Топ-100

Дольф Лундгрен: «Я не жалею себя на съемочной площадке»

0

Знаменитому актеру исполняется 50 лет

В Голливуд его привел случай, потому как Дольф вовсе не мечтал с детства стать актером. Но сейчас Лундгрен – один из самых известных артистов, снимавшихся в боевиках.

«Били меня, бил я, и мне это нравилось»

Дольф Лундгрен родился 3 ноября 1959 года в небольшом шведском городе Спонга – это к северу от Стокгольма. Родители назвали его Ганс, в честь деда, и лишь потом актер возьмет псевдоним. В детстве Лундгрен был очень спокойным, тихим и болезненным, постоянно страдал от аллергии. Пока его одноклассники ходили по спортклубам и дискотекам, он сидел за учебниками или играл на тромбоне в школьном оркестре. Из-за постоянно плохого самочувствия Дольф был очень не уверен в себе. И спортом не занимался потому, что был очень слабым и стеснялся своего хилого тела.

Однако лет в 12 ему на глаза попалась книга о каратэ, и Лундгрен буквально проглотил ее. «Я заинтересовался, пересмотрел все фильмы с Брюсом Ли, перечитал массу книг по боевым искусствам, – говорит актер. – Каратэ очень привлекало меня, мне казалось, что это самый мужественный вид спорта, что каратисты – супермены, которым не страшен никто на свете. И однажды пришел в клуб каратэ Киокушинкай – жесткого контактного стиля. Вот там-то я и нашел все то, что мне не хватало. Не знаю, как я выдерживал поначалу нагрузки, которыми славится этот стиль, но втянулся и стал тренироваться как одержимый. На тренировки приходил, уже разогревшись, и сразу начинал спарринговать. Оказалось, что это именно то, что мне и было нужно. Мне всегда не хватало открытого поединка, жестких ударов, ощущения боли и возможности причинить боль другому. Я никогда не был жестоким, но мне надо было самоутвердиться, и контактный поединок помог мне в этом. Били меня, бил я, и мне это нравилось. Я даже начал искать приключений на улицах окраинных кварталов Стокгольма. Доски и кирпичи колол сотнями».

Когда Дольф осознал, на что способен, доказал себе, что не трус и не слабак, то успокоился и стал воспринимать каратэ по-другому. Правда, тогда он еще не понимал, что это не только система самозащиты, но и философия, образ жизни. Словом, иногда родителям Лундгрена казалось, что их сын просто сошел с ума.

«Я сломал Сталлоне два ребра на съемках»

В 1977 году Дольф Лундгрен стал победителем чемпионата Швеции по каратэ и три года сохранял за собой этот титул. Вскоре молодой швед победил на открытом чемпионате Великобритании. Свое мастерство Лундгрен оценивал достаточно критически и в погоне за совершенством отправился в Японию.
«Мне посчастливилось стать одним из учеников основателя стиля Масутацу Оямы, – рассказывал Дольф. – Несколькими месяцами позже, на чемпионате мира в Токио, стал финалистом, проиграв в дополнительное время известнейшему Макото Накамуре». Успех был тем более впечатляющий, что иностранным участникам чемпионатов, проходящих в Японии, приходилось часто сталкиваться с судейской несправедливостью.

В 1980-м и 1981-м Лундгрен завоевывает титул чемпиона Европы в тяжелом весе. Но также он еще и становится студентом Стокгольмского королевского технологического института – его всерьез увлекает химия. А подрабатывать Дольфу приходилось вышибалой в ночных клубах: иногда попадались простаки, полагавшие, что смогут одолеть парня. Затем Лундгрен получил стипендию в Сиднейском Университете, год проучился в Австралии и еще умудрился выиграть открытое первенство этой страны.

Именно тогда Дольфа заметила королева диско Грейс Джоунс – ей как раз предстояло турне по зеленому континенту, и она предложила Лундгрену стать ее телохранителем. Он согласился, вскоре между нами возникли очень близкие отношения, и именно благодаря Грейс Дольф уехал в Голливуд и получил в 1985 году небольшую роль в фильме «Вид на убийство» из сериала о Джеймсе Бонде. Тогда же он начал сниматься в фильме «Рокки-4», который и принес Дольфу мировую известность. Только вот получил он эту роль с большим трудом.

«Когда я в первый раз пришел к Сталлоне, он сказал, что ему нужен человек потяжелее и помускулистее, – рассказывает Лундгрен. – Я стал усиленно набирать вес, и переключился на бодибилдинг, которым до этого не занимался никогда. Я, конечно, до этого немного работал с тяжестями в процессе подготовки к соревнованиям. Дело в том, что в киокушинкай бьют в полную силу, и надо так подготовить тело, чтобы оно не чувствовало ударов. И я занимался именно с этой целью, а не для того, чтобы определенным образом совершенствовать собственную фигуру. А перед началом съемок “Рокки-4” я занялся бодибилдингом всерьез и из-за этого даже забросил каратэ, буквально жил в зале, доведя свой вес до 115 кг».

Потом уже Дольф старался комбинировать два главных своих увлечения, но не стремился стать горой мускулов, потому что тогда не смог бы наносить резкие удары и быстро перемещаться. Так что Лундгрен уверял, что Шварценеггер может не беспокоиться – Дольф не собирался составлять ему конкуренцию. А за неделю до выхода «Рокки-4» на экраны Сталлоне позвонил Лундгрену и сказал: «Запомни мои слова. Сейчас тебя не знает никто, а через неделю ты будешь звездой». Как показало время, он оказался прав.

«Я очень благодарен Сильвестру, который на съемках так натерпелся от меня, – говорит Лундгрен. – Он постоянно стремился к тому, чтобы на экране все выглядело, как в жизни. Когда мы начали отрабатывать сцены поединков, Сталлоне сказал мне, чтобы я бил всерьез, иначе на экране будет видно, что мы подыгрываем друг другу. Хоть Слай и понимает в боксе, после первого же съемочного дня он оказался в больнице с двумя сломанными ребрами и множеством синяков. Конечно же, все это я сделал не со зла. “Рокки-4” принес мне мировую известность, но закрепил за мной репутацию тупоголового здоровяка, который на экране только и может, что махать руками и ногами. Хотя еще до “Рокки” я начал брать уроки актерского мастерства и время от времени беру их до сих пор. И все-таки ролей мускулистых идиотов избежать не удалось. Так было и в “Повелителях Вселенной”, и в “Красном скорпионе”, и в “Палаче”, и в “Ангеле тьмы”. А ведь даже в этих лентах я совсем не хотел показывать на экране каратэ – я хотел играть. Но меня никто не слушал, и я брал то, что давали, понимая, что все эти фильмы – в Голливуде их называют action films, то есть фильмы действия – работают на мою популярность».

«Большинство моих фильмов на родине запрещено»

В Голливуде Дольфу поначалу было нелегко – там сложно существовать: высокие требования, постоянное напряжение. Лундгрен чувствовал себя неуверенно. И, качаясь, наращивая мышцы, он словно укреплял барьер, отгораживающий его от этого чужого мира.
В фантастической ленте «Универсальный солдат» Лундгрен снимался с Жан-Клодом Ван Даммом. Они сыграли американских солдат, погибших во Вьетнаме и оживленных кудесником доктором Грегором. «К предложению сняться в этой картине я отнесся скептически, так как я знал, что Ван Дамм всегда стремится показать максимум каратэ, я же хотел выступить не как боец, а как актер, – говорит Лундгрен. – Но роль в итоге оказалась очень удачной. Кстати, после выхода фильма на экран, Жан-Клод признался в одном из интервью, что на съемках все время был со мной настороже, помня, что произошло со Сталлоне. Однако я был аккуратен, и Ван Дамм получил минимум синяков. Стремясь к реальности, я на съемочной площадке не жалею себя, но приходится жалеть своих напарников»

