Кабмин хочет контроля над родителями

0

Уполномоченный президента по правам ребенка Юрий Павленко инициирует внесение изменений в Семейный и Уголовный кодексы в части отмены тайны усыновления – чтобы предотвратить повторение историй подобных той, что случилась в Луганской области. Когда родители хотели скрыть убийство приемных детей и для этого похитили трехлетнюю девочку.

По словам Юрия Павленко, сегодня тайна усыновления не дает возможности внедрить эффективный механизм контроля над проживанием усыновленных детей. У социальных работников возникают трудности при сборе информации о ребенке у людей, которые каким-то образом причастны к его жизни, – соседей, учителей, врачей. Чтобы объяснить этим людям, зачем нужны подобные данные, представителям социальных служб необходимо нарушить тайну усыновления. А это автоматически влечет за собой уголовную ответственность – от уплаты штрафа в размере 50 необлагаемых налогом минимумов до 3 лет лишения свободы.

«Существует миф о том, что тайна усыновления – это механизм защиты ребенка и его родителей от излишнего внимания со стороны посторонних лиц, психологической травмы ребенка, возможности семье жить обычной жизнью, ничем не отличаясь в глазах окружающих. Но рано или поздно ребенок все равно узнает правду. К сожалению, анализ показывает, что чем позже ребенок узнает, что он усыновлен, тем тяжелее последствия и тем более опасна эта информация», – считает Павленко.

Особенно сложно научиться жить с такой информацией тем детям, которых усыновители по разным причинам вернули назад в интернаты. А таких историй, к сожалению, тоже хватает.

«Лишняя» Катя

Катенька стала сиротой, когда ей было три дня от роду. Молодая мать отказалась от всех прав на дочь и быстро покинула роддом. В память о ней у девочки осталось только имя. В день, когда других новорожденных забрали домой, Катюшу отправили в дом малютки. А спустя два года ее удочерили молодые супруги, которые не могли иметь собственных детей. Света была учительницей, Владимир – военным.

«Они часто ссорились, – рассказывает Светина мама. – А помирившись, начинали оправдывать семейные неурядицы отсутствием в их жизни маленького человечка. Сначала они думали, что бесплодна Светлана, но оказалось, что проблемы со здоровьем были у Владимира. Моя дочь его любила, вот и предложила усыновить чужого ребенка».

Смешная голубоглазая малышка сразу привязалась к новым папе и маме. Да и они поначалу не чаяли души в девочке – дарили игрушки, водили в цирк, баловали сладостями, на ночь читали сказки. В общем, семейная идиллия. Но вскоре новоиспеченные родители с удивлением обнаружили, что появление Кати не разрешило их личных проблем. В результате, промучив друг друга два года, они со скандалом распрощались. А приемная дочь осталась со Светланой.

«Зачем она мне, если брак распался?» – все чаще думала брошенная мужем женщина. Свету раздражали даже попытки девочки утешить ее: «Мамочка, ничего, что папа ушел, я буду любить тебя за двоих. А хочешь, расскажу тебе сказку о добром принце, который когда-нибудь заменит нам папу?»

Вскоре «принц» действительно появился, Светлана вышла замуж и родила сына. «Я чувствовала, что Катя в моей новой семье лишняя, даже пробовала отдать ее Владимиру, но он отказался, – вспоминает Света. – Тогда я поняла, что должна вернуть девочку назад в детдом. Правда, долго не могла решиться, боялась признаться Кате, что она мне неродная. Понимаете, я не желала ей зла. Но и любить не могла!»

…В тот вечер Катя весело возилась с годовалым братишкой. Топая по ковру, малыш неожиданно упал и заплакал. На плач примчалась с кухни Света. Она ударила Катю полотенцем по лицу и закричала: «Я тебе не мама. Ты приемыш, мы взяли тебя из детского дома! Туда и отведем, чтобы ты не обижала моего сына». Это был их последний разговор. На следующее утро Светлана подала заявление об отказе от усыновления.

Чужие гены

Трехлетнего Сашу Валентина Федоровна и Олег Леонидович усыновили после смерти 17-летней дочери Оли. «После выпускного бала подростки поехали кататься на машине и взяли с собой Оленьку, – рассказывает Олег Леонидович. – Из-за лихачества водителя случилась авария, и дочь погибла. Мы понимали, что заменить ее нельзя никем, но истосковались по детскому смеху, который, как нам казалось, мог как-то скрасить наше горе».

Они догадывались, что «приручить» брошенного собственными родителями ребенка будет нелегко, тем более, что усыновили они Сашу трехлетним и сразу заметили в нем некоторую агрессивность, обозленность. Но супруги считали, что смогут побороть эти качества родительской заботой и нежностью. Судя по медицинской карточке, мальчик был психически здоров…

За свое родительское счастье они боролись 12 лет, тщательно скрывая от Саши, что он приемный. Пока однажды «добрые» люди не рассказали ему правду. С этого дня повзрослевший и набравшийся сил подросток при малейшем замечании со стороны родителей норовил их ударить, сопровождая рукоприкладство нецензурной бранью. Олег Леонидович, заступаясь в очередной раз за жену, не смог справиться с приемным сыном, который, рассвирепев, сломал ему ребра.

«Возможно, в мальчике заговорили гены его биологических родителей, которые были алкоголиками, – размышляет Валентина Федоровна. – А может, мы сами немного виноваты, поскольку подсознательно все время сравнивали его с погибшей дочкой. Например, он учился плохо, а Оля была отличницей и т.д. Нет, мы старались никогда и ничем не выдавать этих своих мыслей, но, возможно, он что-то почувствовал. Долгое время мы старались перебороть его явную неприязнь и злобу терпением и лаской, но после драки с отцом вынуждены были просить суд отменить усыновление».

P.S.

Конечно, отмена тайны усыновления вряд ли поможет кому-либо полюбить чужого ребенка. Как не факт, что она сможет обезопасить детей от произвола или «чрезмерной опеки» родителей. Сегодня хватает проблем и в тех семьях, которые ничего не скрывают от приемных детей. Да и социальные службы контролируют их ничуть не лучше, хотя имеют право это делать.

Но захотят ли бездетные пары усыновлять детей, если все окружающие будут знать, что они это сделали? Ответ на этот вопрос, похоже, власть, как всегда, решила искать путем эксперимента. Сначала попробуем, а потом посмотрим, что выйдет…

Мария Борисова,
МАИР

Поделиться.

Комментарии закрыты