Большая политика в Сочи

0

Сочинская Олимпиада запомнится не только выступлениями фигуристов, стрельбой биатлонистов, сражениями хоккеистов… Открывшиеся 7 февраля зимние Игры обещают стать и праздником спорта, и событием в мировой политике.

«Украинский вопрос»

Размах неофициального сочинского «саммита» уже впечатляет. Ещё бы – только на церемонию открытия Олимпиады съехались 44 мировых лидера! Всего же за время соревнований в Сочи ожидают около 60 высокопоставленных гостей из разных уголков планеты – абсолютный рекорд за всю историю зимних Игр. Это больше, чем было на Олимпиадах в Турине и Ванкувере, вместе взятых!

– Мы используем эту возможность, чтобы поговорить в спокойной, доброжелательной обстановке, поискать точки соприкосновения и двигаться вперёд в решении проблем, которых в мире много, – заявил российский президент Владимир Путин.

Что за проблемы будут обсуждаться и уже обсуждаются в кулуарах сочинской Олимпиады? И «чьи флаги в гости будут к нам»?

Первым рядом с флагом России на неформальном сочинском «саммите» взвилось знамя Поднебесной – беседа Владимира Путина с председателем КНР Си Цзиньпином дала старт «переговорному марафону».

– Вы приехали, как раз когда весь Китай отмечает Новый год, – сказал Владимир Путин своему китайскому гостю. – Это чисто семейный праздник. Будем считать, что вы приехали к вашим близким друзьям.

Набор дипломатических любезностей? Не только. Подтверждением российско-китайского партнёрства стала совместная позиция, которую лидеры двух стран озвучили по «украинскому вопросу». Владимир Путин и Си Цзиньпин резко и категорически осудили иностранные державы за вмешательство во внутренние дела Украины. То есть впервые с начала политического кризиса в Незалежной Пекин открыто встал на сторону России, осудив США и ЕС за провоцирование новой «оранжевой революции» и, возможно, гражданской войны. И этот жест китайцев вполне можно считать крупнейшим дипломатическим событием – после него другие сочинские встречи смотрятся уже как «закуска к основному блюду».

Помимо Украины, Владимир Путин и товарищ Си продемонстрировали единство рядов и в «сирийском вопросе». Они провели видеоконференцию с командирами российского атомного ракетного крейсера «Пётр Великий» и китайского сторожевого корабля «Яньчэн», сопровождавших вывоз компонентов химического оружия из Сирии датским специализированным судном «Арк Футура». Символическое послание этих переговоров прочитывается легко – Москва и Пекин продолжают идти на сближение, «сверяя часы» по всем мировым проблемам.

Совместить спорт с политикой решили и лидеры бывших советских республик. Так, в беседе с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном Владимир Путин окончательно поставил точку в долгих дискуссиях о статусе российской военной базы в этой стране. Ясность внесена: военное присутствие России в Средней Азии продолжит расширяться, что сложно списать на пресловутые «имперские амбиции» – должна же Москва во всеоружии подготовиться к отражению террористической волны, которая неизбежно поднимется после вывода из Афганистана натовского контингента!

Но самой интригующей, пожалуй, стала встреча Владимира Путина с украинским коллегой Виктором Януковичем, который после выделения Россией кредита чувствует себя всё увереннее в борьбе с прозападной оппозицией. Первый транш кредита на Украину уже поступил, теперь дело за второй и третьей порцией. При этом, по мнению экспертов, Россию не сильно волнуют конкретные персоналии – даже если премьер-министром вместо «отставника» Николая Азарова станет «майдановец» Арсений Яценюк, Москва готова работать с этой фигурой. Главное – чтобы он соблюдал договорённости, заключённые президентами 17 декабря прошлого года. По всей видимости, этот вопрос прояснится в ближайшие дни, так же как и дальнейшая стратегия Киева в отражении американо-европейской «интервенции».

Также президент России встретился с главой Кабмина Нидерландов Марком Рютте и турецким премьером Эрдоганом. Всего во время Олимпиады Владимира Путина ждут более 50 встреч с первыми лицами иностранных государств. Среди них президенты Исландии, Латвии, Белоруссии, Греции и главы правительств Италии, Румынии, Литвы. Не обойдётся и без аристократических гостей – князя Монако Альбера II и британской принцессы Анны, которые, кстати, являются членами Международного олимпийского комитета (МОК).

Токио стремится дружить

А вот приезда премьер-министра Японии Синдзо Абэ никто не ожидал вплоть до середины января, когда список основных визитеров был уже давно сформирован. Путин встречал Синдзо Абэ с собакой, подаренной два года назад предыдущим японским премьером. В ходе беседы высоко отозвался о вкладе японской техники в сооружение олимпийской инфраструктуры. Премьер в ответ заявил, что противоракетная оборона его страны не направлена против России. В официальных сообщениях говорится, что «рассматривались различные аспекты экономического сотрудничества, взаимодействие в энергетике, медицине, культуре, а также в сфере борьбы с терроризмом». Можно предположить, что японцы затронули и пресловутую «территориальную проблему». Ведь премьер прибыл в Сочи сразу после участия в ежегодно отмечаемом 7 февраля «Дне Северных территорий», где публично пообещал добиться прорыва и подписать мирный договор с Россией.

Визит Абэ – еще и недвусмысленная демонстрация стремления к сближению Токио с Москвой. На подобный шаг премьера подвигли как внутренние, так и внешнеполитические проблемы.

«Постфукусимская Япония» практически поголовно пропитана атомофобией. Почти все ядерные «котлы» – а их начитывается около полусотни – остановлены под давлением общественности, считающей, что АЭС являются угрозой будущему страны. Поэтому на смену урану пришли углеводороды. Япония испытывает потребность именно в поставках сжиженного природного газа (СПГ), согласно данным экспертов, японцы закупают едва ли не треть от общего объема этого энергоносителя в мире.

В разработке соседствующих с Японией сахалинских месторождений принимают активнейшее участие крупнейшие корпорации Страны восходящего солнца. Однако растущие объемы ввоза сжиженного газа – причина дефицита внешней торговли страны, вот уже более полутора лет импорт значительно превышает экспорт. А это для ориентированной на экспорт экономики Японии тяжкая ноша. Плюс к этому государственный долг страны превышает 220 процентов валового национального продукта. Один из путей решения проблемы – повышение внутреннего спроса. Отчасти этой цели удалось достигнуть, понизив обменный курс иены в отношении доллара. На очереди – запланированное на апрель нынешнего года увеличение налога на потребительскую стоимость, что мало кого приводит в восторг. Зато налог на доходы корпораций, наоборот, планируется снизить – а это уже чревато ростом социальной напряженности в стране.

Все эти меры больно бьют по престижу руководства страны. Рейтинг некогда сверхпопулярного Синдзо Абэ впервые за несколько месяцев упал ниже пятидесяти процентов. Отсюда – и нарочитое стремление выставить напоказ свои планы по решению «проблемы северных территорий». Хотя еще в январе японцам вновь заявили: Курилы останутся в российской юрисдикции.

Есть и другие причины стремления Токио к сближению с Москвой. Посещение храма Ясукуни – где почитаются души военных преступников, осужденных Токийским трибуналом – вызвало возмущение в соседних Китае и Корее, напомнивших, что таким образом восхваляются злодеяния японского милитаризма. Отношения этих стран с Японией отягощены взаимными территориальными претензиями, и в последнее время заметно ухудшились.

Проблема Японии еще и в том, что США, ее главный союзник, который по договору обязан оказывать военную помощь, отказываются демонстрировать публичную поддержку Токио. Вашингтон отделывается лишь малозначащими заверениями в верности своим обязательствам. Более того, Белый дом все активнее стремится продемонстрировать свое благорасположение к Пекину, может быть, стремясь вбить клин между Россией и Китаем. Так что сегодня японские официальные лица уже публично выражают сомнения в прочности военного союза с заокеанским «старшим братом».

Теперь – о минусах российского сближения с Токио. Наиболее ярые противники выхода из-под опеки Вашингтона – правые японские националисты, именно они являются наиболее яростными и бескомпромиссными поборниками «возврата островов». А еще контакты Москвы с Токио заботят Китай. Японцы уже пробовали привлечь и Россию к «выяснению отношений» с Пекином. Однако глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров без экивоков заявил, что РФ не стремится проворачивать дела за спиной своего стратегического союзника. Но японцы, будучи людьми крайне настойчивыми, если не упрямыми, пытаются добиться своего. Каждый раз, неожиданно для собеседников, они поднимают интересующие их вопросы, даже если в ходе прошлых контактов им твердо ответили «нет».

Тем не менее, в Пекине уже подают России сигнал. Например, в китайских средствах массовой информации журналисты позволили себе ехидство, рассказывая о сочинской встрече – с особым упором на собаку. Газета «Хуаньцю шибао», через которую руководство страны часто выражает свое недовольство, поместила информацию об этом событии под заголовком «Путин прогулялся с собакой». Эдакая китайская двусмысленность: именно с этим животным китайцы и любят сравнивать японского лидера, когда он выступит с очередным антикитайским заявлением.

Похоже, в ближайшие несколько лет руководству РФ и всей российской дипломатии придется приложить немало усилий, чтобы, сохраняя добрые отношения со стратегическим союзником Пекином, одновременно попытаться разрушить связку между Токио и Вашингтоном.

В международных отношениях каждая мелочь рассматривается как некий намек. Так вот, спортсмены японской сборной на церемонии открытия Игр в Сочи были одними из немногих, которые размахивали не только флагами своей страны, но еще и российским триколором.

«Съем ваш обед без удовольствия»

Обилие высокопоставленных гостей в Сочи, среди которых лидеры восходящих «азиатских тигров» и влиятельных стран Европы, перечеркнули попытки отдельных государств Запада устроить сочинской Олимпиаде «мягкий политический бойкот». Да, на церемонию открытия Игр не приехали президенты США, Германии, Франции, премьеры Великобритании и Израиля. Однако весь пропагандистский пар ушёл в свисток: главное – спортсмены из этих стран от участия в Играх не отказались. В итоге дипломатическая свистопляска вокруг сочинской Олимпиады стала напоминать старинный анекдот: «Я не буду отказываться от вашего обеда, но съем его без видимого удовольствия!» С другой стороны, реакция политических лидеров на зимние Игры в очередной раз позволила России лучше понять, кто на мировой арене является ее друзьями, а кто – «партнёрами».

По материалам «Невское время», «Столетие»

Поделиться.

Комментарии закрыты