Глава ЦИК Шаповал: «В год выборов со мной начинают здороваться»

0

В кабинете председателя ЦИК Владимира Шаповала нет портрета Януковича. Портрета Ющенко там тоже не было. Столь вызывающее нарушение отечественного политеса способно удивить людей, с ним лично не знакомых. Его позицию можно не разделять, но она у него есть. Немногие должностные лица могут похвастать подобным.

— Владимир Николаевич, на предстоящие парламентские выборы законом о госбюджете предусмотрено около 800 млн. грн. Этой суммы достаточно для полноценного финансирования кампании?

— По нашим расчетам, расходы составят 1 млрд. 200 млн.

— На чем будете экономить?

— Вопрос еще не закрыт. Если начну думать над разрешением этой проблемы прямо сейчас, то существует риск, что на момент внесения возможных изменений в бюджет о нас могут не вспомнить. Хотя сейчас о главе ЦИК трудно забыть. В год выборов со мной начинают здороваться даже те, кто раньше в упор не замечал.

Примусь за дело с 15 февраля. Как только почувствую, что в бюджет планируют вносить изменения, пойду по хорошо известному кругу. Последним в этом круге, разумеется, будет президент.

На всякий случай я, конечно, дал команду: изучайте закон, смотрите, где можно сэкономить. Но есть вещи, от которых отказаться невозможно. Например, зарплата членов комиссий — вещь незыблемая. Если бюджет выборов составит 800 млн., выплатить зарплату мы не сможем. Что это означает? Неизбежные судебные иски. Кстати, так до сих пор окончательно не рассчитались со всеми членами комиссий, трудившимися на последних местных выборах. И это скверно.

В принципе, можно было сэкономить государственные средства, немного откорректировав закон. Например, по моему мнению, стоило бы отказаться от государственных расходов на агитацию и пропаганду. Хочешь баллотироваться — плати деньги. Как правило, те, кто решает принять участие в кампании, располагают такой возможностью.

Но я не хочу быть инициатором – это дело законодателя. К тому же, изменения в закон — домино: зацепишь что-то одно — и начнется. Учитывая это обстоятельство, очевидно, лучше закон не трогать.

— Но поговаривают, что его все же попробуют откорректировать. В частности, речь идет о возможном снижении избирательного барьера. Насколько, по вашему мнению, оправдан нынешний 5%-ный порог?

— Слухов много. Кто-то распространяет слухи и об отмене выборов. Лично я на 99% убежден, что выборы состоятся вовремя.

Что же касается избирательного барьера, то исчерпывающего ответа на то, каким он должен быть, нет. Это вопрос целесообразности, вопрос цели. Например, в конце 40-х годов прошлого века в Западной Германии устанавливали высокий барьер, чтобы сделать невозможным попадание в представительные органы правых и левых радикалов, которые могли представлять угрозу для безопасности государства. Цель была понятна, логика — очевидна.

Насколько логично недавнее повышение барьера? Определенная логика присутствует. С одной стороны, взять такую планку не каждому по силам. Если явка избирателей составит 60% (в действительности, думаю, она будет выше), тогда 5% — это приблизительно 1 млн. 215 тыс. избирателей. Это внушительно.

С другой стороны, высокий порог будет способствовать консолидации политических сил. Оппозиция, считаю, должна благодарить авторов этого новшества. Оно подталкивает мелкие партии к объединению, заставляет политиков отказываться от чрезмерных, порою необоснованных амбиций.

Не отрицаю, вопрос к высоте планки есть. Но 5% — это барьер, на мой взгляд, не слишком критичный. Барьер может быть относительно высоким. Но он не должен быть слишком высоким, чтобы не лишать выборы смысла. Где именно находится золотая середина, определить довольно трудно.

Было бы неплохо, если бы все политсилы договорились изъять из действующего закона норму о возможности одновременной баллотировки в одномандатном округе и по спискам политических партий.

— Потому что она неконституционна?

— Если бы я был теоретиком права, высказался бы именно так. Но я – должностное лицо, поэтому вынужден использовать другую формулировку. Есть все основания ставить под сомнение конституционность этого положения. В 1998 г. Конституционный суд четко артикулировал свою правовую позицию по этому поводу, отрицая возможность одновременного выдвижения в одномандатном и многомандатном округах. Как можно было пренебречь этим запретом при подготовке нового закона о выборах народных депутатов?

— Какими могут оказаться правовые последствия такой юридической несогласованности?

— Если это положение по окончании выборов КС признает неконституционным, результаты выборов будут сомнительными с точки зрения их легитимности. Подчеркиваю, легитимности, а не легальности, потому что некоторые путают эти вещи.

Хотя… После известного решения КС (о внесении конституционных изменений в декабре 2004 г.) сомнительным с точки зрения легитимности является весь период правления Виктора Ющенко. С другой стороны, если исходить из принципа верховенства права, именно само решение КС не является правовым. Хоть и является легальным…

Но вернемся к вашему вопросу. Может возникнуть еще одна проблема. Предположим, избирательный процесс начался, кандидаты официально зарегистрированы, но голосование еще не состоялось. И вдруг КС признает это положение неконституционным, норма отменяется. Как быть с теми, кто уже зарегистрирован и в одномандатном, и в многомандатном округах? Прямого ответа, как именно должна действовать в этой ситуации ЦИК, нет.

— Так что же вы тогда будете делать?

— Проблемы нужно решать по мере их поступления. Возникнет ситуация — будем искать выход. С другой стороны, это, скорее, теоретическая угроза. Вряд ли кто-либо сейчас заинтересован в таком развитии событий.

— А какие угрозы реальны?

— Довольно непростым может оказаться процесс создания округов. Не думаю, что массовым явлением будет нерегистрация кандидатов. Моя позиция предельно проста: если требования закона выполнены, не надо ничего выдумывать. В то же время не хотелось бы, чтобы кандидаты сознательно провоцировали ситуацию…

— То есть?

— Объясню. Представьте себе ситуацию: некая политическая партия подает в ЦИК избирательные списки, во главе которых — лицо, согласно Конституции, не имеющее права баллотироваться (очевидно, речь идет о заявлениях Александра Турчинова, обещавшего, что список «Батьківщини» возглавит Юлия Тимошенко. — Прим. С. Р.). Если об этом говорят сейчас, пока процесс не начался, — на здоровье! Я все понимаю: политика, технологии. Но на момент регистрации списков это будет означать сознательное игнорирование закона.

Надеюсь, что это не случится, но не исключено, что в испытание может превратиться и собственно день голосования. Если у некоторых политсил одержит верх, извините, дурь. И кто-то решит, что цель оправдывает любые средства. Тогда появится проблема: людей охватит возмущение, начнется истерия. Немного опасаюсь этого. Буду пытаться заранее просчитать ситуацию и сделать все от меня зависящее, чтобы избежать эксцессов.

— Ожидаете большого числа судебных жалоб?

— Не хотел бы об этом говорить. Отмечу лишь одно. Все должны понимать: результаты выборов устанавливают избирательные комиссии.
Убежден: каждая вменяемая политсила способна защитить собственный результат. Не мое дело — раздавать советы, но кому-то, возможно, стоило бы немного сэкономить время и ресурсы на массовых акциях и активно поработать с людьми. Это кропотливая, утомительная, но необходимая работа, которой представители многих политсил предпочитают избегать. Чтобы потом стыдливо удивляться поведению собственных выдвиженцев в комиссиях или громко возмущаться фальсификациями.

— Вы упомянули о будущем процессе создания округов. Кто-то подозревает, что «нарезка» будет происходить с учетом пожеланий власти. Исключаете возможность манипуляций?

— Такая возможность всегда существует. Любая политсила ориентируется на собственный политический интерес. Если у нее есть соответствующие возможности, она старается ими воспользоваться. А члены ЦИК являются фактическими выдвиженцами разных политсил.

В законе есть требования, регулирующие формирование избирательных округов. Прежде всего, должны приниматься во внимание географические факторы, границы административно-территориальных единиц и т. д. Когда станет очевидно, что законодательные предписания грубо игнорируются, что предложения противоречат не только им, но и здравому смыслу, попытаюсь этому противодействовать.

Безусловно, буду прислушиваться к аргументам кураторов. Как известно, каждый член ЦИК будет предлагать свои подходы к формированию округов в закрепленном за ним регионе. Но я буду категорически против откровенно карикатурных, вульгарных вариантов.

На самом деле считаю, что решение о создании округов должна принимать Верховная Рада. Это вопрос территориальной организации выборов, соответственно, он относится к компетенции парламента.

— Когда ЦИК приступит к созданию округов?

— Согласно закону, не позднее апреля. Я против того, чтобы затягивать решение этого вопроса. Те, кто намерен баллотироваться по мажоритарным округам, вправе узнать об их границах как можно раньше. Кандидаты должны находиться в максимально равных условиях.

Чем раньше мы создадим округа, тем больше у ЦИК будет времени зализать раны. Думаю, что раны неизбежны.

— Что вам мешает инициировать рассмотрение вопроса о «нарезке» округов, например, уже в феврале?

— Я готов инициировать все, что угодно. Но если куратор области скажет, что он не готов, что я смогу сделать? Опасаюсь еще одного – например, куратор предложит один вариант, а его коллега, отвечающий за другой регион, предложит по этому же поводу иной подход. Тогда может возникнуть конфликт. Гасить такие пожары, учитывая самооценку многих коллег, не всегда легко.

— Относительно молодой возраст значительной части членов ЦИК усложняет их сосуществование?

— Нет. Пять лет назад все выглядело немного сложнее. Многим тогда было или до 30, или немного за 30. Люди недостаточно хорошо понимали друг друга, мало соли вместе съели. Некоторые недоразумения, правда, так и не исчезли. Но для нормального сотрудничества они не критичны. Появились нормальные человеческие отношения. Члены ЦИК стали мудрее на пять лет и на несколько кампаний.

А то, что большинство моих коллег молоды, — это, скорее, хорошо. Они не просто очень профессиональные и опытные (несмотря на свой возраст) организаторы избирательного процесса. Подавляющее большинство из них — настоящие фанаты своего дела. Люди старшего возраста фанатами обычно не бывают, они в профессиональном плане более инерционны.

— А у вас не возникает ощущение, что кое-кто из этих профессиональных организаторов получает указания непосредственно из партийных штабов или с Банковой?

— У меня возникают разные ощущения. И ситуации бывают разные. Иногда в разговорах с глазу на глаз я задаю коллегам соответствующие вопросы и слышу приблизительно такой ответ: «Мне самому не нравится то, что происходит. Но вы же понимаете…»

Я понимаю. Я помню, что закон предусматривает квотный принцип формирования комиссии. Соответственно, хочешь – не хочешь, но все члены комиссии так или иначе связаны с конкретными политсилами. Их вызывали на собеседования, рассказывали о высоком доверии. Им дали толчок к ощутимому карьерному росту: не забывайте, что члены ЦИК приравнены к министрам. В таких случаях чувствуешь себя, если и не обязанным, то, по крайней мере, признательным.

Мне несколько проще. Я в том возрасте, когда попытки приладить клеймо «человека Ющенко» или «человека Януковича» вызывают разве что улыбку. На такие упреки честно отвечаю, что я папин и мамин…

Члены ЦИК — профессиональные юристы. Но они же не судьи, которые должны быть независимыми и обязаны принимать решения исключительно на основании закона. Понимаю, что мое мнение многим может оказаться не по вкусу, однако должен отметить: квотный принцип не просто делает возможным, он фактически легализирует связи между членами ЦИК и политсилами, выдвинувшими их на должность.

Я не стараюсь кого-то оправдывать. Просто предлагаю воспринимать вещи такими, какими они есть.

— Действующий закон позволяет голосовать дома без предоставления медицинской справки. Это может стать источником масштабных фальсификаций?

— Нет однозначного ответа. Нет соответствующей статистики. Когда возникают ситуации, что около 20% избирателей голосуют на дому, то это вопиющий факт. Но такие явления никогда не были и, наверное, не будут весьма распространенной практикой.

Я, честно говоря, за то, чтобы голосование на дому проходило при условии предъявления необходимого документа. Справка не была бы лишней. Но, во всяком случае, у политсил есть предусмотренная законом возможность контролировать этот процесс. Прежде всего, с помощью членов комиссий.

Сергей Рахманин,
«Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты