Георгий Дронов: «Смех – это созидательная сила»

0

Хотя вокруг и кризис, этому артисту грех жаловаться – он не выходит со съемочной площадки: «Я даже рад случившемуся экономическому коллапсу: как только он разразился, у меня произошел обвал по востребованности. Люди увидели, что я играю на экране, и стали ходить в театр. А там у меня множество ролей, которые мне очень дороги».

«Моя специальность связана с весельем»

Георгий Дронов родился 7 апреля 1971 года в Москве. Актерская карьера никогда не была его целью: «Все получилось как-то неожиданно для самого себя. Чтобы откосить от службы в армии, я поступил на факультет театрализованных представлений института культуры. Да и пошел я туда только потому, что это был единственный гуманитарный вуз, который не был связан ни с техникой,

ни с точными науками. Еще в школе я не сдружился с математикой и физикой. Да и факультет я

выбрал по совету знакомых. Потому что в тот год там преподавал лучший педагог. Мне нравилось учиться, ведь моя будущая специальность была связана с весельем».

Дронов попал в один самодеятельный театр, когда же впервые вышел на сцену, то понял, что хочет и дальше быть актером: «Именно на институтских подмостках я и сыграл свою первую роль. Мне было всего 19 лет, и я тщательно готовился к своей актерской работе в постановке “Палаты №6”. Только грим перед выходом на сцену накладывал целых полтора часа. В итоге сидевшие в первых

рядах мои сокурсники и родители не смогли меня узнать. Тщательно зазубрил текст. И все-таки

без заминок не обошлось. От волнения я забыл весь текст и начал его не с тех слов. Но сумел настолько достойно выйти из сложившейся ситуации, что никто и не заметил досадного казуса. Именно тот спектакль на студенческих подмостках оказался для меня поворотным в творческой

карьере».

В 22 года Дронов подал документы одновременно в ГИТИС, Щепкинское и Щукинское театральные

училища. До МХАТа уже просто не дошел. И везде у него все шло очень хорошо, но сказали, что в Щепкинском училище самый сильный педагогический состав, в результате Георгий оказался именно там: «Однако целых полгода мне пришлось учиться сразу в двух местах и сдавать по две сессии. Я

чуть не вылетел из Щепки, но за меня заступилась мастер речи, сказав, что Дронова выгонять

нельзя. И мне поставили “трояк” по мастерству, но не выгнали».

«Михалков – человек колоссальной творческой энергии»

В кино Дронов уже снимался к тому времени, на съемочную площадку его привела соседка по лестничной клетке – дочь Леонида Гайдая Оксана: «Она часто удивлялась при встрече со мной или моей мамой: “Ну что вам дался этот институт культуры? Попробовали бы в театральный”. А однажды познакомила меня с ассистенткой своего отца. Леонид Гайдай как раз снимал про Дерибасовскую и

Брайтон-Бич. На Арбате. Три дня подряд я торчал на съемочной площадке и не понимал – что мне

тут делать? И вдруг ассистентка вручила мне листок и практически приказала: “Учи текст”. Текст был такой: “Свободная независимая пресса! Последние новости! Последние новости!”» Сниматься должен был другой парень, но тот, приготовленный, в гриме, явно не потянул, злой Гайдай велел

прекратить съемку, и женщина вытолкнула из толпы Георгия: «Кричи! Ну кричи же изо всех сил!»

Дронов прокричал так, что Гайдай ожил. И – снял!

А в картину Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник» Дронов прошел по кастингу: «Первая моя работа у Михалкова была роль в эпизоде картины “Утомлённые солнцем”. Кстати, туда я позвал двух своих однокурсников Марата Башарова и Егора Баринова, мы тогда учились на первом курсе Щепкинского училища. Нас занесли в картотеку к ассистенту по актёрам, а когда началась работа

над “Сибирским цирюльником”, нас пригласили на кастинг. Михалков – человек высочайшего

профессионализма и колоссальной творческой энергии. И бескомпромиссный, в хорошем смысле этого слова. Он всегда добивается того, чтобы каждый кадр, который он задумал, был реализован на 100 процентов. Шестьдесят или семьдесят его не устраивают. Я был просто поражен такой

работоспособностью и целеустремлённостью. Но при этом он – очень гибкий человек.

Как-то при мне произошел такой случай. Я находился на съемочной площадке, когда разбиралась

сцена с Джулией Ормонд, Алексеем Петренко и Ричардом Харрисом. Сцена никак не складывалась, каждый из актеров предлагал свое видение. Михалков дал каждому возможность высказаться, внимательно все выслушал, а потом предложил свой вариант. И когда он это показал, Харрис

просто схватился за голову: “Да, точно! Как же я раньше не догадался!” И все с ним

согласились. К сожалению, Ричард Харрис уже ушел от нас, его последней ролью стал Марк Аврелий в “Гладиаторе”. К нам, юнкерам, Михалков относился точно так же, всегда внимательно выслушивал многие наши предложения. Вообще, мы все чувствовали, что принимаем участие в эпохальном

проекте. Я до сих пор не могу поставить ни один фильм рядом с “Сибирским цирюльником”. Сцена

Масленицы у стен Новодевичьего монастыря просто фантастическая! Я тогда впервые по-настоящему окунулся в атмосферу большого кино. Михалков и его оператор-постановщик Павел Лебешев творили чудеса».

К съемкам актеры готовились в настоящих казармах: «Мы подписали контракт, по которому на весь период работы были обязаны ходить в юнкерской форме, даже в обычной жизни. Нас приютило Костромское высшее командное училище химической защиты, там мы проходили строевую подготовку и жили, как самые настоящие курсанты. Были даже курьёзные случаи. Один раз, например, нас

остановил военный патруль и стал требовать документы. А тогда как раз началась перестройка,

появились казаки, которые стали ходить в военной форме, а тут мы – в юнкерской. Пришлось объяснять, кто мы такие. А один раз  захожу в метро, там спокойно сидит какая-то пожилая женщина и вдруг, увидев меня, вскрикнула: “Ой! Наши в городе!” В Костроме, увидев мою форму,

ко мне подошла одна бабулька и рассказала, что у неё жених был юнкером и погиб в Первую

мировую войну, а она вот еще жива и все помнит».

«Семья держится на женской мудрости»

После «Цирюльника» у актера не было работы полгода – отказывался, думал, что может выбирать, но… Оказалось, его крылья славы еще недостаточно окрепли и не могли его удержать в полете. После почти годичного перерыва Георгий, разобравшись в себе, на некоторое время отказался от заоблачных целей, сумел удержать себя от прыжков выше своей головы и вернулся к работе.
В какой-то момент Дронова пригласили в сериал «Саша+Маша». «Первым желанием после прочтения сценария было отказаться от главной роли в российской, пусть и комедийной, но все-таки мыльной опере, – вспоминает актер. – Принять участие в сериале меня убедил продюсер “Саши+Маши” Дмитрий Троицкий. Он мне просто сказал, что примером своего персонажа я смогу показать

миллионам зрителей, как с юмором и оптимизмом нужно относиться к обыденным неурядицам,

возникающим почти в каждой семье. И тем самым многим помогу сохранить брак. Ведь смех – это созидательная сила. Когда со стороны увидишь, что твоя ситуация и выеденного яйца не стоит, становится легче преодолеть непонимание со стороны супруга. А может, и найти достойный выход

из конфликта».

Если на телевизионных экранах за героями семейной пары Саши и Маши следила многие, то о своей

второй половине Георгий не любит рассказывать. Но именно Татьяна стала во многом его путеводной звездой. Любая его роль обсуждалась за кухонным столом, а часто и решения принять участие в том или ином теле- или кинопроекте обязательно сначала находили одобрение у жены.

«Мы познакомились с ней, когда я пробовался на телевидение ведущим, – рассказывает Георгий. –

Татьяна тогда уже вела одну из программ. Она просто показала мне некоторые упражнения, которые должны были мне помочь в овладении профессией. Тогда я даже предположить не мог, что эта женщина станет моей женой. Слишком велика дистанция была между нами. После неудачных проб на

телевидении мы не виделись с Татьяной два года. Однажды она позвонила мне и просто поздравила

с 9 Мая. С тех пор этот праздник особенно почитается в нашей семье. В тот день я пригласил ее на свой спектакль “Собаки”. Немного шокирующее название не смутило мою жену. Она вообще смелая женщина. Так вышло, что именно эта театральная постановка разыгрывалась на подмостках Театра

на Юго-Западе в единственный свободный от эфира на телевидении день. Мы оба переживали.

Боялись, что не узнаем друг друга: я не разгляжу ее в зале, а она не заметит меня среди других актеров».

После спектакля Георгий и Татьяна договорились встретиться в зрительном зале: «Я увидел ее сразу же. Она сидела в первом ряду и своей красотой просто затмевала весь зал. Ее сложно было не заметить и не узнать. Я испытал сильнейшие чувства. Это было похоже на взрыв внутри души. Я узнал, как рождается любовь. С этого момента и начался наш роман, словно сошедший с

театральной сцены, красивый и насыщенный событиями. Мы через многое смогли пройти и не

растерять по этой дороге любовь и уважение».

И Георгий, и его жена – оба актеры, их удел – сцена. Только зритель Татьяны сидит перед экраном телевизора, а Дронова – в мягких креслах театрального партера. «Именно потому, что Татьяна и я оказались связаны одной профессией, мы друг друга не только понимаем, но и поддерживаем, – говорит Георгий. – Моя жена и я – очень амбициозные люди. У нас разные дороги,

но они идут параллельно. И ведут к одной цели. А это очень важно, чтобы у близких людей была

одна и та же цель. В нашем случае – это семья».

Хотя ссоры между мужем и женой, конечно же, бывают: «Татьяна иногда сетует, якобы я только на газетных полосах, в интервью золотой и “прилизанный”. На самом деле в жизни не все так гладко. Порой я срываюсь. Я ведь живой человек и подвержен обычным человеческим чувствам. Если на работе у меня все ладится, роль, которую я репетирую, получается, а образ моего героя выходит

идеально, тогда и дома я прекрасный семьянин. Но бывают неурядицы: все валится из рук, ничего

не выходит. Жена терпеливо сносит все мои неудачи, старается быть рядом и поддержать меня. Невзирая на мой сложный характер, воспринимает меня со всеми моими недостатками».

В их семье нет главного. «Правильно говорят, что муж – голова, а жена – шея, – говорит Дронов. – В моей семье мы все решаем сообща. Но я доверяю чутью и мудрости своей жены. Она умеет направлять, подсказывать, замечать ошибки и мягко указывать на них. Во время съемок “Саши+Маши” было очень тяжело. Дома я часто переживал за своего телевизионного героя, не

замечал жену. Татьяна все понимала. Она никогда не ставила мне в упрек, что стала меньше меня

видеть. А когда я появлялся дома и говорил только о своей роли, она не обижалась. После съемок в “Саше+Маше” я понял главную истину – семья держится на женской мудрости».

«Воронины» – это чисто житейская ситуация

Какое-то время Дронов заявлял, что устал от комедийных ситкомов, но потом все же согласился на роль в новом сериале «Воронины», сюжет которого знаком многим не понаслышке: любимые родственники всеми силами пытаются поучаствовать в жизни молодой семьи. Воронины (Вера, ее муж Костя, пятилетняя дочь и два сына-близнеца) живут в обыкновенной трехкомнатной сталинке и

пытаются решать повседневные проблемы. Но благодаря не всегда тактичным родителям Кости и его

старшему разведенному брату Лене, которые живут по соседству, все в их доме идет шиворот-навыворот. «Мой герой Костя, – говорит Георгий Дронов, – как товарная станция, на которую со всех сторон прибывают поезда. Он пытается сделать лучше для всех, начинает

забываться, путаться, и в результате получается глупость».

Еще до премьеры «Ворониных» окрестили новой «Прекрасной няней», только на примере советской

семьи. «Знаете, “Няня” – больше сказка, – говорит на это Дронов. – Ее история проходит в каком-то элитном доме. А “Воронины” – чисто житейская ситуация. Эта история будет ближе большинству зрителей, потому что на экране они увидят по большому счету своих соседей. Семья

Ворониных может жить в Орехово, Бутово, Бирюлево, Митино – где угодно».

Немногие знают, что в «Ворониных» Дронов не только исполняет главную роль, но и снял как

режиссер четыре серии. Снял бы и больше, но как признается сам, если бы «я начал бегать в кадр, а потом отсматривать отснятый материал, то съемки затянулись бы та-а-ак… Но это не значит, что я отказался от идеи быть режиссером. Это умение мне еще пригодится. И надеюсь, что

когда-нибудь я сам сниму полнометражное кино, вот только поднаберусь еще пока опыта у других

режиссеров».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Собеседник» , «ТелеШоу»

Поделиться.

Комментарии закрыты