Идалия Полетика: красавица, «убившая» Пушкина

0

За что она так сильно ненавидела поэта, что подстроила его убийство?

Александр Сергеевич Пушкин скончался 10 февраля 1837 года в Петербурге. Биографию Пушкина, его стихи и прозу знают многие, но вот об истории тех, кто был рядом с ним по жизни, кто, возможно, привел его к этому злополучному концу, слышало уже гораздо меньше людей. Еще меньше людей знают о зловещей красавице, сыгравшей, говорят, роковую роль в жизни знаменитого поэта…

Красота бывает разной. Бывает красота тонкая, нежная и воздушная. А бывает, как огонь, горячая и опасная, дышащая ненавистью и мстительностью. Говорят, именно такой была Идалия Полетика, за которой стоит ненависть, искушение, грех, ведь недаром есть выражение — грешная красота.

Темная тайна рождения
По словам Петра Бартенева, биографа Пушкина, Идалия «питала совершенно исключительное чувство ненависти к самой памяти Пушкина». Для чувства такой силы, пожалуй, необходимы были весьма веские причины. Откуда же взялось оно у одной из первых красавиц того времени? Да и вообще, что же это была за загадочная барышня? Предлагаем начать с одесского адреса.
Доподлинно известно, что Идалия Григорьевна Полетика неоднократно гостила на Приморском бульваре в доме номер 2, поскольку, вероятно, хозяин этого дома был ее отцом. Тут надо разобраться с родителями.
Вообще сама история ее рождения окутана вереницей тайн. В том, что она — дочь графа Григория Александровича Строганова, у историков уже почти не осталось сомнений, но вот кто была её мать? По одной из версий, будучи посланником в Испании, граф Строганов познакомился с португальской графиней д’Ойенгаузен. Дама тоже была не самая простая, а супруга камергера португальской королевы Марии I графа д’Ега. В итоге, все же их брак распался, а граф Строганов влюбился в португалку по уши. Как обычно и бывает в таких историях, она родила ему дочь, названную в честь одной из почитаемых католических святых Идалией (при рождении получила имя Идалия де Обертей). В 1827 (26) году, после смерти своей первой супруги, Строганов женился на матери Идалии, но по законам того времени девочка осталась незаконнорожденной, она жила и воспитывалась со своими старшими братьями, но для света так и осталась «воспитанницей» графа Строганова.
Папаша ее, в принципе, среди современников слыл большим любителем женщин, и многие, посмеиваясь, узнавали в его образе Дон Жуана.
Вполне вероятно, именно поэтому есть и другая версия появления в его доме незаконнорожденной дочери. Дело в том, что, по воспоминаниям императорской фрейлины Александры Смирновой-Россет и великого князя Николая Михайловича, у графини д’Ега вообще не было детей, что подтверждает сама графиня Юлия Петровна Строганова (рождённая Жулиана Мария Луиза Каролина София д’Ойенгаузен) в письме к сестре в Португалию из Парижа от октября 1824 года: «Григорий провел шесть недель с женой в Дрездене, а теперь возвращается: он знает, что его присутствие и его любовь ко мне сделают меня счастливой. У меня живет девушка, его дочь от женщины, с которой он встретился до своего назначения в Испанию. Это очень хорошая компания для меня, и Строганов заслуживает того, чтобы я позаботилась о ней и воспитала её достойной его, которому она напоминает так много. Ее имя так же прекрасно, как и она сама: Идалия».
Смирнова-Россет, которая являлась близкой приятельницей Григория Строганова, и вовсе говорила, что Идалия — действительно его дочь, но от совершенно другой дамы: «…от одной француженки, гризетки или модистки. Эта молодая девушка была прелестна, умна, благовоспитанна, у неё были большие голубые, ласковые и кокетливые глаза, и графиня выдала её замуж за monsieur Полетика, человека очень хорошего происхождения и с порядочными средствами».
Вообще в биографии Идалии много загадок. Даже портрет Идалии Полетики, написанный кистью художника Соколова, не все считают подлинным изображением этой дамы.

