Диалект медиков: с тарабарского на русский

0

Тарабарское наречие, на котором говорят доктора, неслучайно состоит из адской смеси мёртвых языков — латыни с древнегреческим, благодаря которым, врачи могут понимать друг друга с полуслова, а пациенты не догадываются, о чём идёт речь.

Подобная практика сложилась, когда люди в белых халатах были закрытой кастой — жрецами бога Асклепия, что очень выручало эскулапов, пока их знания были ограничены, а возможности медицины невелики. И хотя теперь неизлечимых болезней осталось мало, доктора не спешат переходить с медицинского на русский.

Умереть от опечатки

Немецкий врач Маркус Герц, заявивший больному, который лечился по выписываемым из книг рецептам, что тот умрёт от опечатки, не так уж сильно сгустил краски. Порой достаточно изменить всего одну букву в медицинском термине, чтобы он приобрёл совсем другое значение.

Скажем, «сенильный» совсем не то же, что «синильный». В первом случае речь идёт о расстройствах, связанных со старостью, а во втором — с отравлением синильной (то есть цианистой) кислотой. Или взять артрит и антрит, аритмию и атремию. Звучит практически одинаково, но болезни-то абсолютно разные!

Артрит — воспаление сустава, антрит — слизистой оболочки, выстилающей полость внутри сосцевидного отростка височной кости. Напоминает гайморит, но только инфекция прорывается сюда не из носа, а из среднего уха при отите: антрит — частое его осложнение, особенно у детей.

Аритмия — неправильный сердечный ритм, а атремия — разновидность истерии, при которой больной лишается способности стоять, сидеть или ходить. Атремией, кстати, страдала жена Николая II — императрица Александра Федоровна.

А ведь есть ещё составные слова! Что такое цистит — объяснять не нужно: воспаление пузыря. Какого конкретно, обычно не уточняется: по умолчанию принято считать, что мочевого. Но пузырей-то в организме много: бывает ещё дакриоцистит (воспаление слёзного мешка) и холецистит (желчного пузыря). Будьте внимательны!

Такая же ситуация с вагинитом и тендовагинитом: в обоих случаях имеется в виду воспаление влагалища, но первый требует обращения к гинекологу, а второй — к хирургу или травматологу, потому что влагалище-то в данном случае сухожильное! Оно окружает сухожилие наподобие футляра и может реагировать на постоянную травму, например, при работе за компьютером или ношении неудобной обуви. Тогда на тыльной стороне кисти или на стопе появляется небольшая плотная шишечка, становится больно набирать текст на клавиатуре, пользоваться мышкой или ходить. Вот это и есть тендовагинит!

А как насчёт вагинита и вагиноза, пародонтита и пародонтоза, артрита и артроза, нефрита и нефроза? Тут-то как раз все просто: суффикс «-ит» указывает на воспалительную природу изменений в том или ином органе (влагалище, десне, суставе, почке), а «-оз» — на преобладание дистрофических и дегенеративных изменений. Правда, бывают и исключения из правила.

Например, слово «целлюлит» переводится с латыни как «воспаление клеток». Но ведь о воспалительных явлениях на самом деле речь не идёт! Да и клеток в организме много — какие из них имеются в виду? Если следовать семантике, целлюлитом вполне можно было бы назвать радикулит, миозит, менингит, ангину и даже прыщик на лбу. Ничего себе диагноз — пальцем в небо!

Не удивительно, что на медицинских сайтах вы не встретите упоминания о целлюлите, зато найдёте множество его синонимов, отражающих изменения, которые происходят в подкожной клетчатке на разных стадиях отложения жира: адиподисморфизм гиноидного типа, локализованная гидролиподистрофия (она же адиподистрофия), дегенерация дермы и липосклероз.

Согласитесь, что звучит пугающе. Мы и слова «целлюлит» стесняемся, а представьте, что вам пришлось бы при всех просить у продавщицы гель от жировой дегенерации дермы! Нет уж, спасибо большое, пусть всё остаётся, как есть, ничего, что диагноз с ошибкой…

Хоть горшком назови

Медицинским разговорным трудно овладеть ещё и потому, что он на редкость богат синонимами. У одной и той же болезни обнаруживается множество названий, порой самых невероятных. Студенты-медики обожают вставлять их в забавные песенки. Вот припев одной из них: «Сучье вымя, конская стопа, волчья пасть и заячья губа» Трудно поверить, что вся эта зоологическая белиберда имеет право на существование в качестве официального диагноза!

В первом случае речь идёт о гидрадените — гнойном воспалении потовой железы. Распухая, она становится похожей на молочную железу собаки. Только вот располагается это странное и довольно болезненное образование не на груди, а под мышкой.

Деформированная стопа с так называемой эквинусной установкой (как будто под пяткой находится невидимый каблук) действительно смахивает на лошадиное копыто. Подобная патология встречается не так уж часто, зато конский хвост есть у каждого из нас: его образуют поясничные, крестцовые и копчиковые корешки, свисающие в нижний отдел позвоночного канала.

Волчья пасть — это вовсе не ощерившаяся острыми звериными зубами челюсть оборотня, а врожденный дефект твёрдого нёба. Он, кстати, нередко сопровождается характерным расщеплением верхней губы, которая из-за этого начинает походить на заячью. К счастью, такие деформации хирурги исправляют с отличным косметическим результатом.

Молочницу из-за белых налётов характерного вида раньше называли плеснявкой: этот диагноз до сих пор встречается в некоторых справочниках по самолечению. Эпилепсия в прошлом именовалась падучей, остеомиелит (гнойная инфекция костей) — костоедой, анемия — малокровием, или бледной немочью, а белокровием звался лейкоз (в США и Европе для его обозначения используют другой термин — «лейкемия»).

Ишемическую болезнь сердца (ИБС) ещё недавно записывали в истории болезни как стенокардию, а до этого называли грудной жабой и грудной же ангиной (angina pectoralis). Почему? Да потому, что «ангина» по-латыни — значит «сжимать, сдавливать». Сейчас она стала синонимом острого тонзиллита — воспаления нёбных миндалин, при котором они распухают, как бы сжимая горло. Однако для давящих ощущений в сердце, связанных со спазмом коронарных артерий, в латинском языке используется то же самое слово.

Обратите внимание и на такой момент: астма (в переводе с древнегреческого — «приступ удушья») бывает не только бронхиальная, но и сердечная. Если пламенный мотор начинает выходить из строя и лёгким не хватает крови, человек задыхается точно так же, как и при спазме бронхов.

Да и диабет может быть не только сахарный, но и почечный, гипертензия — не только артериальная, но и венозная, вазоренальная (связанная с сужением почечных сосудов), внутричерепная, внутриглазная, лёгочная… Так что не упускайте из виду уточняющее прилагательное в диагнозе: оно может коренным образом изменить его смысл!

Кстати

Новость, приятная для мужчин: импотенции официально не существует. Врачам пока не удалось победить это расстройство, поэтому несколько лет назад они решили переименовать его. Теперь оно называется эректильной дисфункцией — чтобы пациентам было не так обидно. Кому понравится запись «импотент» на лицевой странице карты!

Ирина Ковалева,
«SuperСтиль»

Поделиться.

Комментарии закрыты