Левон Оганезов: Я за качество во всем!

0

Трудно встретить человека, который не слышал бы о Левоне Оганезове. Чаще всего его называют “человек-оркестр”. Ибо в том, что касается Ее Величества Музыки, он знает все. И даже чуточку больше. А еще умеет вкусно готовить (и знает толк в еде) и даже может починить обувь. Столь редкое уменье досталось маэстро от его отца, который был профессиональным мастером-обувщиком.

– И все же, прежде всего я концертмейстер. Могу правильно направить исполнителя, будь то инструменталист или вокалист, которому я могу посоветовать еще и как лучше взять дыхание. Я знаком с традициями исполнения тех или иных произведений, знаю, что такое актерское пение, которым владели, например, Николай Рыбников, Марк Бернес, Андрей Миронов, умею делать аранжировки, могу подыгрывать, подбирать музыку… Вот все это – концертмейстер, который, ну это я про себя говорю, все время собирает эдакий кубик Рубика. И самое главное, чтобы он был собран качественно. Я – за качество. Во всем!
Я ведь помню Тамару Церетели, Клавдию Шульженко (мне довелось ей аккомпанировать), Леонида Утесова, Александра Вертинского, который вообще был создателем жанра. Он такой был один!
А теперь-то на эстраде цыган и не увидишь. Раньше они появлялись в каждом концерте, а нынче их почти нет вообще. Но это неизбежно, все и всегда меняется… Так мир устроен. Ну, посмотрите или послушайте, как играли Гамлета прежде… Иннокентий Смоктуновский показал, что можно принца датского играть, говоря шепотом. А Георгий Товстоногов вообще поменял всю стилистику. И на его спектакли попасть было абсолютно невозможно. Так что времена меняются, и мы меняемся вместе с ними, как вы прекрасно знаете. Меняется способ выражения, меняются вкусы публики. А нравится нам или нет, что вот эти изменения происходят, – так ведь времена не выбирают, как сказал поэт… Но, конечно, классика всегда остается. Если вы пойдете в Малый театр – там будет классика.
– Как и в парижском “Комедии Франсэз”.
– Да. Но тут нужно тогда сказать еще и о школах, которые в каждой стране свои. Эти школы нужно знать для того, чтобы правильно интерпретировать произведение. Вот, например, Леонид Собинов пел западный оперный репертуар, но пел он его в нашей манере. Также и Антонина Нежданова. И так у нас пели почти что все. Кроме Шаляпина. Он первым, пожалуй, смог “переступить” традицию. Но после него уже смогли и другие. Вот Ильдар Абдразаков или Хибла Герзмава поют так, как свойственно западным исполнителям. Послушайте Абдразакова в “Дон-Карлосе”, например, или как поет Герзмава Баха, без вибраций.
– Вы известны как абсолютно уникальный собеседник, у которого всегда полно в кармане всяческих историй, анекдотов, с вами можно говорить до бесконечности. Но почему же вы до сих пор не взялись за перо?
– Что вы имеете в виду?
– Разумеется, мемуары!
– Так я же еще сам не все хорошие книги прочитал.
– Нет времени?
– Времени всегда мало. В том числе и на приготовление еды. Я ведь еще и готовить люблю.
– Что, например?
– Например, харчо. Его надо готовить из говядины, а не из баранины, как делают в Европе.
– А любимое армянское блюдо у вас есть?
– И не одно. Мацони, скажем.
– А на дудуке вы играете?
– Нет. Он же духовой. Я на духовых не играю. А слушать люблю.
– Вы религиозны?
– Я верю в бессмертную душу. И в то, что мысль материальна. Поэтому я, наверное, могу назвать себя толстовцем. Вот! Надо, конечно, знать Библию, Евангелие, но… Бог прежде всего в тебе. Что же касается ада, рая – ну в 21 веке это как-то, согласитесь… Заповеди – да, все должно на них строиться. Ну, кроме одной, конечно, “не пожелай жены ближнего твоего”. Шучу…
– А вы жену свою любите?
– Мы с Софией вмеcте полвека.
– И что же в ваших планах?
– Мое 78-летие 25 декабря. Я родился в праздник Рождества. Это уже скоро.

Алекс Грей, http://gazetauzao.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты