Топ-100

Даниил Страхов: «Я не пытался переиграть Тихонова»

0

Порой зрители до сих пор считают его лишь звездой сериалов, хотя в послужном списке этого актера множество драматических ролей в театре и кино.

«Меня отговаривать бесполезно»

Даниил Страхов родился 2 марта 1976 года в Москве. В детстве он совсем не мечтал об актерской профессии, любимым предметом в школе у него была математика, а поступать Даниил собирался на юридический факультет. Безумная мысль стать актером родилась у Страхова, когда он учился в выпускном классе школы. Причем это оказалось полной неожиданностью не только для него самого, но и для всех его родных. Их удивлению не было предела, но родители вовсе не препятствовали такому повороту в жизненных планах сына. «Во-первых, я такой человек, что меня отговаривать бесполезно, – говорит Даниил. – Во-вторых, мама всячески поддерживала мое решение и благословила меня. Кстати, по профессии она психотерапевт. Отец – филолог-лингвист. Есть еще младшая сестра Лиза, которая сейчас живет в Америке. Как ни странно, в первый же год я поступил в Школу-студию МХАТ на курс Авангарда Леонтьева. Правда, через год перешел в Щукинское театральное училище».

Учеба в театральном институте давалась Страхову с большим трудом. У него просто ничего не получалось. Возможно, это происходило в силу его возраста, отсутствия опыта, а может, его учили не так, как нужно, не могли найти должный подход. Дошло до того, что после окончания Щукинского училища Даниил всерьез подумывал о том, чтобы оставить профессию актера, заняться чем-нибудь другим. Ну не получалось у него ничего толком, да и веры в себя было немного. Когда учился на четвертом курсе, Страхов вместе с другими ребятами показывался в московских театрах. Играли какие-то отрывки, Даниил подыгрывал однокурсникам. В итоге именно его заметил главный режиссер Театра имени Гоголя Сергей Яшин.

«Своей первой настоящей удачей считаю роль Николая Aблеухова в спектакле “Петербург”, – рассказывает Страхов. – Эту инсценировку по роману Андрея Белого поставил режиссер Сергей Голомазов. Работа шла очень тяжело, и я благодарен Сергею Анатольевичу за то, что именно он помог мне тогда понять суть профессии актера. А через год мне присудили премию “Московские дебюты” – за лучшую мужскую роль года».

Казалось бы, после этого карьера молодого актера должна стремительно пойти вверх, но Даниил внезапно покидает Театр им. Гоголя и почти на два года исчезает из театральной жизни. До сих пор он поеживается, вспоминая ощущения безработного актера и слова Фаины Раневской: «Одиночество – это когда ждешь, что зазвонит телефон, а звонит будильник».

Но настал 1999 год. Марк Анатольевич Вайль пригласил малоизвестного, «но очень перспективного» артиста Страхова в Театр им. Моссовета на роль Себастьяна в спектакле «Двенадцатая ночь» Шекспира. Так начала всходить новая звезда. В следующие четыре года работы у Даниила было хоть отбавляй, а спектакли следовали один за другим.

«В молодости денег на цветы для жены не хватало»

Еще студентом Даниил познакомился со своей будущей супругой, актрисой Марией Леоновой. «Мы вдвоем учились в Щуке, – вспоминает Страхов. – Сначала просто общались, потом встречались, потом расставались, потом опять встречались… Потом мы попали в Театр Гоголя, и с тех пор мы вместе. Честно говоря, толком никак за Машей не ухаживал. На цветы денег не было. Нарвешь лютиков на клумбе перед горсоветом – и то хорошо. Романтическое отношение людей к жизни и друг к другу – это главное, что должно их связывать. А цветы и прочие атрибуты отношений – это лишь подспорье. Для женщины ведь главное – внимание!»

Когда Даниил и Мария решили пожениться, то просто в обычной одежде и кроссовках пришли в загс, расписались и пошли каждый по своим делам. Регистратор не поверила, что они в таком виде будут жениться, спросила: «А где молодые-то?» Страхов и его любимая ответили: «Да это мы и есть!» А вечером тоже не было никакой вечеринки – поели на ужин пельмени и отправились спать.

Маша знает, что работа очень важна для ее мужа. Причем Даниил часто был готов играть даже в скандальных постановках. Как-то он играл маньяка в спектакле «Вышка Чикатило». «Режиссер Андрей Житинкин вначале предложил мне небольшую роль принца Марокканского в “Венецианском купце”, которого я играл года два, – вспоминает Страхов. – И уже потом последовало предложение сыграть маньяка Чикатило. Честно говоря, я был поражен его выбором: никак не мог представить себя в такой роли. Но, в конце концов, получился моноспектакль. Это часовой монолог маньяка перед смертной казнью, с которым он непосредственно обращается к зрителям. Житинкин на эту роль специально выбрал, скажем так, не урода, чтобы сильнее чувствовался контраст между внешностью и душевным уродством этого человека. Спектакль можно назвать неким театральным экспериментом фестивального толка. Он не может быть включен в репертуар театра в силу условностей, которыми насыщен данный проект.

Играть Чикатило было очень тяжело. После спектакля оставался такой шлейф грязи, от которой приходилось потом очень долго отмываться. По-моему, подобных, мягко говоря, странных людей постоянно играть просто вредно для здоровья артиста. Но для меня было важно поймать характер, суть этого страшного человека».