В мае 1992 года Лундгрен и Ван Дамм были в Каннах, постоянно окруженные толпой киношников, телевизионщиков, фотографов и прессы. «Заранее договорившись, мы с разных сторон подошли к главному кинозалу, сделали вид, что встретились случайно и встрече не рады, обменялись “комплиментами”, а затем начали толкаться, как перед дракой, – вспоминает актер. – Секьюрити тут же растащили нас к неудовольствию публики, телевизионщики запустили репортаж о столкновении звезд, а фотографы продали снимки в кучу журналов. Никому и в голову не пришло, что, если бы мы захотели драться, то не стали бы перед этим толкаться и переругиваться, а если бы кто-нибудь из нас нанес удар, то последствия были бы очень печальными».

Несмотря на мировую славу и повсеместное признание, на родине Дольфа не оценили. «Еще после съемок “Рокки-4” я приехал на родину, мне организовали встречу с прессой, которая стала для меня своего рода роковой, – говорит актер. – Я просто обалдел от свалившейся на меня славы и все газеты потом трубили, что я отказывался говорить по-шведски, изъясняясь на английском с американским акцентом, что я заносчив, высокомерен, что вместо родного имени Ганс взял псевдоним Дольф. Журналисты не поняли, что я был слишком молод для такого успеха, что у меня закружилась голова, и с тех пор меня недолюбливают, и фильмы с моим участием демонстрируют неохотно. Меня вся пресса Швеции начала величать не иначе как “пустоголовый блондин”. Большинство моих фильмов на родине запрещено – якобы в них много насилия. Те же, что вышли, были изрезаны до неузнаваемости». Дольф всерьез обиделся на шведских цензоров, однако говорит, что был и остается шведом.

Фото, испугавшее грабителей

В Голливуде у Лундгрена репутация героя-любовника. «Я долго жил с Грейс Джоунс, затем – с известной итальянской моделью Паулой Барбиери, – рассказывает Дольф. – А затем в Стокгольме познакомился с Анетт Квиберг – она дизайнер ювелирных украшений, у нее в Нью-Йорке свой бизнес. В январе 1994 года мы поженились – в Стокгольме, в соответствии с народными традициями. 29 апреля 1996 году Анетт сделала меня счастливейшим человеком – я стал отцом очаровательной малышки Иды Сигрид».

Не так давно в испанской Марбелье дом Дольфа Лундгрена подвергся вооруженному налету. Трое преступников в масках проникли в имение актера, в то время как он был на съемках, связали его супругу Анетт и, угрожая ножом, стали требовать деньги и драгоценности. В какой-то момент один из грабителей заметил на столе семейную фотографию, и преступники поняли, в чьем доме они находятся. После этого нападавшие спешно ретировались. Столкновение с хозяином дома явно не входило в планы грабителей. Ведь вероятнее всего, оно закончилось бы для них плачевно.

Недавно Лундгрен сыграл с Ван Даммом в новой части «Универсального солдата». Кроме того Дольф вновь работает со Сталлоне, снимаясь в картине «Невозмутимые». Кроме Лундгрена в фильме сыграли Микки Рурк, Джейсон Стэтхем, Джет Ли и Арнольд Шварценеггер. «Это просто команда мечты, – говорит Сталлоне, который стал и режиссером картины, и автором сценария, и исполнителем одной из ролей. – Очень сложно собрать нас всех вместе в одно время. А уж в одной комнате собрать всех этих самолюбивых ребят и вовсе невозможно».

Режиссеры и продюсеры хотят, чтобы Лундгрен и дальше снимался в прежнем жанре. «Пока я и сам не планирую менять амплуа, однако в будущем хотел бы попробовать себя в разных ипостасях, скажем, в комедии, – говорит актер. – Главное – сегодня я в себя верю. Поначалу я был лишь каратистом, который пробует себя в качестве актера. Но теперь я им стал, и уже много лет именно кино является огромной частью моей жизни».Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Мир, созданный мастером» , People’s History

Share.

Comments are closed.