Курьезы в бронзе и камне

0

Складывается впечатление, что памятники в нашей стране ставит, кто хочет, где хочет и кому попало. По городам и весям разбросаны десятки шокирующих шедевров памятникостроения.

«Я давно путешествую по Украине, — рассказал известный путешественник Андрей Тычина. — Немало встречал симпатичных современных памятников: варенику, полтавской галушке, нежинскому огурцу, лежащему на дубовой бочке. Но много и смешных. Например, на главной площади г. Корец Ровенской области – там на плечи Ленина водрузили огромную, не по размеру, голову Тараса Шевченко.

Или взять памятник конным котовцам (бойцам бригады героя Гражданской войны Григория Котовского) недалеко от Белой Церкви, который называют в народе «Голая атака». Легенды связывают его с эпизодом времен Гражданской, когда военный оркестр котовцев, приглашенный на свадьбу в одно из сел под Киевом, бежал после атаки белых, бросив трубы и барабаны. Разъяренный комбриг приказал немедленно вернуть «музыку» — и вся бригада, поднятая среди ночи, кто в чем был, бросилась спасать инструменты. Спасла».

Все – в казаки!

По мнению доцента Нацакадемии изобразительного искусства и архитектуры Людмилы Лысенко, хоть на смену памятникам Ленину и его соратникам пришли національно свідомі герои — гетманы, казаки и т. д., они, по сути, остались такими же, как при СССР. «В Древнем Риме из экономии ставили на пьедестал торс в тоге, к которому приделывали голову очередного императора – у нас, образно говоря, творится нечто похожее, – рассказала Людмила Лысенко. – Налицо засилье памятников Тарасу Шевченко. Пошла в работу казачья тема, но она даже не изучена. В итоге, вместо конных и пеших красных героев мы получили гетманов и просто казаков, сделанных по советским канонам.

Меня также ошеломляют памятники Голодомору, многие из них — просто безликие камни, за которые кто-то получил государственные деньги. И почему красивая по задумке и исполнению церковь-свеча в память об этой трагедии втиснута между Лаврой и памятником Неизвестному солдату?

А, например, памятник Вячеславу Черноволу, «проходящему сквозь стену» в Музейном переулке: какое он имеет отношение к этому месту? Почему бы не установить бюст или фигуру Черновола на месте его гибели, создав новый центр паломничества?

При СССР памятники принимал худсовет, и это ставило заслон халтуре. Сейчас такого нет. Увы, несмотря на свободу творчества, пока мало светлых, добрых творений».

Шедевры памятникостроения

На вопрос, какой памятник города является самым уродливым, одесситы отвечают: «Конечно же, “ребенок с мускулами, как у Шварценеггера” на морвокзале». И поясняют для иногородних, что речь о бронзовом изваянии «Золотое дитя», которое было установлено у здания морвокзала после его реконструкции в 1995 г.

Автор этого «чуда» — скульптор Эрнст Неизвестный, тот самый, чье творчество Никита Хрущев обозвал «дегенеративным». «Золотое дитя» задумывалось как символ молодого и бурно развивающегося города, но замысел художника разгадать трудно. Между тем, руководство морвокзала считает его достопримечательностью: ведь редкий турист не остановится у мегамалыша.

А памятник гетману Петру Сагайдачному на Подоле киевляне прозвали «слепой дядька с чупа-чупсом». Зрачки у коня и всадника сделаны не традиционно — с углублениями, а выпуклыми, из-за этого взгляд фигур виден только тогда, когда от выпуклостей падает тень. Да и булаву специалисты считают непропорциональной — большой шар на тонкой длинной палке.

Зато во Львове самым чудным, пожалуй, считается мини-памятник рыбе на ул. Армянской, который почему-то официально называется памятником улыбке. У рыбы-«монстра» вместо плавников торчат человеческие ладони. Ее автор Олег Дергачов первую такую рыбу продал львовскому бизнесмену, который украсил ею двор своего особняка.

А в скверике напротив львовского облсовета стоит памятник «Вилы Черновола» — так, шутя, называют в народе бронзового основателя «Руха». После открытия 3-метрового памятника Вячеславу Черноволу 8 лет назад его много критиковали из-за вскинутой вверх правой руки с неестественно растопыренными пальцами в виде «тризуба».

«Так видел заказчик»

Валерий Медведев, один из авторов памятника «Защитникам границ всех времен» (он же «казак-пограничник»), говорит, что таким монумент видел заказчик (СБУ).

Мол, мы платим, нам нужен казак на коне, который смотрит вдаль, при этом он саблю обнажил, но не замахивается, потому что стоит на страже границ. А от конкретики (сбруя, стремена и т. д.) Медведев ушел сознательно, выразив так собирательный образ пограничника всех времен: «Представьте — была бы сбруя, детали. Люди спрашивали бы: “А кто это на коне?” – “Да никто — символ, значок”. Я предлагал другой памятник — Георгия Победоносца, выиграл конкурс. Но кто-то из власть имущих обронил: “Це москальський символ”, — и идею зарубили.

Что касается современного памятникостроения: “ежики из вилок” — это не памятники, а декоративно-прикладное искусство, и когда его превозносят в ранг великого творчества, я категорически против. А вот памятники литературным героям, огурцам, носам и пр., — все это имеет право быть, но должно быть сделано профессионально. Плюс этих вареников и огурцов — они вызывают положительные эмоции. Это лучше, чем наш современный минор, где все плачущие, убиенные, и Голодоморы».

Источник – «Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты