Днепр исчезнет к 2030 году?

0

Днепр, третья по площади бассейна и четвертая по длине река Европы, серьезно болен и экстренно нуждается в спасении. Бьют тревогу не только экологи — к неутешительным выводам в ходе проверок приходят также контролирующие и правоохранительные органы.

Еще 20—25 лет назад на главной водной магистрали можно было увидеть сотни грузовых и пассажирских судов. Сегодня в бассейне Днепра — только редкие яхты, катера да слегка подреставрированные прогулочные теплоходики, чудом уцелевшие с советских времен, пишет Segodnya.ua.

То, что это недалеко от истины, подтверждает и неудовлетворительное техническое состояние шлюзов, дамб на водохранилищах. По весне, в половодье, возрастает градус общественного интереса к проблемам затопления прибрежных территорий вследствие таяния снега, переполненности водохранилищ, прорыва дамб из-за многочисленных повреждений в бетоне.

Из года в год ухудшаются экосостояние реки и качество воды — об этом свидетельствует мониторинг и анализ результатов гидрохимических исследований, проводимых специалистами Днепровского бассейнового управления водных ресурсов. Превышение предельно допустимых концентраций наблюдается по содержанию железа, марганца, фосфатов, прочих вредных для здоровья человека веществ.

Казалось бы, парадокс: судоходства на реке почти нет, многие промпредприятия, расположенные вдоль берегов Днепра, работают вполсилы, но вода не соответствует сантребованиям, а ее химсостав включает немало элементов таблицы Менделеева.

«Это объясняется огромными объемами сбросов в водные объекты загрязненных промышленных и коммунальных стоков, — констатирует начальник отдела представительства интересов граждан и государства в судах Днепровской экологической прокуратуры Татьяна Шокина. — Год от года в бассейн Днепра сбрасывается более 600 млн куб. метров загрязненных сточных вод, а это ни много ни мало — шестая часть от всего объема сброса в государстве! Прежде всего, следует говорить о предприятиях столицы, Киевской, Днепропетровской, Запорожской областей. Очистными сооружениями сети дождевой канализации не обеспечены в Киевской, Полтавской, Херсонской областях».

Но и там, где воду забирают у нашей главной реки для нужд народного хозяйства — в первую очередь, в энергетике, орошении земель, жилищно-коммунальном хозяйстве, ее не научились рационально использовать.

Не менее злободневны проблемы цветения днепровской воды, самовольной застройки прибрежной полосы (некоторые умудряются даже огородить свои участки со стороны реки многометровой колючей проволокой-путанкой наподобие той, которой оборудованы колонии для зеков), захвата земли, что приводит к подмыванию берегов, а также изменению русла реки, следовательно, к уничтожению нерестилищ и, в конечном итоге, серьезному истощению рыбных запасов и исчезновению некоторых видов рыб. По словам эколога Владимира Борейко, «в Днепре стало значительно меньше щуки, сома, судака, а налим и золотой карась занесены в Красную книгу, и если все оставить как есть, о рыбе можно будет забыть».

Правоохранительные и контролирующие органы отмечают и критическое состояние основных фондов водохозяйственного комплекса, в частности, чудовищную изношенность канализационных очистных сооружений, которая в некоторых областях зашкаливает за 60% и более. В ряде регионов информация о техсостоянии таких объектов отсутствует напрочь, не проводится и их инвентаризация.

Это притом, что именно инвентаризацию (то есть, учет канализационных и очистных сооружений в регионах) контролеры называют одним из условий эффективного внедрения рассчитанной до 2020 года еще одной Общегосударственной целевой программы — «Питьевая вода Украины». По этому поводу в ГПУ замечают: «Сначала нет средств на модернизацию и реконструкцию действующих сооружений, а потом не будет на очистку водных ресурсов. Замкнутый круг».      

