Кильчицкая: Я больше никогда не буду работать с Черновецким

0

Бывший заместитель мэра столицы рассказала о проблемах «молодой команды» Черновецкого и заодно раскрыла свои личные тайны – зачем она ездила в Лондон к Горбачеву и почему не носит обручального кольца.
– Ирэна, о вас сейчас мало слышно. Журналисты, увидев вас в аэропорту, начали судачить, что после ряда задержаний экс-чиновников вы собрались бежать из страны…

– 20 апреля я действительно улетала в Брюссель на форум неправительственных женских организаций по гендерному равенству и по проблемам женщин, которые воспитывают детей инвалидов. На следующий день я вернулась. Мне очень приятно, что мои визиты освещаются. Деятельность не каждого вице-премьера так отслеживают. Написали, что я полетела налегке, с каким-то чемоданчиком и с чехлом для костюма. Видно, кто-то недалекий подумал, что я решила не «маяться» по «Чехиям-Германиям», а прямо приехать в Брюссель, в штаб-квартиру ЕС и объявить конкурс на лучшие условия по убежищу.

– Как часто видитесь с Леонидом Черновецким?

– Виделась с ним очень давно. А разговаривала совсем недавно по поводу одного из его последних интервью.

– То есть, разговоры о том, что вы с ним не общаетесь, – домыслы?

– Во-первых, я знаю Леонида Михайловича 22 года. Он сыграл в моей жизни очень важную роль, и я это осознаю. Я дружу с его детьми, с его женой. Он очень близкий мне человек, я его никогда не предавала и не предам. Единственное, когда год назад было заседание Кабмина по вопросам сокращения в администрации, первым, кого выбросили из команды, – меня.

Мало кто знает, что у меня был очень большой конфликт с молодыми ребятами из близкого окружения мэра. И с Леонидом Михайловичем тоже. На служебной почве. У нас отношения с ним были последние полгода до выборов президента тяжеловатые, а за несколько месяцев вообще стали невыносимыми. У нас был очень жесткий разговор перед вторым туром выборов. Тогда я отказалась выполнять требование Леонида Михайловича.

– Что за требование?

– Личное требование было у него. Когда я сняла аппаратуру, которую поставил тогдашний министр МВД Юрий Луценко у моих подчиненных, Леонид Михайлович сказал, чтобы я сдала это все в прокуратуру. Я сказала, что я этого делать не буду. Между прокуратурой и милицией была договоренность, и это бы умерло. Я ответила отказом.

Что я с ней сделаю, тогда не решила. Помню, возила ее в своей сумке три дня. Но уже тогда предупредила, что после второго тура выборов, кто бы ни победил, я ухожу из команды. У нас расходилось видения ситуации со многими членами команды, отношения к работе и абсолютно разная оценка собственных сил.

– С чем было связано решение уйти?

– Это было вызвано постоянными конфликтами. У меня были разногласия, как с молодыми, так и не с молодыми членами командами, и с самим Леонидом Михайловичем. Я сказала, что после выборов больше с ними ни одного дня работать не буду. Мне даже кажется, что в последнее время Леонид Михайлович здоровался со мной сквозь зубы.

– А сейчас?

– Прошло время. Я думаю, что Леонид Михайлович многое узнал и понял. По-другому оценил, кто в нашей команде и как к нему относился.

– Если Черновецкий позовет в новый политический проект, пойдете?

– Ни в бизнесе, ни в политике мы с Леонидом Михайловичем никогда работать больше не будем. Эти проекты с моей стороны закрыты. Мы уже работали и не вступим в эти отношения. Но при этом мы всегда будем родными людьми.

– Почему, на ваш взгляд, сейчас так много критических стрел в сторону Черновецкого и его команды?

– Если бы у Леонида Михайловича не было периода, когда он пел, и если бы его команда была не такая молодая и не такая наглая, что на сегодняшний день не самые плохие качества…

Черновецкий и его команда была самым ярким пятном среди всех других команд. Тогда происходил полный беспредел во всех эшелонах власти и регионах. Под руководством тогдашнего премьер-министра коррупция была доведена до космических пределов. А половина киевских земель, о которых сейчас так часто говорят, были розданы по ходатайству министерств и ведомств, в подчинении которых они были, под коммерческие застройки.
 
Сейчас половина бывшего руководства Минздрава находятся на подписке. Но о них никто не говорит, потому что они не пели и не были молодыми и яркими.

– Можете прокомментировать события в киевской мэрии? Что означает отставка Довгого? Говорят, мэр пожертвовал им, чтобы спасти себя от уголовного дела…

– Черновецкий к этому не имеет никакого отношения. И не имел. Я считаю, что Довгий перехитрил сам себя, переоценил свои силы и подставил членов команды — Супруненко и Комарницкого. Просто каждый карлик чувствует себя Наполеоном. Ни Комарницкий, ни Супруненко ни в каких разбойных нападениях не участвовали.

– Что будет с Блоком Черновецкого? Говорят, он может распасться на три части.

– Я ни с кем не общаюсь из Блока Черновецкого. Меня вообще не интересует, что происходит с ним. Он может распасться на три части, а может на 42.

– Уже длительное время ничего не слышно о Денисе Бассе. Он уехал из страны?

– Я не знаю, где Денис. У него была привычка каждые два месяца менять номер мобильного. Но я общаюсь с родителями. Недавно их поздравляла с днем рождения Дениса.

– А зять Черновецкого, Вячеслав Супруненко, где? Дочь Кристина, с которой вы дружите, уехала вместе с мужем?

– Учитывая сегодняшнюю ситуацию, нездоровый интерес вокруг родных Черновецкого, его семьи и внуков, я считаю некорректным обсуждать этот вопрос, меня никто не уполномочивал.

– Что вы думаете о задержании Комарницкого и розыске Супруненко?

– Супруненко и Комарницкого обвиняют в разбойном нападении в 2005 году, в котором они не участвовали. Их там просто не было. Это интеллигентные ребята. У меня с ними лично были большие недопонимания, но я вас уверяю, что эти люди муху не обидят.

– По отношению к вам происходили какие-либо действия со стороны СБУ, прокуратуры, милиции?

– Ко мне никто не обращался, я нигде не давала никаких показаний. Я не участвовала ни в каких незаконных действиях, не подписала ни один незаконный документ. Поэтому я спокойна. Я рожала детей не для того, чтобы наблюдать из тюрьмы, как они растут.

– Кстати, как успехи ваших детей – Моники и Марка?

– Сейчас я детям могу посвящать больше времени. Монике исполнилось 4 года, Марку осенью будет 3. Марк – страшный болтун, у них конкуренция сейчас между собой страшная. Мало того, что мы все должны покупать в двух экземплярах, но даже в одинаковых цветах. Они играются моими айфоном, айпадом.

– У вас, наверняка, в телефоне много номеров телефонов серьезных людей?

– После одного случая я часть номеров вывела из списка телефона. Узнала о нем недавно, когда встретила очень серьезного бизнесмена и политика. А он мне говорит: «Твои дети мне звонили на День святого Валентина». Оказывается, что он сидел с женой, у них был романтический ужин. Около 11 вечера звонок. Он увидел, что я звоню, но тут начинают разговаривать дети.

Первое, что они ему сказали: «Боже, как хорошо, что ты с нами разговариваешь, а то мы думали, что позвонили какому-то чужому дядьке. Мама умывается, а мы балуемся. А чего ты не спишь?» А он говорит, что сейчас иду спать. Они в ответ: «Слушай, иди спать, а то сейчас придет наша мама и тебе, и нам попадет». Где была няня – я не знаю. После этого я начала прятать телефоны, но они как-то их достают. У детей групповая порука: один отвлекает меня, а второй ищет.

Но, несмотря на все это, наши дети однозначно делают нас лучше. Я отказалась от курения и употребления не совсем печатных слов. Я никогда не была особой курильщицей. Но на ночь у меня был ритуал выкурить сигарету в постели. Получилось так, что Моника начала спать со мной. Но я ж не могу курить при ней. Из-за этого перестала.

А прошлым летом Моника услышала от меня плохое слово и сказала его няням. Они же три дня делали вид, как их учили, не обращать на это внимания, но потом не выдержали и рассказали мне. Я объяснила Монике, что есть взрослые слова, которые детям говорить нельзя, иначе полицейские сделают уколы в язык.

Через некоторое время Моника сказала мне: «Мама, ты королева у меня. Но когда ты говоришь взрослые слова, ты становишься такая некрасивая».

– После увольнения у вас, наверняка, появилось много свободного времени. Чем сейчас занимается Ирэна Кильчицкая?

– С тех пор, как я официально ушла с работы, все решили, что я стала чрезвычайно свободной. На самом деле, я веду очень большую общественно-социальную деятельность. Сейчас я помогаю матерям-одиночкам, воспитывающих детей-инвалидов, которые не могут двигаться, видеть, слышать. Государство вообще не занимается такими женщинами. Я собираю базу таких женщин и думаю, как я могу им помочь.

Провожу работу среди своих знакомых состоятельных бизнес-леди или жен влиятельных людей. Эти женщины берут на себя несколько семей. Я помогаю 10 таким семьям. Всего помогаем 100 семьям. Этим женщинам нужна постоянная ежемесячная материальная и психологическая помощь, а не единоразовая.

– А к мужу во Францию стали чаще ездить?

– Я посещаю эту страну с такой же периодичностью, как и раньше. Езжу и во Францию, и заграницу. Или отдыхать, или по делам. Ни реже, ни чаще. Мы отдыхали в Куршевеле недавно. Поставила Марка на лыжи, с соской в зубах, чтоб не глотал холодный воздух. С мужем Марком я вижусь не чаще, чем я виделась до того, как заключила с ним брак.

– Вы счастливы, живя в браке на расстоянии?

– Мне так комфортно. Я по жизни – одиночка. Самая натуральная одиночка. Мне не нужна компания, чтобы пойти в ресторан или поехать отдыхать, или принять важное решение.

– Заметил, что на руке у вас нет кольца.

– Я не ношу кольца, они меня просто раздражают, хотя у меня много ювелирных изделий.

– А как ваш муж к этому относится?

– Никак. Он его тоже не носит. Кстати, когда мы последний раз виделись, он тоже был без кольца. И вы мне напомнили, я у него поинтересуюсь, почему.

– Вы недавно были на юбилее Михаила Горбачева в Лондоне. Скажите, что вас связывает с ним и почему там присутствовали? Народный депутат Кирилл Куликов сказал, что вы купили место за 200 тыс. долларов.

– Куликов всегда слышит звон, да не знает, где он. Билет рассчитан на целую ложу, вместимостью минимум 12 человек. Нашей компании этот билет подарили. А с Горбачевым меня связывает безмерная благодарность за то, что он развалил империю СССР. Он понял, что теория Маркса-Ленина не сработала. Благодаря ему мы сегодня живем на независимой Украине.

– Какие планы на будущее?

– Регистрироваться как частный предприниматель по производству и реализации пельменей я точно не собираюсь. Планы большие.

Сергей Гальченко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты