Топ-100

Кислота для супруги

0

Молодая семья начала совместную жизнь и успешный бизнес. Но муж не смог смириться с тем, что значительная часть имущества принадлежит его возлюбленной…

Сначала все было хорошо

Алина была боевой девушкой, напористой и целеустремленной, единственной дочерью у родителей. После школы она окончила Московский гуманитарный университет по специальности бухгалтер-менеджер и легко устроилась на престижную, высокооплачиваемую работу. Она трудилась заместителем директора в одном из крупных ресторанов, затем заведующей в популярном кафе. Там молодая женщина и познакомилась с неким Альфредом Низамовым. Он был старше ее на 10 лет, имел от разных браков двоих детей. Они начали жить вместе, и в семье скоро появился первенец. Сначала молодые ездили по съемным комнатам и квартирам, но к появлению второго сына, два года спустя, семья переехала в село Михайловка, в огромный двухэтажный особняк, подаренный родителями Алины. Супруги уже имели общий бизнес: приобрели буровую установку и делали скважины для воды.

Алкоголь, мотовство, долги

Однако жили не по средствам, вернее – сам Альфред. Он набрал долгов, кредитов, за которые в основном расплачивался отец Алины. Купили две машины: для Альфреда – «Мерседес», для Алины – «Ситроен».

И вот нашла коса на камень. Алина только что вышла из декретного отпуска по уходу за ребенком.  Внимание и забота от супруга на тот период постепенно иссякли.

«В последнее время у них были натянутые отношения с мужем, – рассказывает родственница семьи. – Альфред начал злоупотреблять спиртным. Он раз в полгода ездил к знахарке кодироваться, после чего некоторое время не пил, но надолго его не хватало. В один из праздников, когда мы были у них в гостях, он выпил лишнего и начал ругаться с Алиной. Плеснул ей в лицо коньяком и сказал, что пошел собирать вещи. Сначала отправился в дом, но минут через 30 вышел к нам во двор и опять начал оскорблять жену. Мой муж вмешался и успокоил его, мы уехали. А потом Алина рассказала, что супруг прикладывал к ее виску пистолет и угрожал. Она говорила, что Альфред не дает ей денег на воспитание детей, но при этом покупает дорогие спиртные напитки, тратит деньги на рестораны и на одежду».

Труп в черной бочке

Когда Альфред появлялся пьяный и начинал скандал, Алина ему не уступала. Она говорила, что может его выгнать в любой момент, ведь дом оформлен на нее, да и автомобиль – тоже.

Сказано это было в сердцах, однако, видимо, слова глубоко запали в сознание Альфреда. Однажды поздно вечером он приехал домой и начал прямо в машине пить коньяк. Позже соседка расскажет, что слышала из их дома на протяжении получаса крики и визг, потом все стихло. Утром шел дождь, но Альфред, доселе никогда не занимавшийся уборкой, намывал на балконе шваброй полы. Соседка тогда еще не знала, что в ту ночь совершилось страшное убийство.

По словам Низамова, супруги разругались, и он ударил кулаком жену в голову, затем – локтем в грудь. Последний удар оказался смертельным.

Завернув тело Алины в пищевую пленку, он отнес ее в подвал, в бойлерную. Там стояла бочка черного цвета. Положив туда мертвую супругу, залил её кислотой, которую приобрел когда-то на строительном рынке – целых две канистры. Бочку закрыл крышкой и отправился спать. Проснувшись утром, он отвез старшего сына в садик, вернулся домой и опять стал беспробудно пить. Вечером в состоянии алкогольного опьянения сел за руль и поехал забирать сына из детсада. Вернувшись в Михайловку, заснул, как убитый.

Из показаний отца Алины:

«Мы видели свою дочь в последний раз накануне смерти, когда она от нас забирала своих детей домой. На следующий день утром Алина не привезла сыновей нянчиться. Мы стали звонить ей, но телефон был недоступен. Вечером мы приехали к ней в Михайловку. Я в дом не заходил, так как у меня неприязненные отношения с зятем. Жена пошла одна, вернулась с детьми. Мы забрали ребятишек домой, они были голодные. Альфред спал пьяный. Машина дочери – «Ситроен» стоял около гаража перед домом, «Мерседес – перед воротами во двор. Алина не объявилась и на следующий день, её телефон по-прежнему молчал. Дети находились у нас. Одну ночь мы провели с супругой и с детьми в Михайловке, ждали Алину. Утром отправились с заявлением в милицию. Когда ночевали, супруга заметила на полу липкие красные следы. Она подумала, что дочь делала сиропы из варенья и пролила. Она протерла пол, где было липко. Потом от сотрудников полиции мы узнали, что нашу дочь убил Альфред, облил её кислотой, а труп спрятал. В настоящее время внуки проживают вместе с нами, мы занимаемся оформлением опекунства».

«Сама виновата»

«Когда женщину объявили в розыск, по всем деталям было понятно, что это – криминал, – говорит следователь Ильдар Лукманов. –  Мы стали разрабатывать круг подозреваемых, и все ниточки сошлись на ее муже. Он же, предвидя исход дела, бросился в бега».

«К нам поступила информация из дежурной части о том, что водитель автомашины «Мерседес» темного цвета подозревается в совершении убийства и может двигаться в направлении Самары, – вспоминает инспектор ДПС. – В случае обнаружения его необходимо было задержать. Около 22 часов 45 минут я и еще один полицейский совершали объезд маршрута патрулирования и на 1378-м км автодороги Самара – Уфа – Челябинск заметили этот «Мерседес». На требование остановиться водитель попытался скрыться, увеличив скорость движения. Мы стали преследовать его на своей служебной автомашине с включенными проблесковыми маячками и спецсигналом. Водитель, не справившись с управлением, на большой скорости съехал в кювет, но не перевернулся. Он находился в салоне один, в состоянии алкогольного опьянения. Я помог ему выйти из машины, осмотрел его, так как по ориентировке было известно, что он мог иметь при себе оружие. Потом подъехали сотрудники уголовного розыска и забрали водителя к себе»

«Никакого раскаяния на следствии обвиняемый не выказывал, говорил: «Сама виновата», – продолжает рассказ следователь Ильдар Лукманов. – В деталях и абсолютно спокойно поведал об обстоятельствах убийства, показал, где спрятал тело. Относительно кислоты он так и не сознался, что предварительно ее заготовил, говорил, что купил для рабочих целей. Использовал он кислоту, видимо, для того, чтобы потом тело трудно было опознать. Когда Низамов исчез, то сразу же попал под подозрение. При тщательном осмотре дома мы обнаружили едва заметные следы крови на кухне и на лестнице, ведущей в бойлерную».

В отношении Низамова подписано заключение, согласно которому он обвиняется в убийстве. Дело передано в суд".

Лариса Лебедева,
«Версия Башкортостана»

Share.

Comments are closed.