Некогда погоду на Днепре безоговорочно диктовал «Укрречфлот» — акционерная судоходная компания. Сегодня она не имеет лидерских позиций на рынке перевозок. В «Укрречфлоте» комментировать ситуацию не захотели. В Мининфраструктуры, куда мы также обратились за комментариями о будущем Днепра, обещали направить ответ, однако к моменту сдачи номера он не поступил. Что же касается Днепровской экологической прокуратуры, чьи полномочия распространяются на Киев и несколько регионов Украины вдоль нашей многострадальной реки, то эту структуру скоро… сократят.

Луиза Яковлева, заместитель Днепровского экологического прокурора:

«Колоссальный вред Днепру причиняет самовольная застройка прибрежной территории. Последние лет 10 она приобрела массовый характер. Это приводит не только к подмыву берегов, разрушению береговой линии, но и к изменению русла, дна реки, изменению биоресурсов, ухудшению качества воды. Или взять другой аспект — зоны отдыха. По заключению органов санэпидстанции, в столичном Гидропарке без риска для здоровья купаться можно лишь на одном пляже, остальные не соответствуют санитарным нормам и правилам. Тут масса претензий к коммунальщикам, в ведении которых эти пляжи находятся, к местным органам власти, самоуправления, санстанции. Согласно изменениям в Закон о прокуратуре, субъекты хозяйствования мы можем проверять только при наличии подтверждения явных нарушений законодательства. Санстанция же, как контролирующий орган, имеет право выходить лишь на плановые проверки. Внеплановые она обязана согласовывать с министерством. Такой порядок продиктован заботой об уменьшении давления на предпринимательскую деятельность. Но на практике это часто оборачивается тем, что нарушители чувствуют безнаказанность и выходят сухими из воды. Терпение Днепра может когда-нибудь иссякнуть, и добром это явно не кончится…»

Владимир Борейко, директор Киевского эколого-культурного центра:

«Реку загрязняют не столько промышленные предприятия, сколько бытовые стоки. Появляются новые моющие вещества, которые в огромных количествах используется населением: те же стиральные порошки на фосфатах, к примеру. На них нет стандартов, и закон их не видит. Эти фосфаты массово попадают в Днепр. Вода начинает цвести, гниющие водоросли приводят к гибели рыбы, которой нечем дышать. Рыбные запасы сокращаются катастрофически. Такое не может продолжаться бесконечно.

Еще одна системная угроза — старение гидротехнических сооружений, разрушение бетонных плотин. Большинство ГЭС сооружались в рекордные сроки, с нарушениями технологии, в ущерб качеству. Настанет время «Ч», когда плотины не выдержат.

У нас нет государственной политики, при которой строительство в прилегающей к Днепру зоне даже одной дачи расценивалось бы как угроза экобезопасности всей системы. Вдоль Днепра живет 30 млн населения. Превращая реку в подобие канализационной трубы, мы через 10—15 лет дойдем до того, что Днепр начнет пересыхать, наступит точка невозврата, и живая артерия превратится в зловонную сточную канаву. Скупой платит дважды. Но ни на одну экопрограмму средств в полном объеме не выделяется, а на некоторые их нет вообще. К 2030 году Украина окажется в зоне колоссальной экологической катастрофы, связанной с умершим Днепром».

Анатолий Яцык, директор Украинского НИИ водохозяйст-венно-экологических проблем:

«На мой взгляд, все беды Днепра происходят не от того, что у него нет хозяина, а от того, что у него их слишком много. А к обязанностям своим горе-хозяева относятся лишь бы как. У меня на эту тему есть публикации, книги, но те, кого это конкретно касается, их, к сожалению, не читают. Друг на друга только перекладывают ответственность, и все. Самая главная задача — чтобы Днепр стал чистым. Это вопрос выживания. Природой нельзя пренебрегать — чревато серьезными последствиями. Какими они могут быть, точно спрогнозировать невозможно. А здоровье стоит очень недешево. Поверьте моему опыту: прошел от рядового инженера до заместителя министра, академика, и знаю, о чем говорю».

Поделиться.

Комментарии закрыты