Кто, как и почему придумывает цветные «революции»

0

«Есть у революции начало, нет у революции конца», – поется в песне композитора Вано Мурадели. Она была написана ним в 1967-м году, а вот слова, автором которых был Юрий Каменецкий, появились намного раньше – в 1924-м.

Как раз тогда, когда Лейба Давидович Бронштейн, то бишь Троцкий, вновь оседлал своего конька – перманентную социалистическую революцию, за что получил жестокий отпор от своих коллег-большевиков ввиду несвоевременности такого занятия для восстанавливаемой от разрухи гражданской войны страны. Тем не менее, долгие годы Советский Союз, в полном соответствии с идеями Ленина, о том, что первому в мире социалистическому государству будет тяжеловато существовать в капиталистическом окружении, долгие годы занимался экспортом социалистических революций.

Первым социалистическим государством, помимо СССР, 1924-м году стала Монголия. Урожайными для установления социализма стали годы после Великой Отечественной войны – Албания, Китай, Болгария, Венгрия, Германия, Польша, Румыния, Чехословакия, Югославия. Позже где-то Советский Союз помогал народам, которые принято было называть братскими, ресурсами, гражданскими специалистами и военными советниками, оружием, где-то пришлось повоевать и нашим солдатам, но в итоге получились социалистические Куба, Вьетнам, Лаос и Северная Корея, становившиеся на социалистический путь развития Ангола, Афганистан, Йемен, Мозамбик, Никарагуа, Ливия, Алжир и множество других стран.

Волна цветных переворотов

После того, как Советский Союз развалился на части, страны, оставшиеся социалистическими, можно было пересчитать по пальцам. Но на этом перманентная революция не закончилась, просто она перестала быть социалистической. На смену массовым революциям 20-го века, возглавляемым политическими партиями, пришел совершенно новый тип политтехнологий по смене политической власти. В конце 20-го – начале 21-го века наступила эпоха цветных или, как еще их называют, бархатных «революций», «революций» времен глобализации, «революций» не столько политический партий, сколько неправительственных организаций.

«Бархатная революция» в Чехословакии в 1989 году, аналогичные ей в Румынии, Болгарии, Албании. Длившиеся с 1987 года до самого распада СССР «Поющие революции» в Латвии, Эстонии и Литве. «Бульдозерная революция» в Югославии в 2000, в результате которой она долго и мучительно развалилась на семь государств. «Революция роз» в Грузии в 2003, «оранжевая революция» на Украине в 2004, «революция кедров» в Ливане в 2005. В Киргизии были аж две «революции» – «тюльпановая» в 2005 и «дынная» в 2010. «Жасминовая революция» в Тунисе в 2010-2011, «фисташковая революция» в Египте в 2011.

А еще провалившаяся попытка безымянной цветной революции в Узбекистане в 2005, «васильковой революции» в Беларуси в 2006, цветной революции в Армении в 2008, «болотной революции» в России в 2011.

Внушительный список? Что в нем общего?

Ошибочным было бы утверждать, что цветные «революции» осуществляются исключительно мирными методами. Насилия в них предостаточно, причем не только со стороны властей, но и со стороны самих манифестантов, но оружие при этом, как правило, не применяется. Организаторы акций смело идут на нарушение закона, потому что в случае их победы все действия будут ими же самими квалифицироваться как исключительно правомерными. Тут пан или пропал, потому что в случае неудачи есть три варианта – в зависимости от действий и активности или поставить крест на политической карьере, или сесть, или бежать за рубеж, прося политического убежища. Выиграл – революция, проиграл – попытка государственного переворота.

Как правило, ключевым моментом становятся какие-нибудь выборы. Рецепт информационной обработки населения до смешного прост. Нужно заранее объявить о своей победе, а все остальное объявить исключительно фальсификацией.

Методика воздействия – массовые демонстрации, такие как наши «майданные стояния», блокирование и захват ключевых правительственных зданий. Почту, телефон и телеграф в наши времена захватывать не модно, достаточно наполнить нужной информацией средства массовой информации и социальные Интернет-сети.

Главной политической силой выступает в первую очередь не какая-либо одна оппозиционная партия или их объединение, а широкая коалиция поддерживающих оппозицию неправительственных организаций.

Происходят цветные «революции» чаще всего не в авторитарных странах, а таких, которые можно назвать полудемократическими. В них, с одной стороны, существует довольно сильное давление власти, но при этом оппозиция пользуется практически всеми привилегиями и возможностями открытого демократического общества.

Цветные «революции» готовятся не только открыто, но и публично. Их организаторами выступают вовсе не революционеры-подпольщики, а прежде всего те, кто в той или иной роли уже был у власти, ее лишился в результате выборов или отставки, перешел в оппозицию и выдвинул идеологические лозунги. У них всегда есть союзники среди действующей власти, которые в решающий момент переходят на их сторону.

А теперь самое главное. Цветные «революции» невозможны без помощи из-за рубежа. Именно внешние силы занимаются финансированием организаторов минимум в течение года, а чаще и больше. Именно внешние силы выступают в виде арбитра, который заявляет, что действия оппозиции легитимны, даже в том случае, если она откровенно нарушает нормы действующего законодательства, а вот любые, особенно силовые, действия власти по своей защите – однозначно нелегитимными.

Немаловажная функция внешних сил – участие в переговорах с властью, причем не с нейтральных позиций, а в союзе с устроителями цветной «революции», и в ключевой момент – предъявление действующей власти ультиматума.

И наконец, политическими последствиями цветных «революций», в случае их победы, становятся прежде всего геополитическая ориентация на те внешние силы, которые ее финансировали и придали ей легитимный статус.

Вот тут-то и возникает вопрос, кто же эти внешние силы, финансирующие цветные «революции», к которым вне всяких сомнений можно отнести и события, которые происходят сейчас на Украине. Как их назовут? «Оранжевая революция №2» или попытка государственного переворота? Все зависит от исхода.

Американские уши

Народный депутат Олег Царев на своем сайте приводит довольно интересный список, который назван «Справкой об иностранном влиянии на развитие общественно-политической ситуации на Украине».

Вызвав целый шквал негодования со стороны сторонников Евромайдана, Олег Царев заявил, что «главным инвестором «грантоедов» были и остаются Соединенные Штаты. Американские деньги распределяют органы федерального правительства – USAID (United States Agency for International Development) с ежегодным бюджетом до 100 млн. долл., Государственный департамент США, Корпус мира, NED (National Endowment for Democracy) и другие. На втором месте по размерам вложений – Европейский Союз. Далее идут частные доноры, например, такие, как Фонд Чарльза Стюарта Мотта и Международный фонд «Відродження», основанный как часть сети «Института открытого общества», принадлежащего Джорджу Соросу, который работает на Украине с 1990 года и распоряжается ежегодным бюджетом до 7 млн. долларов».

Вот только числящиеся в этом списке организации как-то или вообще не возмущаются, даже не называя все это злостной клеветой и провокацией со стороны представителя Партии регионов, или возмущаются крайне вяло и неубедительно.

Может быть, считают ниже своего достоинства реагировать на подобные измышления?

А может быть, это и не измышления вовсе, если по майдану в Киеве бродили и говорили речи, одобрительные, конечно же, американские сенаторы Кристофер Мерфи и Джон Маккейн, помощник государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Виктория Нуланд и чрезвычайный и полномочный посол США на Украине Джеффри Пайетт раздавали еду, вице-президент США Джозеф Байден довольно неоднозначно сказал о легитимности действий демонстрантов, а равно нелигитимности действий власти, заявив о недопустимости применения к ним силы. Силовые разгоны демонстраций, которые периодически происходят в самих Соединенных Штатах, его, похоже, не волнуют совершенно, ему ближе то, что на Украине.

