Как воруют в Раде

0

У нардепа от «НУ-НС» Леси Оробец на законодательной ниве сложились прямо-таки непростые отношения с «нунсовцем» Вячеславом Кириленко. В марте 2009-го Рада зарегистрировала законопроект об изменениях в законодательство о внешнем тестировании, инициируемый группой депутатов, в которую входила парламентарий. Прошло меньше месяца — и ее коллега по фракции Кириленко внес почти похожий документ с абсолютно идентичным названием. Но уже от своего имени. По словам Леси Оробец, лидер партии «За Украину!» не исправил в законопроекте даже орфографические ошибки.

Ни один из законопроектов-близнецов Рада так и не поддержала. Но этот случай только укрепил подозрения Оробец. Депутат утверждает, что и позже сталкивалась с заимствованием собственных законодательных идей.

Но г-н Кириленко от обвинений коллеги открестился, отметив, что всегда вносит законопроекты, наработанные лично либо подготовленные коллективом депутатов, в который он, Кириленко, входит.

Масштабы воровства законопроектов «Власть денег» проанализировала на примере одного из комитетов Верховной Рады Комитета по вопросам семьи, молодежной политики, спорта и туризма. Мы исследовали все проекты законов, зарегистрированные с начала нынешнего созыва Рады, в которых данный Комитет определен профильным. Из 106 законопроектов 9 оказались полностью скопированы из аналогичных ранее отклоненных парламентом документов. Чаще всего клонировались законопроекты 3-4-летней давности.

То есть, доля законопроектов-близнецов, зарегистрированных в ВР, по подсчетам «ВД», достигает 8 процентов!

Зачастую плагиат как способ размножения законопроектов привлекает политиков лишь из-за возможности попиариться на украденном документе и дополнительной галочки в графе инициируемых законопроектов. «Чаще всего дублируются социальные законопроекты, которые всегда популярны, — делится наблюдениями нардеп-коммунист Спиридон Килинкаров. — Была одна оппозиция, которая для рейтинга безуспешно инициировала социальные проекты законов. Сменилась власть, и уже новая оппозиция предлагает то же самое».

Безобидный, на первый взгляд, способ улучшить показатели инициативности народных избранников имеет вполне ощутимую стоимость — от 8 до 12 тыс. грн. за каждый законопроект. По подсчетам нардепа от КПУ Евгения Царькова, именно столько из карманов налогоплательщиков расходуется на прохождение одного законопроекта в Раде. Сюда входят затраты на бумагу, тираж документов, услуги Главных научно-экспертного и юридического управлений аппарата ВР.

С начала нынешнего парламентского созыва нардепы зарегистрировали уже более 10 тыс. законопроектов. Если допустить, что минимум 8 процентов из них дублируют друг друга, то на их прохождении можно было сэкономить 6-10 млн. грн.

Вместо этого практика парламентского воровства становится системной. Евгений Царьков утверждает, что не раз отмечал кражи своих законодательных инициатив. Из последнего — поправки в Налоговый кодекс о поднятии уровня годового дохода до 700 тыс. грн при условии использования расчетно-кассовых аппаратов. «Подобная ситуация характерна для всего парламента»», — заявил депутат-коммунист.

Парламентские «пауки»

Законодатели в своем нежелании самостоятельно писать законопроекты увиливают от этой работы с разной степенью изощренности. Одни воруют идеи коллег, заметая следы, – слегка меняя текст или название заимствованных законопроектов, другие — просто целиком копируют чужие законодательные идеи.

Так, в мае прошлого года тогдашний председатель Госкомитета по вопросам регуляторной политики и предпринимательства Михаил Бродский обвинил депутата-«регионала» Валерия Коновалюка в том, что тот украл разработанный его ведомством законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности».

Проверив по базе законопроектов Верховной Рады, «ВД» действительно обнаружила два абсолютно идентичных проекта указанного закона. Причем, документ, инициированный правительством, зарегистрирован на полтора месяца раньше, нежели законопроект Коновалюка. На этом фоне заявления Бродского о том, что депутаты не раз воровали законопроекты Госкомпредпринимательства после того, как они появлялись на сайте Комитета, не выглядят совсем уж беспочвенными.

Работа по отбору и клонированию законопроектов в Раде поставлена на поток. «Сначала проект закона появляется на сайте, потом «пауки» — так я называю плагиатчиков, которые мониторят свежие законопроекты — отбирают их на заметку, — рассказал нардеп Евгений Царьков. — Ну, а дальше стандартная операция «копировать — вставить», добавление двух-трех фраз от себя, и вот вам новый проект закона». По словам политика, «пауками» чаще всего являются помощники депутатов, а не сами нардепы.

Вычитка и редактирование законопроектов осуществляются «пауками» далеко не всегда. Поэтому документы, скопированные у украинских коллег, нередко дублируют ошибки предыдущих авторов. А в ходе заимствования отечественными парламентариями законодательства иностранных государств рождаются новые перлы. Так как при переводе иностранных законов помощники парламентариев нередко пользуются просто электронным переводчиком Google Translater. В итоге, содержание законопроектов не раз искажалось до глупостей.

Корпоративная солидарность

В отечественной истории была попытка устранить практику воровства и плагиата законодательных инициатив. В 2008 г. депутат от фракции «НУ-НС» Юрий Ключковский инициировал законопроект, предусматривающий введение авторского права на все проекты актов органов госвласти.

Политик внес это предложение из-за досады, посчитав, что входит в число депутатов-лидеров по количеству сворованных у них законодательных идей.

Так, по словам Ключковского, в 2002 г. документ, весьма похожий на его законопроект «О выборах народных депутатов Украины», внес в парламент социалист Николай Рудьковский. А в 2008-м проект закона, аналогичный его законопроекту «О выборах депутатов АР Крым, местных советов и сельских, поселковых, городских голов» подал его коллега по фракции Владислав Каськив.

Однако идею введения авторского права на законопроекты парламент единодушно не поддержал. Дело в том, что многих депутатов, пострадавших от воровства собственных законодательных инициатив, подобная практика вполне устраивает. Они нарочно заявляют, что довольны уже тем, что их законопроекты могут принять. Ведь зачастую в роли обворованных оказываются депутаты из малочисленных фракций или оппозиционеры, шансы которых протолкнуть тот или иной проект закона без сторонней помощи минимальны.

Да и вообще, прямо обвинять в воровстве коллег или оппонентов в парламенте не принято. «Ход мыслей у них мог быть таким же, как у меня, — улыбается Александр Стоян, нардеп от Партии регионов, становившийся жертвой законодательного плагиата во время пребывания в оппозиции. — Потому, даже если они использовали мой законопроект, ничего страшного в этом не вижу».

Неизвестно, чем на самом деле вызвана такая готовность многих нардепов прощать коллегам и оппонентам плагиат собственных законодательных предложений. Возможно, это дань корпоративной этике.

Остановить круговорот законопроектов-близнецов в Верховной Раде могла бы автоматическая проверка аппаратом парламента вносимых инициатив с помощью специальной программы, позволяющей обнаружить плагиат.

Законопроектам, дублирующим друг друга хотя бы наполовину, должно быть отказано в регистрации. Это дисциплинировало бы законодателей, заставив удерживаться от откровенного плагиата и ответственнее подходить к документам, которые вносятся на рассмотрение парламента под их фамилией.

Но почему-то складывается впечатление, что многие из народных избранников в этом не заинтересованы. За 20 лет в украинском законодательстве не появилось даже элементарного запрета на представление в парламент законопроектов, которые раньше вносились другими инициаторами.

Алиса Юрченко, Константин Ткаченко,
«Власть денег»

Поделиться.

Комментарии закрыты