Черновол: Дело Кучмы направлено против бизнес-элиты Украины

0

Свое мнение о подоплеке возбуждения дела против Леонида Кучмы рассказывает народный депутат Тарас Черновол.

Из книги Кучмы «После майдана. Записки президента 2005-2006»

«Вся история с «Кольчугами» – чистой воды провокация. Я читал кое-какие распечатки – что-то напоминало мои подлинные беседы, в целом же – фальсификация. Среди прочих был будто бы зафиксирован и разговор, из которого был сделан вывод, что Украина, вопреки ООНовскому запрету, совершила указанную сделку. Я будто бы давал на это «добро» в служебном разговоре с Валерием Малевым. Убежден, что если бы американское вторжение готовилось не в Ирак, а, скажем, в Северную Корею, то на пленке был бы разговор о продаже «Кольчуг» в эту страну.

Первым о существовании кассет заявил Александр Мороз на пресс-конференции вскоре после исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе, утверждая, что я прямо причастен к его исчезновению. Мороз был также первым, кто сообщил мне о возможном международном скандале в связи с мнимой продажей «Кольчуг». У меня сложилось впечатление, что он ждал от меня испуга и просьбы как-то посодействовать тому, чтобы скандал не состоялся. Уже тогда мне стало ясно, что инициаторы «кассетного скандала» живут на Украине. Они воспользовались тем, что погиб (в автокатастрофе) Валерий Малев, гендиректор Государственной компании по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения «Укрспецэкспорт». О его гибели писали, что это убийство. Я, мол, заметаю следы, убираю свидетеля и соучастника. Но инициаторам этой грязной истории смерть Малева была выгодна потому, что он бы заставил их остановить провокацию, представил бы доказательства из первых рук, был бы главным свидетелем защиты Украинского государства.

Мы сразу разглядели, что в этом случае по Украине бьют не только с политическими, но и с коммерческими целями. Украина входит в десятку стран, торгующих вооружениями, занимает место посередине. Введение санкций против нее за мнимое нарушение запрета ООН на поставки оружия в Ирак было бы на руку нашим конкурентам, среди которых и США, и Россия. Признаться, я ожидал, что в связи с «кольчужным наездом» Запада на Украину выскажется Россия. Тем более что «Кольчуга» – это наша общая разработка. Промолчала Россия… Дружба дружбой, а денежки врозь. И не только денежки».

Ющенко меня так довел, что я сделал большую ошибку

– Тарас Вячеславович, как думаете, какова цель возбуждения дела против Кучмы? Некоторые эксперты говорят, что хотят прибрать к рукам медиаимперию Пинчука…

– Очень косвенно. Нажать, потому что отдельные каналы Пинчука позволяют себе иногда недопустимую вольницу… Хотят немножечко прижать Пинчука как владельца, чтобы он стал свой, послушный, чтобы меньше ездил по заграницам, добывая себе политический имидж. И чтобы не чувствовал здесь себя слишком неприкосновенным. Можно ударить по тестю – будто и не прямо, а больно. Этот фактор есть. Это напоминание всем: ребята, эпоха Кучмы с откровенно неприкосновенными закончилась, как и эпоха Ющенко. Это очень серьезное напоминание многим, в том числе и тем, кто сегодня послушны, но порой позволяют себе поиграться в какие-то интрижки. Думаю, в первую очередь, Литвину. Не нужно вспоминать о сенсорной кнопке, которая создаст проблемы для “регионалов”, которые не могут никогда в зале своих людей собрать в достаточном количестве. И не нужно интересоваться, кому продан «Укртелеком».

Если для фасада ключевое слово на все эти события – “Гонгадзе”, то для внутреннего потребления ключевое слово – “пленки Мельниченко”. А точнее, их легитимизация. Никогда Генпрокуратура эти пленки во внимание не принимала. Даже когда они тому или иному прокурору могли быть очень выгодны.

Ющенко могли они быть выгодны только выборочно. Но он боялся их задевать, потому что вся его компашка на тех пленках, все его финансы, все его сделки. Лучше не трогать ничего – потому что выплывет все.

При Кучме, разумеется, признавали, что записи не могут быть доказательством, они сделаны незаконным путем (они действительно сделаны незаконным путем), их подлинность вызывает сомнение.

А сегодня резко без процедурных действий объявлено, что пленки приняли в качестве доказательства. Думаю, что-то найдут, чтобы подвести это под юридическую базу. Я дважды был фигурантом пленочного скандала как свидетель, давал материалы, чтобы пленки легитимизовались. Первый раз я давал показания, что я на 100% признаю свой разговор с Кучмой, подписываюсь нотариально, что каждое слово совпадает, ничего не выброшено, ничего не добавлено. В феврале 2001 года меня пригласили в Генпрокуратуру для дачи показаний: три часа я им рассказывал о своем разговоре с Кучмой. Я согласился на дополнительные следственные действия и около полутора часов на какую-то спецаппаратуру наговаривал разные тексты разными тембрами голоса, с разной скоростью. Они должны были после этого стать основой экспертизы. Думаю, экспертиза давно проведена и готова. И не только моя.

Кто есть на пленках? Проще сказать, кого там нет. А там нет почти никого из нынешней донецкой команды. Янукович упоминается очень редко, он там звучит, когда дарит Кучме подарки, какое-то оружие. Он на пленках есть, но он вне удара, как и вся его команда. Их тогда в кабинет Кучмы никто не пускал. Тех, кто сегодня играют большую игру, – на пленках нет.

– Но там фигурирует Азаров…

– А кто сказал, что Азаров – это тот человек, которого будут беречь? Азаров – это мальчик для битья, на которого нужно повесить все негативы и торжественно отправить на пенсию или на место Порошенко, – председателем Совета Нацбанка, или он дальше будет возглавлять партию под патронатом президента и не соваться со своими идеями.

Кто есть на пленках? Там есть полный микс всех не-донецких, которые в то время были политически активны и которые сегодня инкорпорированы и во власть, и в оппозицию. Пленки легализовали не ради Кучмы, а чтобы “прокатиться” по всей бизнес-элите 90-х и 2000-х годов.

– Вы говорите, что Ющенко медлил с делом, потому что ему тоже было что скрывать. Есть ли на пленках эпизоды, за которые бы Ющенко можно было привлечь к уголовной ответственности?

– Ющенко был очень сильно инкорпорирован в систему Кучмы. У нас появилась какая-то легенда о демократе Ющенко. Меня это так бесило всегда. Я Ющенко хорошо знаю. Простите, Ющенко и демократия, Ющенко и западные ценности – это вещи несовместимые! Меня это довело, и я, возможно, сделал тогда свою самую большую ошибку в жизни (а может, и хорошо, что это произошло): я пошел поддерживать Януковича. Ющенко – это человек невероятно фальшивый, преступный до последних кончиков своих волос. Этот человек обманул свой народ. Для Ющенко открыть эти пленки – все равно что открыть ящик Пандоры.

Если бы была цель привлечь его к ответственности – там можно найти материалы. Хотя они все уклончивы. Сами пленки использовать напрямую трудно, но они дают наводку хорошему следователю. А допрашивать они умеют!

Пленки Мельниченко – это очень прибыльная вещь…

Подозреваю, что Мельниченко работал на Россию

– И для него самого?

– Да нет. Я некоторое время верил, что Мельниченко самостоятельно сделал записи. Я не техник, я не работал с электроникой. Но один из наших депутатов, хорошо осведомленный в этих делах, пробовал делать записи при провокации взятки. И он говорит: качество невероятно плохое.

Устройство, которое мне лично показывал Мельниченко, – серийное. У меня очень серьезные сомнения, что он мог обеспечить идеальную запись в гигантском кабинете Кучмы, тем более из-под дивана. Я думаю, что велась очень серьезная шпионская операция, которую могут осилить несколько стран мира. У меня есть подозрение, что все-таки это было со стороны России. Мельниченко очень откровенно работал на иностранную разведку. Он был просто подставной уткой для легализации. Ну, не будут же наши соседи рассказывать: у нас со спутника благодаря специальной шпионской аппаратуре есть данные о разговорах в кабинете Кучмы. Нужно кого-то выставить, кто это сделает. Возможно, ему еще сказали на какой-то диктофон что-то записать – для вида…

Я считаю, Мельниченко когда-нибудь должен сесть в тюрьму за участие в шпионской деятельности в интересах иностранного государства.

– Вы думаете, Кучму посадят?

– Бог его знает. Здесь же субъективный фактор – насколько сыграет желание мести. Янукович очень не любил Кучму. Кучма очень презирал Януковича, и откровенно это демонстрировал. Это были очень враждебные отношения. Но всегда были определенные силы, которые проталкивали Януковича, считая, что нужно допустить донецкую группу, нужно найти компромисс. Кучма на это шел. Он все время играл с балансом элит.

Янукович очень не любил и не воспринимал многих людей, которые были приближены к Кучме. Сколько ни жали на Януковича в 2001 году, он не допустил к себе людей, которые были близки к Кучме. Я вспоминаю невероятный прессинг со стороны России, чтобы это был не список ПР, а Блок Януковича, и чтобы в этот блок включить СДПУ(о) и Республиканскую партию Бойко. Это были две структуры, которая напрямую координировались и поддерживались Россией. Я помню, как в моем присутствии Грызлов (Борис Грызлов, спикер Госдумы. – Авт.) звонил Януковичу, а тот уходил от ответа… Как Слиска (Любовь Слиска – зам председателя Госдумы РФ. – Авт.) приезжала. Но максимум, чего она добилась – включили в список Засуху. Но о кучминских силах Янукович достаточно жестко ответил “нет”. Но после выборов его уже смогли каким-то образом дожать. Ряд людей из среды Кучмы попали к нему на работу. Это был уже другой Янукович, у него был вид сломленного человека. Что-то произошло за этот период. Я думаю, его дожали из России.

Янукович говорил и мне, и другим: не Ющенко и не американцы отняли у него победу на выборах, у него отнял победу Кучма. Когда ЦИК назвал Януковича победителем президентских выборов в 2004 году, ждали выхода “Голоса Украины” и “Урядового кур’єра”, в этот момент Кучма звонит Януковичу лично и говорит:

Витя, не спеши, нужно посоветоваться, приезжай ко мне, завтра станешь президентом, все равно ничего не изменится. Этот поддается. Печать задерживают, он едет к Кучме, говорят неизвестно о чем, тот возвращается злой, как черт, а к вечеру на следующий день уже был готов Майдан, а Порошенко с большим количеством людей стоял под полиграфическим комбинатом “Украина”. Все было заблокировано. У меня лично было ощущение, что Кучма по каким-то причинам договорился не с Ющенко, а с американцами или еще с кем-то за рубежом – и было принято решение, что Янукович не должен стать президентом.

Насколько сейчас фактор мести сыграет свою роль?.. А он играет свою роль. Луценко ведь судят по смешной статье, хотя на него можно “копать” больше. Есть что “копать”, там сажать можно лет на 10. А ему мстят. За историю Колесникова, за историю Тихонова.

Фактор Кучмы и снаружи, и внутри страны хотят использовать по максимуму, показать: ребята, неприкосновенности нет, все вы можете сесть, если уж Кучму зацепили, то всех вас мы просто раздавим, так что несите деньги.

По логике, Кучму не должны сажать. Это золотая курица, которая несет золотые яйца.

На Банковой боятся взрывов народа

– Вы думаете, Янукович до сих пор боится Тимошенко?

– Немножко боится. Но тут есть определенный алогизм. У нас все привыкли персонализировать. У Януковича представляли и представляют, что оппозиция – это Тимошенко. И потому все эти идиотские дорогие проекты, море выброшенных денег на Яценюка. Я не знаю, какой идиот придумал выбрасывать деньги на Ляшко как альтернативу Тимошенко? Кто-то решил, что немного миллионов заплатить за Ляшко, делать ему непрерывную рекламу – это хорошая акция против Тимошенко. Идиоты сидят во власти, идиоты в оппозиции, идиоты очень часто ходят у нас по улице. Страна напуганных идиотов.

Поскольку Тимошенко представляют как некое острие оппозиции, против нее продолжат бороться, выбрасывать кучу ресурса. Но страх перед Тимошенко уже стихает, увидели, что она немного слабовата. Хотя ее остерегаются как оппонента. Ее рейтинг все-таки немного начал расти благодаря их (власти) глупым действиям. И ее нужно задавить до конца. Лучше всего ее осудить и потом выпустить по амнистии на следующий день или дать ей условно, если это возможно по статьям, которые ей инкриминируют. И она больше не игрок.

Они опасаются, что Тимошенко может быть искрой, которая зажжет толпу. Они не понимают, что она как раз огнетушитель.

Боятся на самом деле того, что им непонятно: Каир, площадь Тахрир, Ливия, Восток… Был этот очень слабый Налоговый майдан. Слабый не из-за количества людей, а из-за организации. Туда прилезли глупые политики, включая того же Ляшко. Они дискредитировали его. Автоматически, где появляется наша оппозиция – там акция обречена. Почему акция учителей всех испугала? Потому что на акцию педагогов никого из политиков не пустили. Она получилась чистая и просто страшная.

Но даже того Налогового майдана немного испугались. Янукович – это не тот человек, который будет подыгрывать народным чувствам. Пойти туда, даже если оттуд
а удалили всех буйных и поставили засланных казачков, – для Януковича это все равно колоссальная проблема. И раз он туда пошел, значит, все-таки его это пугает.

Они действительно боятся спонтанных взрывов. Если оно взорвется – их не станет. Милиция пойдет против людей? Милиция, которой не платят, у которой голодные дети в доме сидят и на которую списывают все провинности? Никогда в мире! Пойдут разве что несколько начальников районов, на которых уголовные дела висят и которых нужно в тюрьму сажать.

Анна Ященко,
«УНИАН»

Поделиться.

Комментарии закрыты