Кузьма Скрябин: «Молодежь хочет прогресса, но его нет»

0

Многие говорят ему: «Остепенись, хватит буянить на сцене!» Но Кузьма равнодушен к таким увещеваниям: «Критику воспринимаю от тех, кто достиг большего, чем я. У остальных это – зависть. Им легче “накатить бочку”, чем сказать что-то мудрое».

Гитара из фанеры

Андрей Кузьменко (Кузьма) родился в городе Самбор Львовской области 17 августа 1968 года. Его мама работала учительницей музыки, а отец – инженером. По словам самого Кузьмы, с детства он был «козырный чувак». Формирование его личности происходило в основном под влиянием матери. Он часто вспоминает, как с детства та «резиновым тапочком загоняла его в музыкальную школу», которую Андрей закончил по классу фортепиано.

Вообще, в детстве он был романтиком, а потому мечтал стать водителем мусоровоза. Первое проявление творческой личности будущей звезды украинского шоу-бизнеса произошло в три года, когда он вышел на сцену в детском садике, чтобы рассказать стишок, «поискал глазами мать, и, не найдя ее, расплакался». Была и ещё одна история: «Когда я был маленький, мне было где-то 3 или 2 с чем-то годика, родители сделали мне из фанеры “электрогитару”. Я только одну песню, “Червону Руту”, пел, когда гости приходили. Тогда это был дикий шлягер».

Первым толчком к меломании была песня «Битлз» Lady Madonna, которую Андрей услышал на сборнике зарубежной эстрады в 1979 году, когда ему было 10 лет. «Я не понимал, что ее исполняют “Битлз”, – вспоминает артист, – я прочитал название на конверте значительно позднее. Меня поразило другое: насколько простой казалась музыка, настолько же сильно она вставляла. Сыграв эту мелодию на своем пианино, я почувствовал такой душевный подъем, что начал придумывать мелодии сам. Я убедился в том, что каждый может придумать что-то такое, что поймут тысячи, миллионы людей. И это довольно несложно технически – нужно только вложить душу и мозги».

В 1981 году, когда Кузьме было 13 лет, его предал лучший друг. Ничего конкретного про эту историю Кузьма никогда не рассказывает, однако заметно, что и теперь в нем не умерла память про это событие. «Это был удар, – вспоминает Кузьма, – я просто не хотел оставаться в одном городе этим с человеком». Понимая проблему своего сына, родители переехали в Новояворовск – маленький индустриальный городок недалеко от Львова. Кузьму устроили в школу c углубленным изучением английского языка. Из-за того, что Новояворовске находится значительно ближе к Польше, чем Самбор, Кузьма открыл для себя вещь, которая и сейчас занимает важное место в его жизни: польское радио и телевидение. Изменилось кое-что и в характере Кузьмы. «Естественно, я был эгоистом, так как принадлежал к категории “единственный ребенок в семье”. Как это ни удивительно, но в школе до 8 класса учился нормально, но потом планка дала трещину, и я съехал. Мои самые лучшие воспоминания связаны с тем, что мы начали в то время играть музыку».

«Я простой, как двери!»

Родители Андрея мечтали, что он станет врачом, поэтому уговорили сына поступить учиться на стоматолога. «Шесть лет в трубу», – так вспоминает это время Кузьменко. «Он окончил первый курс мединститута, и его забрали служить в Россию, в Калинин, – рассказывал отец музыканта. – Простудился, попал в госпиталь. А там посмотрели, что медик, и вместо первого курса случайно прочитали в документах “четвертый”. Взяли помогать на операциях. Он и машину водить в армии научился.

Служить ему легко было, с детства спортом занимался. Биатлон, плавание. Мы с женой часто вывозили его на море, были в Болгарии на Золотых песках. Когда-то встретили там Никиту Михалкова с семьей. Его сын был на год младше моего и хотел, как Андрей, бегать, гулять, купаться со своим папой. А Михалков постоянно на интервью и на съемках. В конечном итоге Никита Сергеевич попросил взять к нам в компанию его мальца. Было весело».

Когда Кузьма вернулся доучиваться в свой институт, после пар он и его друзья играли свою музыку: «Во дворце культуры, где мы занимались, было неимоверное количество групп. В какой-то момент мы остались вчетвером: я, Ростик, Шура и Саша Скрябин. Сочинили красивую песню на английском “Чувствуешь боль”. Два-три месяца у группы не было названия, а потом мы решили использовать Сашину фамилию. Он, кстати, потомок того самого Скрябина, русского композитора. Правда, потомок, которому всевозможные звери наступали на органы слуха. Но дух великого предка у него все же проявился. Он “болел” за наше общее дело и заставлял по 150 раз переписывать каждую песню. Мы писали песни на английском, а потом переводили на украинский. Нам так было легче. Очень жаль, что наш первый англо-украинский альбом не был издан – сгинул где-то на бобинах».

В 1994 году Кузьма женился на Светлане – девушке, которая училась с ним в параллельных классах, и которая когда-то отстояла перед его родителями его желание пойти в музыку. Светлана – художница, и Кузьма является настоящим поклонником ее таланта. Но потом он был вынужден покинуть жену (которая со временем отправилась за ним) и перебраться в Киев, бросив к тому времени стоматологию. «Полгода я привыкал, у меня были депрессии, 2 раза в месяц я ездил домой», – рассказывает Кузьма. Позднее он начал втягиваться в активную жизнь киевского музыкального бомонда. Хотя, естественно, музыкант и до сих пор не может избавиться от «комплекса парня из маленького городка». И уже совсем бессмысленно было бы связывать имя этого артиста со звездной болезнью: «Я простой, как входные двери!»

Кузьма по-прежнему выпускает новые альбомы, дает много концертов со своей группой «Скрябин», хотя большинство выступлений проходит в клубах и на корпоративах. Уже давно Андрей также работает телеведущим, но признается: «Я просто непрофессиональный балагур, который может от балды выдавать миллион слов». Он долго работал в программе «Шанс», потом наступило время, когда Кузьма почувствовал, что пресытился телевидением, решил от него отдохнуть. Даже отказывался от всех телепроектов, которые ему предлагали. Но потом все же вернулся в эфир и сейчас его можно увидеть сразу в четырех телепрограммах – «Guten Morgen!», «Нереальные предки», «Жить модно», а также «Народна зірка», четвертый сезон которой стартует на канале «Украина».

«Бросил все попытки достучаться до сознания людей»

И все же музыка для Кузьмы намного важнее, чем работа на телевидении. Но то, что нынче творится в украинском шоу-бизнесе, Андрею совершенно не по нраву.«Есть много молодежи, которая хочет прогресса, но его негде взять, – говорит артист. – Соответственно, она начинает искать его через Интернет за пределами своей страны. Поэтому когда в Киев приезжают группы типа Rammstein – полные залы людей, которые даже тексты знают. Просто жаль, что им не за что любить украинское.
 
Сейчас я говорю и о музыке, и о кино, и о литературе. Когда “Скрябин” в 2009 году выпустил альбом “Моя эволюция”, который был одним из сильнейших в интеллектуальном плане, то его продалось “аж” четыре тысячи экземпляров. Это потому, что там не было песен, как “Хлопці-олігархи”. Он был выдержан в одном ракурсе, его не крутили радиостанции: народу неинтересно шурупать мозгами. Из всего я сделал для себя вывод, что до одного места эти все интеллектуальные попытки достучаться до сознания людей. Те, к кому ты хотел достучаться, уже надели шлем и на него намотали какую-то броню. То есть мы уже опоздали. А те, к кому можно достучаться, и так готовы. Они сами за тобой следят, а не ты за ними».

Перспектив украинского шоу-бизнеса Кузьма не видит: «Во-первых, сдулся украинский рок. Пропали со сцены такие монстры, как “ВВ”, “Океан Эльзы”. Они не имели права этого делать, ведь рок не стареет. Посмотрите на AC/DC, посмотрите на Deep Purple, старика Оззи Осборна! А наши сдулись. Или попробовали жизнь политика, или нащупали какую-то денежную жилу. А за ними шло целое поколение. Когда были Вакарчук и Олег Скрипка, люди дергались, чтобы звучать не хуже.

Монстры ушли, а перспективных на их место не пускают. Поэтому и появляются “Пающие трусы” – девицы, которые за полтора месяца “отбивают” вложенные в них деньги. Культура же нищает из-за этого. Молодежь глотает то, что ей предлагают».

Это Кузьма придумал и продюсирует герл-группу «Пающие трусы» с отвратительно неправильными голосами. Проект стал пародией на современные шоу-бизнесовые группы-однодневки, в которых поют смазливые девочки без какого-либо таланта к пению. Но на самом деле группа создана, чтобы заманить зрителя, пробудить его интерес, а позднее уже с ее помощью музыкант намерен проталкивать и другие, более благородные идеи.

«Дочь станет директором аэропорта!»

Своего ребенка, дочку Басю, Андрей и его жена Светлана воспитывают в правильном духе патриотизма. «Но что у нее в голове? Она четко записывает себе пункты, на которые я влияния уже не имею, – говорит Кузьменко. – Вот она прилетела из Англии, и сказала, что она туда больше не поедет. То есть, визуально ей Англия не понравилась. Но Европа ей нравится. Она относится к тем детям, которые имеют собственное мнение. И я не скажу, что это мнение неправильное. Я смотрю на ребенка и вижу, что будет у меня когда-то еще проблема, чтобы согласиться с тем, что она должна уехать заграницу. Из того, что я вижу и слышу – сейчас она особой любви к этой стране не испытывает. Мне эта страна многое дала, а ей пока нет. Она почти ровесница независимой Украины. Все происходило на ее глазах. Ей не с чем сравнивать».

Себя Кузьма называет «клевым отцом», который, тем не менее, четко знает, чего хочет от дочери: «А хочу я от нее, чтобы она была человеком и не вела себя по-хамски – это основные критерии». Поэтому, если завтра дочь скажет «Папа, я иду в клуб», Кузьменко это будет не по нраву: «Басе сейчас 14 лет, и если она мне такое скажет в 16 лет, то получит от меня по одному месту, даже когда ей будет 35 лет, все равно получит», – смеясь, рассказывает артист.

Между прочим, его совсем не испугает, если его дочка захочет стать певицей. «Слава Богу, моя Буська ненавидит музыку, и это меня очень радует, она больше любит аэропорты и самолеты», – говорит Кузьма. Впрочем, Барбара мечтает стать не стюардессой: «Она хочет быть директором крупного аэропорта!» Любовь к самолетам, по мнению звездного папы, связана у его дочери с детством: «Просто она, можно сказать, выросла в самолетах – и это сыграло свою роль, и если она в будущем захочет этим заниматься, я не буду не допускать ошибок моих родителей, а стану всячески поддерживать мою дочь».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам People’s History , «Новая» , «Сегодня» , Gazeta.ua, «Фраза»

Поделиться.

Комментарии закрыты