Как мыслят аферисты?

0
Они начинают верить в свой обман

Пример компании Wirecard показывает: преступники-лгуны водят за нос весь мир. Что же происходит в их голове? Психологи попробовали разобраться в этом вопросе.

На протяжении пяти лет группа мошенников придумывала обороты по счетам и раздувала баланс компании, чтобы поддерживать настроение акционеров и получать кредиты. На самом деле, как минимум, с конца 2015 года компания Wirecard терпела убытки. Правда, пока факт аферы не доказан, никто не осужден, поэтому мошенники считаются невиновными. Но многие задаются вопросом: как такое возможно? Как мошенничество могло продолжаться столько лет? Как подобным типам удается годами врать своему окружению?

Психолог-криминалист Лидия Бенеке занимается такими случаями не один год. Она работает в тюрьме с настоящими манипуляторами, проводит терапию для серийных грабителей банков и бывших бандитов. «Зло – это часть человечества, ложь и обман встречаются повсюду, – говорит она. – Тот, кто однажды успешно солгал, продолжит лгать все более нагло, и так может стать кем угодно – миллионером или главой секты. Это пугает».

Но каким бы привлекательным ни было богатство, не каждый рожден, чтобы стать мошенником, орудующим миллиардами. Для успешной преступной карьеры необходимы заложенные в личности предпосылки. «Из науки мы знаем, что две черты характера благоприятствуют карьере мошенника, – говорит Бенеке. – В этом помогает нарциссизм, убежденность в собственном великолепии, и по возможности отсутствие страха перед последствиями. Аферисты действуют, считая, что они лучше остальных. И они думают, что имеют право на то, чтобы ими восхищались. Пусть правила действуют для обычных людей – но не для них. Так они сами для себя оправдывают свое антисоциальное поведение».

Психологи называют это рационализацией, придумыванием внутреннего оправдания, благодаря которому собственные действия кажутся приемлемыми. Злоумышленники обладают моральной гибкостью, у них нет стабильной системы ценностей. Потерпевшие от деяний аферистов могут не ждать сочувствия, у преступников попросту отсутствует чувство сострадания. «Мошенники зачастую воспринимают себя как Робин Гуд для самих себя, – поясняет психолог-криминалист. – Они действуют по принципу: «Если кто-то так глуп, что доверил мне деньги, то он сам в этом виноват».

«Для нарциссов характерно стремление к признанию своих достижений. Им важны символы статуса, которые демонстрируют остальным признание со стороны мира. И если это не достигается законными путями, то они добиваются этого нечистыми делами. При этом доказательствами высокого социального статуса не всегда служат материальные предметы, это не обязательно должны быть Rolex, Ferrari или собственный остров. Им льстит статус в обществе; факт, что их приглашают, к ним прислушиваются. Внимание других людей – самый сильный наркотик. Отношения стоят любого дохода. Поэтому слава выше власти, поэтому богатство меркнет перед авторитетом», – писал Георг Франк в своем труде «Экономика внимания: 20 лет назад».

Пример такого поведения – Маркус Браун, который во время работы в Wirecard на бумаге давно стал миллиардером. Он мог бы продать свои акции и испариться, но он этого не сделал. Вместо этого ему нравилось быть визионером, на своей родине в Вене он был востребованным советником в высших правительственных кругах, все восхваляли его интеллект и незаурядную дальновидность. Темные водолазки, которые он обычно надевал под костюм, неслучайно напоминали о Стиве Джобсе. По собственным ощущениям, Браун, как бы робко он себя ни вел, вращался в таком классе, рядом с героями Кремниевой долины. В центральном офисе компании в Ашхайме говорят о настоящем культе личности шефа Wirecard. Ему нравилось чувствовать себя в роли гениального стратега, он хотел блистать интеллектуальным превосходством. На официальных портретных фотографиях Брауна пресс-служба компании должна была ретушировать даже едва заметные складки на пиджаке, прежде чем передавать их СМИ.

Впрочем, тот, кто думает, что в случае с аферистами мы имеем дело с расщепленной личностью, тот ошибается. «Тот, кто обманывает достаточно продолжительное время, в какой-то момент начинает верить, что его обман реален. Настоящий мир становится иррелевантным», – говорит Лидия Бенеке. «Если изначально мошенники лгут осознанно, то со временем они все больше верят в свою легенду – возможно, до крайней степени, когда они действительно оказываются в плену собственной реальности, их основанного на легендах личного мира, бредовой убежденности в собственном величии, – добавляет психиатр Кристиан Петер Догс. – Эти аферисты не лгут, они полностью живут в своем иллюзорном мире, иначе они не могли бы день за днем так безупречно презентовать себя. Сначала это обман, а потом убежденность».

Георг Мек и Маркус Тойрер
Frankfurter Allgemeine (перевод inopressa.ru)

Share.

Comments are closed.