Батальон «Восток»: экскурсия в лагерь ополченцев

0

Корреспондент Илья Васюнин побывал в лагере батальона «Восток» — одного из самых боеспособных соединений непризнанной Донецкой народной республики.

Поездка на окраину Донецка начинается у военной части, находящейся под контролем ополчения. «Вы хотите поехать? Да или нет?» — четверо журналистов опаздывают ко времени сбора, им навстречу из ворот выезжает небольшой кортеж. В легковой машине — люди с автоматами.

Экскурсию для журналистов проводят бойцы небольшого отряда, в котором служат осетины. Ими командует высокий человек с позывным Мамай. Командир сидит в микроавтобусе с затемненными стеклами, журналисты взбираются в кузов армейского «КамАЗа».

Грузовик движется 15—20 минут в сторону Макеевки — населенного пункта, примыкающего к Донецку. Неподалеку расположена резиденция богатейшего в стране бизнесмена Рината Ахметова. Если верить GPS-навигатору, тренировочный лагерь, куда привезли журналистов, находится в непосредственной близости от его владений.

Небольшой лагерь ополченцев разбит в перелеске рядом с проселочной дорогой. К приезду прессы бойцы «Востока» выставили для демонстрации лучшие образцы вооружения: ПТУРСы — противотанковые управляемые радиоснаряды, зенитный пулемет, ПЗРК «Игла», минометы.

О «железе», которое есть в распоряжении этого отряда, с грустью говорили ополченцы из других подразделений непризнанной республики. «Нам вторую неделю обещают, а "Восток" весь укомплектован», — рассказал боец из «Православной армии Донбасса» на одном из блокпостов в городе.

Рядом с образцами вооружения — человек в маске, который объясняет журналистам принцип действия. Техника новая и неиспользованная — скорее всего, ее распаковали прямо перед приездом прессы. Подходящие по размеру деревянные ящики лежат рядом.

«Я не буду отвечать на вопрос, откуда вооружение», — говорит бывший командир донецкой «Альфы» Александр Ходаковский, руководивший спецназом во время событий на «Евромайдане». После бегства Януковича он организовал общественное движение, а затем возглавил вооруженный отряд. Именно его называют командиром батальона «Восток».

Спрашиваю, не боится ли он, что в связи с визитом журналистов тренировочный лагерь атакуют с воздуха. Совсем недавно над Донецком летала штурмовая авиация, жители ждали, что город будут опять бомбить – как было с Донецким аэропортом и жилыми кварталами вокруг. Наводкой может послужить включенный телефон с российской сим-картой (по одной из версий, именно из-за этого в Славянске погибли итальянский журналист Андреа Роккели и переводчик Андрей Миронов).

«Лучше авиаударам подвергнется это место, и как можно меньше пострадает мирное население, чем жилые кварталы города», — объясняет Ходаковский.

Это временный лагерь, и он не один, говорит командир. «Мы постоянно меняем места дислокации, чтобы избежать ненужных потерь», — поясняет он.

«Подвергнется авиаударам авиации — и что? Вы видели средства борьбы с авиацией? — напоминает он об оружии, которое показывали журналистам. — Так что тут кто кого. Поиграем в эти игры».

Ополченцы из других подразделений ДНР уверены, что бойцам «Востока» платят по две тысячи гривен в неделю. На вопрос о деньгах Ходаковский отвечает отрицательно — нет, ничего не платят.

Новички — шесть человек, — под руководством военных отрабатывают на поляне технику перемещения во время боя: «"Перемещение!" — люди в камуфляже с автоматами делают три широких шага и приседают на одно колено. "Огонь!" — ложатся. "Перемещение назад!" — ложатся на спину. "На исходную!"»

Бойцов из Чечни, о которых много говорят в последние дни в украинской прессе, не видно ни среди командиров, ни среди новобранцев. «Девяносто процентов в составе батальона "Восток" — жители Донбасса», — утверждает командир подразделения.

Впрочем, добровольцы с Кавказа действительно есть — из Южной Осетии. Пока новобранцы тренируются, рядом с грузовиком, на котором сопровождали журналистов, отдыхают опытные ополченцы — осетинский отряд во главе с Мамаем. Мамай сопровождал в качестве охранника премьер-министра ДНР Александра Бородая во время переговоров с Ахметовым, и про Мамая писали в социальных сетях, что он чеченец.

Его подопечные не скрывают ни своих лиц, ни биографии: в 2008-м все воевали в Южной Осетии. «Тогда на стороне Грузии тоже воевали украинцы — из УНА-УНСО, — и они убивали мирных жителей», — объясняют бойцы свое присутствие в ДНР.

«Эй, эй, не надо с сигаретой снимать! Старшие увидят, будут недовольны. У нас это не одобряют», — говорит один из осетин.

«Все время на телефон звонят, сколько можно, — сбрасывает другой боец звонок на мобильник. — Говорю же им, что все нормально. Если что, я один раз набрать успею».

Илья Васюнин,
«Русская планета»

Поделиться.

Комментарии закрыты