Мадам Интрига
Так или иначе, молодая девушка увидела Россию только в возрасте 13 лет. И вот здесь — опять разногласия, потому как некоторые историки считают, что все же ей было тогда 16. Статус воспитанницы сыграл большую роль в становлении юной персоны. Даже в письмах она никогда не называла Строгановых «родители», только — Строгановы. Согласитесь, это должно было очень повлиять на характер Идалии, а в душе за то, что ее так и не удочерили, пожалуй, должна была остаться обида на всю жизнь. И изменить эту ситуацию жизни без статуса может только одно: законный брак.
Идалия рано вышла замуж за офицера кавалергардского полка Александра Михайловича Полетику. По воспоминаниям современников: «…она была известна в обществе как очень умная женщина, но с очень злым языком, в противоположность своему мужу, которого называли “божьей коровкой”. Она олицетворяла тип обаятельной женщины не столько миловидностью лица, как складом блестящего ума, весёлостью и живостью характера, доставлявшего ей всюду постоянный, несомненный успех».
В обществе Идалия получила прозвище Мадам Интрига. Все просто: обладая умом, хитростью и острым языком, она создала за собой целый шлейф скандалов, интриг и сплетен. Говорили, что она стала причиной не одной дуэли, устроенных так, что сама виновница при этом оставалась в тени. В обществе прекрасно понимали, что и замуж красотка вышла больше из-за статуса, а не по любви, а о романах, коих было немало, знали абсолютно все. Поговаривали, что одним из ее избранников был Петр Ланской — тот самый, который в будущем станет вторым мужем Натальи Николаевны Гончаровой.
Ее обычно называли второй красавицей Петербурга. Первенство же в этом случае отдали вышеупомянутой Наталье. И вот ведь незадача: эти две прекрасные женщины были еще и родственницами. Идалия Полетика приходилась троюродной сестрой Наталье Пушкиной — через свою бабушку Елизавету Александровну Загряжскую, тётку Натальи Ивановны Гончаровой (урожденной Загряжской). На правах близкой подруги и родственницы хозяйки Идалия Полетика стала частой гостьей в доме Пушкиных. Дружелюбен к ней был и сам Александр Сергеевич. В 1833 году из Болдино в письме к жене он писал: «Полетике скажи, что за её поцелуем явлюсь лично, а что-де на почте не принимают». И вот, внезапно, не стесняясь публики, она начинает во всеуслышание называть его «стихоплетом».

Загадочное письмо Дантеса
Не могли же появиться столь сильная вражда и ненависть к поэту из ниоткуда? В некоторых воспоминаниях и литературных источниках мнения пушкинистов о причинах подобных отношений с Полетикой сводятся лишь к своеобразному нраву Александра Сергеевича, который порой абсолютно не задумывался над собственными поступками и их последствиями. Пушкинист Щеголев пишет: «Причины этой ненависти нам неизвестны и непонятны». Другой пушкинист, Петр Бартенев, в 1880 году, ссылаясь на слова княгини Веры Вяземской, заметил: «Кажется, дело было в том, что Пушкин не внимал сердечным излияниям невзрачной Идалии Григорьевны и однажды, едучи в карете на великосветский бал, чем-то оскорбил её». Вот интересно, почему Вера Вяземская говорит о невзрачности, когда огромное количество воспоминаний утверждает обратное? Иногда, кстати, даже можно встретить подробности того, что именно сделал Александр Сергеевич: мол, ехал на бал в одной карете с Гончаровой и Полетикой и нарочито, прямо перед супругой, схватил последнюю за коленку. В любое время, что сегодня, что двести лет назад, так или иначе, нет ничего страшнее оскорбленной женщины.
Пожалуй, самой неблаговидной и роковой ее ролью был финал интриги, приведшей к дуэли Пушкина и Дантеса. Ведь, безусловно, именно она и организовала свидание супруги Пушкина с человеком, который и станет его убийцей. Что же произошло в эту встречу? Быть может, самые точные сведения хранятся в письме мужа Александры, сестры Натальи Николаевны, барона Густава Фризенгофа, написанном со слов его жены: «Что же касается свидания, то ваша мать получила однажды приглашение Полетики посетить ее, и когда она (Наталья Пушкина) приехала туда, то застала там Геккерна (Дантеса) вместо хозяйки дома; бросившись перед ней на колени, он заклинал ее о том же, что и его приемный отец в своем письме (письмо это, если оно было, до нас не дошло, но считается, что отец Дантеса в этом письме предлагал ей оставить мужа и соединиться с ним. — Прим. «Вечерняя Одесса»). Она сказала жене моей, что это свидание длилось только несколько минут, ибо, отказав немедленно, она тотчас уехала».
Занятным во всей этой истории является еще и факт, что сам Дантес чуть меньше чем за месяц до роковой дуэли женился… на Екатерине Гончаровой. Да-да, именно так, он — супруг сестры Натальи. Сложная история.
Понятное дело, что во всех тонкостях этой ситуации чувствуется изощренный ум обиженной женщины. Возможно, никто и не планировал, что дело кончится под Петербургом в перелеске близ Комендантской дачи, но вышло так, как вышло. Финал этой истории известен каждому.

Похоронила всех детей
А что же Дантес? Он был частым гостем и, практически, своим человеком в доме у Полетики. Она и не скрывала своих восторженных чувств к кавалергарду. После дуэли он попал под арест. Говорят, Идалия часто посылала ему записочки. Дантеса выслали, а его новоиспеченная супруга, Екатерина, писала, что Полетика была «в отчаянии, что не простилась с тобой. Она не могла утешиться и плакала, как безумная».
При этом точно известно, что по Пушкину она так не убивалась. Как пишет с осуждением Абрамович, «после гибели Пушкина Полетика, не таясь, выражала свои симпатии к убийце поэта». С другой стороны, если чувства к Дантесу и правда были, то почему она не должна была проявлять участия или симпатии к нему? В общем-то, и ее брат Строганов тоже относился к Пушкину, а после и к его памяти весьма недоброжелательно.
Пройдет четыре года, прежде чем они встретятся вновь. Идалия приедет в Париж и потом напишет Екатерине: «Я получила такое удовольствие от вас обоих, что увидеться еще раз стало для меня навязчивой идеей. Я надеюсь, что смогу это осуществить». Но в 1843 году при родах Екатерина умрет. И Полетике уже не нужно будет писать невинные «дружеские» письма. Письма для двоих… «Я по-прежнему люблю вас… Вашего мужа».
Когда законный супруг Полетики Александр Михайлович уйдет в отставку, они всей семьей переберутся в Одессу. Увы, большого счастья им приготовлено не было. Говорят, нет страшнее горя, чем хоронить своих детей. Эта семья похоронила всех своих детей…
Идалия Полетика пережила многих участников этой истории и в тот момент, когда в Одессе собирались открывать первый памятник солнцу русской поэзии, была еще жива. По словам современников, узнав об этой новости, она пообещала быть первой, кто плюнет ему в лицо. Даже в старости память ей не изменяла, а обида продолжала жить в ее сердце. Одно можно сказать точно: сегодня даже последнее пристанище Идалии Полетики стерто с карты Одессы. Потому как похоронена она была, как и многие тогда, на первом одесском кладбище, которого нет уже практически 100 лет. А нам только и остается, что читать воспоминания и гадать, какой она была на самом деле, Идалия-Мария Григорьевна Полетика, урожденная де Обертей.

Алена Калетинская
«Вечерняя Одесса» (vo.od.ua)

Поделиться.

Комментарии закрыты