Добавляет повод для размышления и то, что в разгар «оранжевой революции» в декабре 2004 года американский конгрессмен Рон Пол заявил, что предвыборную кампанию Виктора Ющенко финансировало американское правительство, и даже потребовал проведения расследования по этому поводу. Средства шли через «Польско-американо-украинскую инициативу сотрудничества» (PAUCI), которая управлялась Freedom House из нынешнего списка Олега Царева. PAUCI же по эстафете переводила эти средства украинским неправительственным организациям. Лони Кранер – бывшая сотрудница американского Госдепа и тогдашняя глава «Международного республиканского института» (International Republican Institute), который тоже есть в списке Царева, говорила, что с 2002-го по 2004-й год Госдепартамент США через различные неправительственные организации предоставил украинской оппозиции более 65 миллионов долларов. Как одно из звеньев, она указала американскую организацию «Фонд Евразия» (Eurasia Foundation), финансирование которой осуществляется «Агентством США по международному развитию» (United States Agency for International Development, USAID). Руководитель пресс-службы президента США Скотт Макклеллан тогда подтвердил, что за эти два года США действительно передали на Украину указанную сумму, правда, не Виктору Ющенко, а «на развитие демократии». Не отрицал, что передал в поддержку «оранжевой революции» 45 миллионов долларов и Борис Березовский, и это оказалось, по его словам, «самым эффективным вложением средств».

Журнал Forbes утверждает, что сумма была значительно больше – не менее 70 миллионов долларов, которые загнали для протестных движений как через «Фонд гражданских свобод», так и напрямую окружению Ющенко. Мало того, говорят, что Борис Березовский не только финансировал, но и напрямую руководил тем, что делали Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко.

Так или иначе, но из всех цветных «революций» торчат американские уши. И все разговоры о том, что и разработка революционных сценариев, и их финансирование производится исключительно из филантропических соображений и для «развития демократии» – это не более чем, как говорится, развод для лохов. Ни одна цветная «революция» никоим образом не посягала на экономический строй и демократию. Демократия могла стать меньше, как после «революции роз» в Грузии, больше, как в Словакии или Сербии, или остаться точно такой же, как, к примеру, после «оранжевой революции» на Украине. Главное – это геополитика, вопросы ресурсов, рабочей силы, рынков сбыта и лояльности власти к диктующим свои условия «благотворителям» из-за рубежа. И именно сейчас на геополитическом столе разыгрывается карта Украины.

«Революция» по науке

В Общественном институте имени Альберта Эйнштейна, который основал Джин Шарп, были рождены методики проведения современных цветных «революций». Финансируется его детище созданным Конгрессом США «Национальным фондом развития демократии» (National Endowment for Democracy), «Фондом Форда» (Ford Foundation), а также «Международным республиканским институтом» (International Republican Institute), «оказывающим помощь отдельным странам в строительстве демократии», во главе с «главным русофобом Америки» сенатором Джоном Маккейном. Ну а все они вместе взятые весьма тесно сотрудничают с Госдепартаментом США.

В своей книге «От диктатуры к демократии» Джин Шарп указывает на существование целых 198 методик, которые возможно использовать при организации и проведении массовых протестов.

Среди них – публичные выступления, групповые и массовые петиции в поддержку или, наоборот, в протест, публичные заявления известных людей, листовки, плакаты, средства массовой информации, флаги, символы и портреты, зажигание свеч и факельные шествия. А еще – публичные раздевания в знак протеста, самосожжения, голодовки, автоколонны, пикеты, братания с солдатами, отказ от почестей, разворачивание спиной, отказ от приобретения каких-либо товаров, различные виды бойкотов и забастовок, блокирование дорог, задержки, препятствия работе учреждений и их захваты, речи, призывающие к сопротивлению. И многое-многое другое.

Кстати, к ненасильственным действиям Шарп относит также укрывательство преступников, побеги и изготовление фальшивых документов и денег, захват ценностей, двойной суверенитет и создание параллельного правительства и даже почему-то мятеж, который вообще-то не просто восстание, а восстание в обязательном порядке вооруженное и, конечно же, насильственное.

Михаил Корниенко,
«Новости Украины – From-UA»

Поделиться.

Комментарии закрыты