Топ-100

Федор Добронравов: «Хочу внуков, но сыновья не спешат мне их подарить»

0

Мало кто знает, что звезда сериала «Кадеты» Федор Добронравов прошел путь от слесаря-сборщика до актера. В 90-е годы его заметил Константин Райкин и позвал в театр «Сатирикон». Федор Викторович долго гремел на сцене, но потом решил отправиться в свободное плавание. Так и закрутилось с кино — «Тайны дворцовых переворотов», «Ликвидация», «Изображая жертву», а теперь и новый сериал под названием «Сваты».
— Чем вас заинтересовал фильм «Сваты»?
— Мне очень понравился сценарий, герой, которого играю, — дедушка Ваня. Все заверчено вокруг моей киношной внучки Жени — родители девочки уезжают за границу и оставляют ее на попечение нам с бабушкой и вторым бабушке с дедушкой. Мы — обычные сельские жители, они — городские интеллигенты. Между нами возникает масса споров по поводу воспитания единственной внучки. Любопытный сценарий. Правда, ради съемок пришлось отказаться от других проектов. Предложений, слава Богу, много, сейчас стали снимать, прошло это безвременье.
— А ваши сыновья картину видели? Методы воспитания дедушки Вани с вашими похожи?
— Да, они как раз смотрели первую часть фильма «Сваты». Не могу сказать, что как-то принципиально отличаюсь от своего героя, очень похож на него в плане воспитания детей — стараюсь, чтобы в семье всегда был юмор, конфликты как-то обходить.
— Слышала, вы не хотели, чтобы ваши дети Виктор и Иван становились актерами?— Не то чтобы не хотел, не агитировал за это, они сами выбрали профессию. Я не из тех родителей, которые как-то давят на детей и заставляют что-то делать. Были в моей жизни знакомые, которые говорили: «Вот ты окончи МГУ, а потом». А потом их дети работали где угодно, кем угодно, однако не по профессии — бред абсолютный. Человек зря теряет годы только для того, чтобы удовлетворить желание родителей. Но все равно всегда стоит помнить, что творческая профессия — хлеб нелегкий. Надо обладать незаурядным здоровьем, трудолюбием. Долгие годы я даже представить себе не мог, что со мной случится то, что, собственно, и случилось.
— На площадке «Сватов» вы сдружились с самой маленькой актрисой — Сонечкой, исполнительницей главной роли. Как вообще относитесь к тому, что дети работают наравне со взрослыми?
— Сложно. У меня Ванька стал рано увлекаться актерством, да и Витюлька в театре вырос. Тут все зависит от родителей, насколько хватит их сил и мудрости. Ведь дети на площадке проходят все медные трубы. А это самое страшное, что может быть. Ни карьерный рост, ни деньги так не меняют человека, как эти медные трубы — испытания. Сейчас молодое поколение очень слабое. Наше поколение и поколение наших родителей было намного сильнее. Отцам, матерям пришлось такое пережить, что нам и в страшном сне не снилось! А молодое поколение? Потерял телефон и пошел выбросился из окна.
— Неужели все так плохо?
— Нет, есть у них свои плюсы. Например, люди моего поколения очень долго могут работать бесплатно. Нас так пионерская, комсомольская организации учили — на благо чего-то, на благо какого-то светлого будущего. Это в нас есть, это не вытравить. А молодое поколение более рациональное. Оно выросло в жуткой нестабильности. Столько всего поменялось — правил, отношений к Родине. Я помню свое отношение к армии — сам ходил в военкомат: «Пожалуйста, возьмите меня!» Попросился в воздушно-десантные войска. Это было во мне. Сейчас их не затащишь. И я понимаю молодых, не обвиняю — им нечего защищать.
— Что-то мы все о грустном. Давайте о приятном: сыновья внуками скоро порадуют? С невестами знакомят?— Ванечка живет с нами со своей девушкой, она его однокурсница. Виктор расстался со своей девушкой, но они все равно поддерживают отношения. Она приходит к нам на все праздники, дни рождения. Как дочка. А по поводу внуков — я уже давно им озвучил свое пожелание. (Смеется.) Уже жду не дождусь внучат. А сыновья все этот момент оттягивают. Я то уже готов кого-то тискать, ради кого-то жить. Сыновья ведь уже самостоятельные, определившиеся, а хочется чего-то неопределившегося. Они говорят: «Не время сейчас». Я же отметил выше: они более рациональные. Когда мы с женой семью создавали, я работал на заводе слесарем-сборщиком и как-то не думал о том, тяжело ли будет дальше. Была цель — семья, то есть муж, жена, дети. Сначала мы жили у моих родителей, потом переехали к родителям супруги, потом опять к моим. Не думали, насколько это будет тяжело, хорошо или плохо. А они думают.
— Чем сейчас занимаются?
— Ванька и Витюшка много снимаются, в театре немало проектов. У Вити и вовсе еще есть две группы музыкальные. Этим летом он был в Нью-Йорке на мастер-классе у преподавателя, который учил Мадонну, Майкла Джексона, Уитни Хьюстон. Старичок такой. Сын понял, что если у тебя есть баян, то это не значит, что ты на нем можешь играть. Поэтому то, что нам дано сверху, — надо реализовать. А нам на самом деле все дано — если будешь усидчивым, можешь свернуть горы. Если будешь вокалом упорно с детства заниматься, то станешь хорошим исполнителем. Витя говорит: «Я понял, что Мадонна, Хьюстон — это гипертрудяги. Это не то, чтобы пальцем о палец и раз — запел. Нет! Они оттачивают каждое движение. На сцене кажется: они живут этим. Нет. Они просто дикие трудяги!» Я с ним согласен, но мне не доставляет, если так можно выразиться, труда моя профессия — люблю театр, кино.Сейчас вот с Алисой Фрейндлих, Олегом Басилашвили работаю — этим людям профессия тоже не доставляет труда. Они никогда не готовятся к работе — сразу улетают в космос и все. С Денисом Евстигнеевым вот недавно работал, он признался, мол, я никогда не видел, чтобы папа учил роль — в жизни никогда не видел! Я тоже раньше это делал в метро, теперь — как есть свободная минута, но никто никогда не видел, как я это делаю — учу роль. А некоторые это демонстрируют, выставляют напоказ. Куда там — небожители! Главное — надо выбирать профессию, которая доставляет удовольствие.

Татьяна Кравченко,
«Новая»

Share.

Comments are closed.