Кристиан Бэйл: «Бэтмен до краев полон ярости»

0

В фильме Кристофера Нолана «Темный рыцарь» Кристиан Бэйл вновь играет миллиардера Брюса Уэйна, который периодически превращается в защитника человечества.

– Вы комиксами в детстве увлекались?

– Нет, но я очень увлекался «Звездными войнами» и даже собирал фигурки персонажей. Но как-то мой друг посоветовал мне начать сочинять графические романы, поэтому я решил посмотреть, что же это такое. Я выбрал комикс Фрэнка Миллера YearOne, и образ Бэтмена оказался гораздо интереснее, чем я ожидал.

– Чем именно?

– Тем, что он заставляет задуматься. Бэтмен творит добро, но его не просто так называют Темным рыцарем. Он одевается во всё черное, находится всегда в тени и… до краев наполнен яростью. Его намерения не всегда ясны. Внутри его происходит непрекращающаяся борьба: ему хочется продолжать дела своего отца-филантропа, но в нем столько гнева, что он иногда с трудом сдерживает желание навалять всем этим идиотам, которых он видит вокруг себя.

В «Темном рыцаре» вам опять приходится облачаться в костюм Бэтмена. Наверное, это физически нелегкое испытание?

– Режиссер Кристофер Нолан взял за основу костюма стиль милитари. Это очень практичный, так сказать, «готовый к войне» костюм. Да, в нем очень жарко, липко, у меня от него болит голова, но я не жалуюсь, конечно. Потому что сам очень хотел сыграть Бэтмена. Съемки заняли более полугода, достаточное время для того, чтобы вновь привыкнуть к костюму. Когда я прихожу в уныние – «О, Боже, опять целый день в этом ужасном одеянии из резины!» – перечитываю книги о Бэтмене. Они меня мотивируют. Но странно было бы говорить, что я отношусь к этой роли чересчур серьезно, потому что в этом случае никто не станет принимать всерьез меня самого. Помню, когда я проходил пробы, я вообще решил сыграть Бэтмена как зверя. Как существо почти дикое. Иначе бы получился клоун в костюме. Ведь действительно: когда Брюс Уэйн переодевается в Бэтмена, с ним происходит метаморфоза. Изменяется даже его голос.

– Вы тоже меняетесь, когда надеваете этот костюм? Что думает по этому поводу ваша жена?

– Она не видела меня вживую в костюме Бэтмена – только на экране. Мне не разрешали забирать костюм домой. Да что там говорить! Мне ведь даже не разрешили покататься на «бэтмобиле».

– Ни на одном – их же, вроде, было несколько на съемках?

– Одиннадцать!

– Странно, продюсер сказал, что их было четыре.

– Вот как? Значит, семь куда-то исчезли к концу съемок. (Смеется.)

– Вы любите машины?

– О, да! Когда я приехал в Лос-Анджелес, мне было 17, я скоро понял, что без машины здесь не проживешь, и стал ездить без прав, пока не попал в аварию. Ничего страшного – просто «поцеловал» впереди стоящее авто. Потом пошел и получил права. Это было до смешного легко.

– Вы похудели на 40 кг ради роли в «Машинисте». Насколько трудно было перевоплотиться после этого в «качка» Бэтмена?

– Да я и сам не знаю, как пришел в форму. Крис Нолан очень волновался, что я не смогу набрать положенный вес. И был прав. Я начал заниматься с частным тренером, который при первой же встрече попросил меня отжаться. Я отжался один раз – и так и остался лежать на полу. Крис в это время был в Англии, я – в Лос-Анджелесе. Он позвонил и сказал: «Стань как можно больше и сильнее!» Для этой роли нужна выносливость, потому что только для того, чтобы поднять руки в костюме, надо быть достаточно сильным. Я стал много есть, поднимал штангу столько раз в день, сколько мне прежде и не снилось. В итоге, когда я приехал на съемочную площадку, мне сказали, что я для Бэтмена слишком мощный и накачанный. И мне опять, как для роли в «Машинисте», пришлось худеть – сбросить 15 кг мышечной массы.

– Как ваша жена переносит ваши постоянные трансформации: то худющий, то атлет?

– С одной стороны, ее можно пожалеть, потому что мое настроение меняется в зависимости от персонажа, которого я играю. С другой стороны, ей можно позавидовать, потому что у нее есть возможность жить с разными мужчинами. Она сказала мне, что ее самый любимый персонаж все-таки не Бэтмен, а Машинист. Я догадываюсь, почему. Потому что, зверски похудев ради съемок, я ослабел настолько, что у меня совсем не осталось сил, чтобы спорить. Я со всем соглашался и улыбался.

– Кто научил вас драться в стиле Бэтмена?

– Мы занимались на тренировках борьбой, методику которой разработали два специалиста – испанец и англичанин. Она очень хорошо смотрится, но очень груба. В основе ее лежит принцип, как разделаться с противником за два удара.

– Вы будете сниматься в следующей серии?

– Да, я подписал контракт на три фильма. Но, может, мне суждено играть Бэтмена до конца своей жизни – на днях рождения, когда меня перестанут приглашать в кино. (Смеется.)

– Вы играете американца. Между тем, сами не американец. Насколько легко даются вам акценты?

– Не так трудно, учитывая то, что я уехал из Уэльса, когда мне было полтора года, так что, не успел, да и не мог заразиться уэльским акцентом. Я не был на родине уже лет 15, потому что, когда приезжаю в Англию, то обычно останавливаюсь в Лондоне. Живу в Калифорнии с 17 лет, а говорю с британским акцентом. Но если работаю в фильме, в котором надо говорить на американском английском, то говорю на нем до окончания съемок.

– В «Темном рыцаре» ваш Бэтмен спасает город от нового врага – Джокера, которого сыграл Хит Леджер. Пусть последний вопрос будет о нем.

– Я помню, когда мы первый раз увидели друг друга в костюмах – я весь в мускулах и с «ушками на макушке», а он в своем клоунском наряде и с напудренным лицом, то не смогли удержаться от смеха. Он был замечательным человеком. И актером того редкого типа, который проваливается в роль с головой.

Нелли Холмс,
 [link=http://www.runewsweek.ru]«Русский Newsweek»[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты