Джон Траволта: «В новом фильме я – лыс как стеклышко!»

0

У него было немало поводов стать циником, но Джон им не стал. «Семья помогает держаться на плаву, – говорит актер. – Сайентология помогает осмыслить себя. Единственное, что всегда было моей проблемой, – я не мог определить, кому можно верить, а кому нет. Всегда доверяюсь людям, которые кажутся обаятельными. Моя слабость – желание верить в лучшую сторону человеческой натуры».

«Девчонки, оказывается, имеют такую власть!»

Джон Траволта родился 18 февраля 1954 года в городке Инглвуд, штат Нью-Джерси, в большой семье итальянца-футболиста и певицы-ирландки. В детстве Джон учился чечетке у брата, знаменитого Джина Келли, и, в сущности, протанцевал всю свою молодость. С успехом сыграл в 1980 году в фильме «Городской ковбой», который дал новую жизнь кантри-музыке. Однако смерть двух близких людей – любимой женщины и матери – на десятилетие выбила Джона из колеи: популярность актера пошла на спад.

Траволта начал искать спасение во всем подряд: алкоголе, сеансах психотерапии – не помогло. Тогда он заинтересовался учением американских сайентологов и с 1975 года стал активным прихожанином их церкви. Сейчас актер по пять раз в неделю летает в штаб-квартиру церкви сайентологов в Клируотер, чтобы получать консультации у священника по всем вопросам.

Джон внезапно вернул себе славу суперактера в 1994 году, сыграв главную роль в культовом фильме Квентина Тарантино «Криминальное чтиво», получившем «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах. У него появилось новое амплуа – сильный, мужественный герой. А твист, который Траволта танцевал с Умой Турман, стал самым популярным танцевальным кинономером конца ХХ века.

Приходилось ему танцевать и на съемках фильма «Лак для волос», в котором Джон неожиданно для всех сыграл Эдну Тернблад, мать главной героини: «Это было невероятно. Сначала когда я танцевал, на мне были шпильки, но на них и двигаться-то приходилось, как какой-то диковинной птице. Кошмар. Затем подобрали более домашний вариант туфель, но и тогда я, честно говоря, с большим трудом делал разнообразные па. В общем, проблему решили, когда я объяснил реквизиторам, какие туфли носила моя мать, когда выходила на сцену. Они принесли мне одну штуку, нашли чуть ли не на помойке, я примерил и говорю: “О, это то, что нужно!” Они так обрадовались, но радовались недолго, потому что надо было подыскать не только туфлю к первой, но еще и других цветов пар пять-шесть. Но в конце концов устаканилось, и двигаться стало совершенно божественно. Вот что значит классика жанра. Я имею в виду старую обувь».

Каково же было такому сердцееду, как Траволта, носить женскую одежду? «О, это было прекрасно! – уверяет Джон. – Девчонки, оказывается, имеют такую власть! Стоило мне войти в помещение, как все мужчины, даже те, которые знали, что я — мужчина, вставали в знак уважения! А некоторые на улицах даже пытались флиртовать! Все-таки женское платье — вещь магическая. Я так вжился в эту роль, что коллеги женского пола даже спрашивали у меня: “Как ты это делаешь, Эдна?”»

«Когда больше не буду играть в кино, останусь пилотом»

Траволта, ныне один из самых высокооплачиваемых актеров Голливуда, исполняя свою мечту детства, он обзавелся правами пилота, тремя реактивными самолетами и «Боингом-707»; первый самолет актер купил еще в 1974 году. У него есть сертификат Федерального авиационного агентства США. Кроме того, Траволта – обладатель собственного аэропорта Грейстоун с самой длинной в США частной взлетно-посадочной полосой и рулежной дорожкой — прямо к двери.

Самым серьезным достижением Джона как пилота стало приземление в декабре 1993 года в аэропорту с неработающим электрическим освещением. Дело было морозной ночью, так что темнота и лед обеспечили ему всю полноту и остроту ощущений. Недавно же после землетрясения на Гаити Джон Траволта доставил на разрушенный остров груз гуманитарной помощи. Актер сам находился за штурвалом своего личного «Боинга-707». Вместе с ним прибыли врачи и миссионеры-сайентологи.

Никогда, даже в самые тяжелые времена, Траволте и в голову не приходило продать свои самолеты. Он повторяет, что когда не сможет играть, останется пилотом, потому что так и не знает, какое из занятий ему нравится больше. Еще Траволта очень любит лихачить на мотоцикле: «Впервые я сел на байк, когда мне было 18 лет. Кстати, именно на мотоцикле я и приехал в Голливуд, потому что это был самый дешевый способ передвижения. А перед съемками я потренировался еще и на Harley. Мне нравится водить мотоцикл! Кроме того, у меня это хорошо получается, в отличие, скажем, от Тима Аллена, сыгравшего со мной в “Реальных кабанах” Дуга Мадсена. Он-то пару раз грохнулся, когда хвастался, как умеет кататься! Это было смешно».

«Я планирую танцевать самбу лет до 75»

Траволта часто играет в боевиках, хотя сам предпочитает все же смотреть романтические картины: «Мой первый любимый фильм – “Дорога” Федерико Феллини. Я увидел его, когда мне было пять лет. Я не мог понять, из-за чего умерла Джульетта Мазина. И тогда мой отец объяснил, что у нее разбилось сердце. Внезапно я понял, что причиной смерти может быть эмоция. И решил, что с этих пор буду очень осторожно обращаться с человеческими сердцами. Надеюсь, я сдержал обещание. Было и еще несколько фильмов. Например, “Мужчина и женщина” Клода Лелуша – быть может, самый мой любимый. А еще “Вальсирующие” с Жераром Депардье, “Последнее танго в Париже”… И мюзиклы – “Американец в Париже”, “Кабаре”».

Джон любит романтику и в жизни. «Знаете, на самом верху здания “Радио Сити Мюзик Холл” в Нью-Йорке есть танцплощадка “Радужная комната”, – рассказывает актер. – Так вот, мы с женой Келли ходим туда каждый год – ужинать и танцевать между сменами блюд. Закуски – танец, суп – опять танец и так далее. Ча-ча-ча, румба и самба у меня получаются лучше некуда. Предполагаю, что и через 25 лет я еще в состоянии буду это делать. Да, я планирую танцевать самбу лет до 75».

Со своей женой, актрисой Келли Престон, в 1988 году на съемках фильма «Эксперты». Она тогда была замужем за актером Кевином Гейджем, потом развелась и чуть не вышла за Джорджа Клуни, но вовремя уличила его в неверности. В 1990-м судьба вновь свела Траволту с Престон в Ванкувере. С тех пор они не расставались и даже дважды сочетались браком: по законам сайентологической церкви и официально.
13 апреля 1992 года Келли подарила Джону мальчика. Траволта назвал первенца Джет (в переводе с английского — «быстрый, реактивный»). Когда же 3 апреля 2000 года у пары родилась дочка, Траволта хотел дать ей имя в честь своей любимой австралийской авиакомпании Qantas. Но Келли запретила даже думать об этом — малышку назвали Элла Блю.

Год назад семью Траволты постигло несчастье. Шестнадцатилетний Джет скоропостижно скончался во время отдыха с семьей на Багамских островах. У парня произошел внезапный приступ, и, несмотря на оказанную первую медицинскую помощь, спасти юношу не удалось. Представительница местной полиции уточнила, что Джет умер после падения в ванной и сильного удара головой.

Сын Траволты страдал от «синдрома Кавасаки» – воспаления кровеносных сосудов, которое обычно бывает у детей в раннем возрасте и которое может вызывать другие сердечные заболевания. В одном из интервью в 2001 году Джон рассказал о том, что Джет был в шаге от смерти, когда ему была два года. Тогда-то врачи и поставили ему страшный диагноз. Опасность для жизни симптомы достаточного редкого заболевания представляют преимущественно в юном возрасте. Однако бывают случаи, когда от синдрома Кавасаки умирают и подростки, как это произошло в случае с Джетом.

«У нас не было времени на поклонниц»

Траволта часто брал сына на съемки, когда тот был жив, боялся, что с Джетом может что-то случиться, а потому не отпускал от себя. Так было и во время работы над фильмом «Из Парижа с любовью», который сейчас выходит на экраны. Снял его французский режиссер Пьер Морель, чья «Заложница» прогремела в Европе и Америке в прошлом году. Траволта играет совершенно отмороженного агента ЦРУ, который приезжает в Париж: ему необходимо остановить готовящийся теракт. Но вместо серьезной подмоги в напарники Чарли Воксу дают смазливого работника дипломатической миссии Джеймса Риза, который – Чарли на беду – оказывается тайным сотрудником ЦРУ.

