Гастарбайтеры-крепостные

0

Основу экономики Катара составляет добыча углеводородов. На них приходится 85% экспорта, 70% дохода бюджета. В Катаре очень маленькая численность населения – около 250 тысяч человек – а потому углеводороды сделали всех его граждан богачами. По размеру ВВП на душу населения Катар занимает первое место в мире – 94 тыс. долл.

Но 250 тыс. – это катарцы с местным гражданством, кроме них на территории страны проживает 1-1,2 млн. гастарбайтеров. Коренное население не предпочитает находиться на госслужбе или в инвестконторах. Почти всю работу (отнюдь не только грязную) тут выполняют наемные работники из других стран. На интеллектуальных и менеджерских должностях трудятся европейцы и американцы (до 100 тыс. человек), в торговле – иранцы или индусы, на тяжелые работы набирают бедняков из Юго-Восточной и Южной Азии (от пакистанцев до филиппинцев). 95% катарцев имеют в своей семье хотя бы одного гастарбайтера, 50% – 2-х и более.

Через пару лет число наемных сотрудников в Катаре вырастет ещё минимум на 200 тыс. человек – они нужны для строительства инфраструктуры и стадионов к предстоящему Чемпионату мира по футболу 2022 г.

Абсолютная власть в Катаре принадлежит эмиру (на данный момент Хамад бин Халифа аль-Тани), который назначает протопарламент (шура). Основой законодательства является шариат. Политические партии и профсоюзы  в стране запрещены. Покой монархии охраняет американская военная база.
 
Такие же средневековые отношения царят и в трудовой сфере. Если на европейцев ещё распространяются основы почти светского законодательства (для них создан специальный орган «гражданского контроля», в том числе гражданский суд), то остальные гастарбайтеры находятся на положении бесправной скотины.

The New York Times (перевод «Толкователь») рассказывает о буднях катарских «крепостных», в роли которых оказались мигранты из слаборазвитых стран. Например, филиппинка Тереза Дантес подписала контракт с агентством занятости на Филиппинах, чтобы приехать в Катар на работу в качестве горничной за 400 долл. в месяц, плюс проживание и питание. Но по приезду её работодатель сказал, что он будет платить ей только 250 долл. Она согласилась и на эти деньги, поскольку ей надо кормить семью на Филиппинах. Спустя 8 месяцев Тереза попыталась уйти от катарца. Но не тут-то было. Хозяин рассмеялся ей в лицо и объявил, что без его согласия она не имеет права покинуть работу.

Американский управляющий сети ресторанов Насер Бейдун решил разорвать контракт с работодателем и вернуться на родину. Но ему пришлось провести в качестве «экономического заложника» 685 дней, пока его хозяин не смилостивился и не разрешил ему покинуть Катар.

Таких рассказов можно приводить очень много. Суть одна – трудовые отношения катарских граждан и гастарбайтеров подчинены средневековой системе кафала, которая фактически означает крепостную зависимость. Правозащитная организация Human Rights Watch называет эту систему проще – принудительный труд.

Кафала предполагает юридическую ответственность работодателей за гастарбайтеров, которых они взяли к себе. У работодателя есть обязанность помимо зарплаты обеспечивать работника рабочей визой и вообще брать на себя регулирование отношений с бюрократией, предоставлять кров и еду. Взамен наемный сотрудник обязуется тот или иной срок не покидать своего хозяина (как правило, срок – 1-3 года). Всё время действия их уговора работник не только не может сменить работу, но и выехать из страны – его документы остаются у работодателя.

Ограничения прав гастарбайтеров есть и в других сферах – им запрещено арендовать жильё (и тем более покупать его), получать водительские права, открывать счёт в банке (без разрешения своего работодателя).

Положение иностранцев осложняется ещё и тем, что письменно кафала заключается лишь с половиной работников, а с остальными – на основе устной договорённости. И именно в последней группе наиболее часты нарушения со стороны работодателей: самое распространённое – более низкая зарплата, чем было оговорено при заключении кафалы. Около половины гастарбайтеров согласны работать за 400 долл. в месяц, но примерно в трети случаев на месте им платят только 250-300 долл. При этом средняя продолжительность рабочей недели горничной в Катаре – 60 часов (в Саудовской Аравии 63,7 часа), строителей – 54 часа.

Но и эта система полурабовладения – полукрепостничества не останавливает мигрантов: даже на этих кабальных условиях они рады трудиться в Катаре.

Поделиться.

Комментарии закрыты