пота. Иногда меня пробирает до слез, потому что понимаю, что все в своей жизни я сделал сам. Мне трудно было пробиться в фехтовании. Я тренировался по три раза в день: утром, днем и вечером. Помимо этого, я учился, окончил Институт физкультуры с красным дипломом. Параллельно работал ночью по клубам, преподавал латиноамериканские танцы и танцевал со своим шоу-балетом. Просыпался в шесть утра, ехал на тренировку, потом в институт, на девять. Я все время ставлю перед собой цель и достигаю ее.

Что будет дальше? Мы еще, кроме того, что танцуем, создали свою музыкальную группу «Румберос» (так же называется и шоу-балет Амадора).

– Ты еще и поешь?

– Да. Не хочу зависеть от какого-то продюсерского центра, который мне будет говорить: «Ты будешь одеваться так, ходить будешь так». Я сам себе продюсер.

Изначально шли поэтапно. Сначала раскрутили танцевальную студию «Румберос», потом создали шоу-балет, который пришлось очень долго продвигать. Было сложно, потому что если я что-то делаю, это должно быть хорошо. Много денег уходило. Еще четыре года назад только комплект костюмов обходился в 15 тысяч долларов. Тем более дорого получалось, если это были карнавальные костюмы. Пришлось тяжело, все, что мы зарабатывали, вкладывали в шоу-балет. Сейчас наш шоу-балет один из самых известных на Украине. Мы работаем не только в латиноамериканском направлении, у нас появилась еще и европейская программа, африканская. Мало работаем со звездами в качестве подтанцовки, потому что наш график просто не позволяет этого делать. Если есть какой-то клип, концерт, конкретный проект – мы работаем. Например, работали с Валерием и Константином Меладзе, Филиппом Киркоровым и Натальей Могилевской. Не хочу делать, как некоторые шоу-балеты, по три-четыре состава, потому что я отвечаю за качество. Хорошо, что сейчас все здорово: теперь уже записываем песню, пытаемся найти возможности снять клип. Опять же, хотим показать Украине что-то такое уникальное, чего раньше тут никто не видел.

– В каком стиле поете? На каких языках?

– В основном, это латиноамериканская музыка. Но также это смесь r'n'b и латиноамериканской музыки. Стиль регетон. Именно так называется венесуэльское r'n'b. Это сочетание жестких и зажигательных барабанов с народными инструментами. Думаю, к концу лета закончим запись альбома, выпустим его. Поем на испанском, русском, английском, украинском языках.

– Песен на украинском уже много?

– Есть пару. (Смущается.) Очень трудно дается, потому что я не люблю свой акцент. Все говорят: «Амадор, это, наоборот, звучит прикольно». Но когда я слушаю собственный акцент со стороны, меня он очень раздражает. Поэтому на украинском песен немного. В основном я пою на испанском. Помимо меня, в группе есть еще один молодой человек, Олег, и девушка, моя жена Светлана. Каждая песня сопровождается интересными танцевальными постановками. То есть, мы не только поем. Это целое шоу. На Украине есть очень классные вокалисты, но они, к сожалению, не умеют двигаться. Есть хорошие танцоры, но они не умеют петь. Считаю, что шоу-бизовый человек должен уметь петь, играть, танцевать, фехтовать, плавать… (Смеется.) Чем больше знаний и умений набираешься, тем ты свободнее.

– Твои колоритность, эмоциональность, темперамент, твои слезы в прямом эфире уже успели полюбить зрители. Какие-то каналы предлагали тебе стать телеведущим?

– В принципе, да. Сам готовлю свою программу. Хотел это сделать уже очень давно. Бизнес-план практически готов. Решаем, как правильно поставить свое собственное ТВ-шоу. Естественно, оно связано с пением и танцами. Рассказать всего не могу, но если все будет хорошо, очень скоро сама все увидишь.

– Есть канал, готовый купить это шоу?

– (Смеется.) Ведутся переговоры. Не скажу!

– Неужели этот таинственный канал – «1+1»?

– (Уклончиво улыбается.) Может быть. Очень люблю «1+1», и они меня любят. Замечательно сотрудничаем. Я благодарен им за то, что они дали мне такую возможность. С самого начала проекта «Танцюю для тебе» они хотели со мной работать.

Их желание было взаимное, они это видели. Мы так сблизились! Когда они узнали, что я попал в больницу во время одного из эфиров, они приезжали ко мне, постоянно хотели меня накормить. Я отнекивался: «Не могу! Я, наоборот, худею!». Спасибо им большое. Надеюсь продолжить сотрудничество с ними.

Подготовила Полина Лучникова,
по материалам «Дуся»

Поделиться.

Комментарии закрыты