«Эти двое никак не могут поладить, – рассказывает Траволта. – Ситуация патовая, можно сказать, классическая: чтобы притереться друг к другу, необходимо время, но у напарников его нет. Им же надо мир спасать. Поэтому приходится крутиться без взаимности, так сказать».

Риза играет Джонатан Риз-Майерс – один из самых популярных британских актеров последнего времени. Но фанатки съемочную группу не одолевали. «У нас времени на поклонниц не было – Джонатан работал как зверь, – говорит Траволта. – Я еще подумал: ну, Париж, прекрасный город, здесь столько любви, молодости, света… Но Джонатан меня быстро привел в чувство. Именно он все время говорил: нечего расслабляться, надо кино снимать. Вот такой парень!»

Этот сценарий для работы Траволта выбрал для себя, чтобы встряхнуться, сделать что-нибудь необычное, захватывающее: «Комедия у меня только что была, это «Так себе каникулы», а перед этим – боевик «Опасные пассажиры поезда 123». Но, чтобы и первое, и второе в одном флаконе – так получилось впервые за долгое время. А мне просто необходимо было сейчас. И фильм помог в этом на все сто процентов! Мне показалось, что сценарий по сюжету Люка Бессона качественно объединяет в себе и комедийную, и триллерную составляющие. Чего еще актеру желать?»
Перед началом съемок у Пьера Мореля Траволта взял в прокате его «Заложницу» и даже позавидовал Лиаму Нисону, сыгравшему в картине главного героя: «Я думал: надо же, какая классная роль! И решил, что мой Чарли будет не хуже. Даже лучше, потому что у Лиама все волосы сохранены, а я – лыс как стеклышко!»

Джон также в прекрасной спортивной форме: «Когда требовалось слегка подтянуться – это было еще во времена “Пароль “Рыба-меч” – я увлекся йогой. И по сию пору ее практикую. А так – никаких боевых искусств, разве что немного бокса».

«Границ у искусства не существует»

Траволте очень понравилось сниматься в Париже: «Там все было организовано на самом высшем уровне. Компания Люка Бессона – “Европа Корп” – работает как часы. Сбоев практически не было. Техническая сторона тоже оказалась очень качественной». При этом многие удивлялись, что известный своими проамериканскими взглядами Джон решил сняться в зарубежной ленте. «Но я ведь снялся в роли американца – причем такого, что о-го-го! – говорит на это Траволта. – На самом деле не стоит приписывать мне шапкозакидательский патриотизм. Я люблю свою страну, я поддерживаю свое правительство, но ведь я нормальный человек. И я считаю, что границ у искусства не существует.

Мы передвигаемся по миру вполне спокойно – были бы деньги на авиабилет. Мало-помалу железные занавесы покрываются ржавчиной и засовы падают. Но кино – это искусство для масс, и оно должно быть более доступным, чем билет на самолет. Поэтому мне все равно, где и у кого сниматься – у чилийца, американца или француза – был бы интересный сюжет и роль, которая бы меня вдохновила. Если же говорить о современном американском кино, то я должен сказать, что просто восхищаюсь людьми, привносящими в новые фильмы новые же технологии. Джеймс Кэмерон потряс меня – думаю, что не только меня – своим последним фильмом и, я считаю, открыл новую эпоху в истории кинематографа. Есть такие люди, которые всегда идут впереди, настоящие первопроходцы, которые мало чего боятся и потому оказываются на финишной прямой задолго до того, как другие снимутся со старта. Я практически уверен, что Кэмерон не станет долго почивать на лаврах и в самом недалеком будущем удивит нас еще каким-нибудь шедевром».

Сам же Траволта недавно снялся в продолжении «Реальных кабанов», ему очень приятно, что его с Тимом Алленом, Мартином Лоуренсом и Уилом Мэйси герои полюбились не только зрителям, но и студийным боссам. «Нет, серьезно, хорошо, что эти ребята еще немного поживут на экране», – говорит Джон. А вот будет ли сиквел ленты «Из Парижа с любовью», он пока не знает: «Если на то будет воля продюсеров – я сыграю в нем с удовольствием!»

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Теленеделя» , «ТелеШоу»

Поделиться.

Комментарии закрыты