Константин Стогний: «Мы поговорили с пиратами и они отпустили «Фаину»»

0

Популярный ведущий во время он-лайн-конференции на «Телекритике» рассказал, как власть влияет на ТВ; как встречался с морскими бандитами и о планах на будущее.

– Константин, что нового вы снимаете для ICTV, на котором сейчас работаете?

– Для ICTV мы снимаем новые документальные фильмы, которые могут появиться уже осенью в новом телесезоне. Есть циклы, есть отдельные эксклюзивные материалы, также есть отснятые фильмы, анонсированные раньше, но которые при тех или других обстоятельствах не вышли в эфир. Ориентировочно их поставят в сетку в 22.45. Также есть несколько фильмов, которые, скорее всего, будут показаны зрителям в выходные дни. Это будут картины о путешествиях, других странах, загадках истории.

– Говорят, вы отказываетесь возвращаться в милицию после выборов. Но ваше зрители говорят, что только вы могли бы вернуть ей утраченное доверие. При вас они понимали позицию ведомства, хоть не всегда с ней и соглашались.

– Когда я слышу такие предложения – относительно возвращения, то я четко понимаю, что милиция – это не тот «народный орган», который всегда готов прийти на помощь. Я не хочу оскорбить тех честных работников, которые еще остались, – думаю, это приблизительно процентов 20, но все профессионалы, которые были востребованы обществом, уже нашли себе достойную работу вне органов. А те, кого уже нигде не брали, вынужденные были подстраиваться под новое политическое руководство, и потому, если я вернусь, буду отстаивать мысль, что всех работников нужно просто освободить и набирать новых. Практически это сделать почти невозможно. А работать с приспособленцами я просто не смогу.

– А как там ваше шоу, которое вы должны были снимать для «Нового канала»? Расскажите о нем детальнее! Будет ли оно уже в новом сезоне?

– Хочу уточнить: это не мы снимали шоу для «Нового канала», это «Новый канал» в состоянии снимать свои шоу при моем участии, и их далеко не одно. Среди тех, какие запомнились – «Только правда?», «Кто против блондинок» и другие.

– Вы действительно общались с сомалийскими пиратами?

– Если быть точным, наша съемочная группа общалась с людьми в Сомали, которых все там называли пиратами, а кто они в действительности – простые рыбаки, а может, законспирированные работники спецслужб, наверняка сказать не может никто. Фактом является только то, что к нам неоднократно обращались родственники пленного моряка, – у них было отчаяние, потому что полгода государство только обещало, что вот-вот их близкие будут освобождены. А после нашей встречи с сомалийским племенем через неделю «Фаину» освободили. До сих пор спецслужбы от меня требуют объяснений – сам я объясняю только тем, что процесс торгов по освобождению и передаче денег был кем-то законспирирован и абсолютно непрозрачный. За полгода мы получали неправдивые данные из государственных каналов информации, которые к тому же противоречили друг другу, и потому, когда появилась угроза, что журналисты могут откопать реальное состояние дел, было решено быстренько получить те миллионы и отпустили пленных. По моему личному впечатлению, сомалийское пиратство – это мировая сделка, а еще могу сказать, что наши спецслужбы очень нам советовали не ехать туда и не заниматься этим делом.

– Как вы относитесь к деятельности Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали, которая недавно признала аморальным содержимое ваших «Чрезвычайных новостей»?

– И разве только моих… Если честно, меня удивляет, сколько нужно создавать комиссий, нацрад, контролирующих органов… Неужели у всех тех контролеров, которые существовали до этого, не было достаточных полномочий? Я вообще не представляю, какая бы шумиха поднялась, когда бы этот экспертный совет создали во времена «преступной власти» Кучмы. Вообще, ситуация довольно странна. Когда вы хотите ребенку купить игрушку – вы же не тянете его в секс-шоп и не шумите там, что ребенку нанесена моральная травма… В настоящее время каждый человек может позволить себе выбирать, что ему смотреть среди нескольких сотен телеканалов, потому не понятно, зачем зрителю на мужском канале включать какую-то «жесткую» программу и приглашать к экрану детей? И кому это может не нравиться? Если вы хотели найти вечернюю сказку – то это точно не здесь. А если мужчины хотят владеть информацией, чтобы защитить себя, свою семью от аферистов, узнать, как вести себя в сложной криминальной ситуации, вряд ли они будут включать деда Панаса и ругаться, что им рассказывают сказки. А если серьезно, то давление на журналистов программы усиливается после каждого сюжета про мажоров, коррупционеров, власть предержащих. И такой экспертный совет – удобный рычаг. Потому что трудно определить меру нравственности того или другого сюжета. Самым странным мне кажется, когда в официальном письме почтенного учреждения говорится вообще о программе. Было бы серьезнее, если бы указывалось, какой конкретно сюжет является аморальным.

– Ваша жена не боится отпускать вас в экстремальные поездки? 

– Это нужно спросить у моей жены. Я думаю, что даже если и боится, то ничего с этим поделать уже не может. Видели глаза, что покупали. До бракосочетания мы эти вопросы уже выяснили, и пристрастие к экстремальным путешествиям у меня появились не вчера.

Источник – «Телекритика»

Поделиться.

Комментарии закрыты