«У меня своя органика, у Тихонова – своя»

Еще в 1996 году, будучи студентом, Страхов дебютировал в кино – снялся в эпизодической роли в фильме-гротеске Бориса Бланка «Карьера Артуро Уи» по одноименной повести-Бертольда Брехта. Но настоящую известность ему принесли сериалы. Кстати, во время съемок в «Бедной Насте» Даниил, хоть и спал по 2 часа в сутки, смотрел каждую серию: «Я делал это не ради собственного удовольствия, не ради отдыха, как это делают телезрители. Для меня это – часть моей работы: я делаю это для того, чтобы оценить качество своей работы и понять, что нужно делать дальше для того, чтобы эта работа стала лучше. Здесь, на этом проекте, у всех была уникальная возможность учиться и исправлять свои ошибки по ходу, и грех было эту возможность упускать. Сегодня ты что-то сделал, а завтра уже посмотрел готовый результат на экране и можешь увидеть какие-то свои огрехи, помарки».

Даниил как-то отказался от роли царя в сериале «Война и мир» из-за прически: требовались кудри, а у него была стрижка под ноль. «И я не жалею: русскую классику, снятую за границей, без смеха смотреть нельзя». Зато Страхов обрадовался, когда Сергей Урсуляк пригласил его в свой новый проект, сериал «Исаев»: «Понимаете, есть режиссеры, которым не откажешь априори, пусть даже жуткого маньяка предложат сыграть. Даже если бесплатно. Вот, например, несколько лет назад я снялся в “Перегоне” у Александра Рогожкина. Честно признаюсь, поначалу торговался с продюсерами насчет гонорара, но потом плюнул и пошел на уступки: это же Рогожкин.

Сейчас я счастлив, что и Сергей Урсуляк заметил мое профессиональное ремесло. Правда, когда услышал фамилию Исаев, за голову схватился: так это Штирлиц же будущий, что же мне с Вячеславом Тихоновым тягаться! Но потом осознал, что второй раз такое предложение не поступит, и все сомнения в себе убил»,

Работая над ролью, Страхов, конечно же, держал в голове образ Штирлица, созданный Тихоновым, никуда от него не денешься: «Но зацикливаться на нем было бы ошибкой. У меня своя органика, у Тихонова – своя. Наша история, которую мы сняли, только номинально является приквелом. Мой герой – еще не Штирлиц. Исаев – это совсем еще мальчишка. Он только встречает и влюбляется в свою будущую жену. Это еще не такой опытный разведчик, которым он станет в ожидающем краха Берлине. Что касается исполнения, то нельзя каждый раз входить в кадр с мыслью: “А как бы это сыграл Тихонов?” Персонаж Исаева-Штирлица, можно сказать, стал классическим, так что согласовывать все мелочи – то же самое, что устраивать слет Гамлетов для обсуждения всех деталей».

«Меня приглашали и в цирк, и на лед, и под лед»

В основе сериала «Исаев» – романы Юлиана Семенова «Бриллианты для диктатуры пролетариата», «Пароль не нужен» и рассказ «Нежность». Всего в произведениях Юлиана Семенова разведчик Штирлиц фигурирует 14 раз, а в кино появляется в 6 фильмах с учетом нового сериала. Первым в картине Бориса Григорьева «Пароль не нужен» (1967) легендарного разведчика сыграл Родион Нахапетов. А уже вторая экранизация — «Семнадцать мгновений весны» (1973) Татьяны Лиозновой — явила стране того самого хрестоматийного Штирлица в исполнении Тихонова. После этого всем остальным воплощениям чего-то не хватало. В фильме Бориса Кроманова «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (1975) на роль Исаева пригласили Владимира Ивашова (мужа Светланы Светличной). Затем была картина Анатолия Бобровского «Жизнь и смерть Фердинанда Люса» (1976) по роману «Бомба для председателя». Последняя экранизация была почти тридцать лет назад. В фильме Эрика Лациса «Испанский вариант» (1980) образ Исаева воплощал латыш Улдис Думпис.

Урсуляк знает, что его новую ленту будут сравнивать с «Семнадцатью мгновениями весны»: «Нам надо делать свое дело и не пускать в себя чужие попытки соотнести мою картину с картиной Татьяны Лиозновой. Знаю заранее: любое сравнение не в мою пользу. Так зачем попусту изводиться? Я уже даже где-то читал, что, оказывается, “Мгновения” раскрасили с одной-единственной целью: надо, мол, было подготовить зрителей к цветному жизнеописанию Максима Максимовича. Чтобы краски глаз не резали. Полная ерунда! Моя картина не полностью в цвете сделана, есть в ней и черно-белые сцены. Короче говоря, я официально заявляю: не существовало никакой подоплеки – со стороны телеканала, Кремля, ФСБ и мировой закулисы. Я выбрал этот материал, исходя из единственного соображения: он был мне интересен».

Картина Урсуляка разбита на два восьмисерийных блока. В первом советский разведчик должен разоблачить группу белогвардейцев, умыкнувших народные бриллианты. Во втором – уничтожить белую верхушку, обосновавшуюся во Владивостоке. Про сверхзасекреченный бюджет «Исаева» известно лишь, что это один из самых дорогих фильмов в истории российского телевидения.

А пока идут обсуждения картины, Даниил Страхов готовится к новым ролям. Он хочет сниматься в кино, а не мелькать на телевидении в различных шоу, хотя его приглашали во многие проекты: «И в цирк, и в зоопарк, и на лед, и под лед, и в бокс. И никуда я не пошел и надеюсь, что жизнь не заставит меня изменить свое решение. Я работаю своим организмом, и мне не хотелось бы, чтобы мой инструмент пострадал, например, из-за удара боксерской перчаткой. Нынешнее телевизионное безумие – это не плохо и не хорошо, это данность. Я понимаю, что ТВ не может состоять из одного канала “Культура”. Если другие звезды участвуют в этом – замечательно! А я лучше в это время сыграю еще какую-нибудь выдающуюся личность».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам People’s History , «Новая» , «ТелеШоу»

Share.

Comments are closed.