Литва возвращает в паспорта графу «национальность»

0

Со второй попытки Литва возвращает в паспорта графу «национальность», хотя ряд местных политиков опасается, что это может стать косвенным поводом для «российской агрессии».

Президент Литвы Даля Грибаускайте подписала поправки к закону о паспорте гражданина республики, согласно которым в документе появится графа «национальность». Правда, указывать национальность будут не в обязательном порядке (как в советское время), а в добровольном – на основании специального заявления.

Для Литвы такое не впервой – до 2003 года национальность в паспортах также фиксировали. В Литве общегражданских паспортов сейчас нет (их роль выполняют пластиковые удостоверения личности) – национальность будут указывать в загранпаспортах. Для страны–члена ЕС явление почти уникальное, подобное заведено только в соседней Латвии.

Собственно, то, что в русском языке понимают под «национальностью», в других странах обозначают как «этничность», а «национальность» является синонимом гражданства. В случае с Литвой речь идет именно об этничности. Таким образом, республика, где запрещено даже ношение советской символики, возвращается ко вроде бы ненавистной советской национальной политике. Ведь «пятая графа» – изобретение лично Владимира Ленина.

В рамках первой в истории Российского государства переписи населения (1897 год) этническим происхождением подданных империи никто не интересовался (в опросниках были только пункты «вероисповедание» и «родной язык»). Зато в анкетах членов партии большевиков с подачи Ленина национальность указывалась с 1905 года (сам Ильич, кстати говоря, записал себя «великороссом»). Из партийных анкет графа перекочевала уже в паспорта, которые в 1932 году ввел Сталин – бывший ленинский нарком по делам национальностей.

На первый взгляд все это было алогично: задумали строить новую историческую общность – единый советский народ, так стройте, при чем тут этническое происхождение? Однако, с точки зрения Ленина «угнетенным» великороссами меньшинствам нужно было «высвободиться», а следовательно, их этническую самоидентификацию стоило поощрять. «Лучше пересолить в сторону уступчивости и мягкости к национальным меньшинствам, чем недосолить», – писал вождь большевиков. А что касается Сталина, то среди некоторых историографов есть мнение, что национальность в сталинских паспортах – «третий пункт» – помогла НКВД при переселении народов. При Брежневе «третий пункт» стал пятым. При получении паспорта гражданин СССР мог выбрать себе национальность по отцу или по матери. При этом, если национальность в специальном перечне отсутствовала, значит, юридически таких национальностей в СССР не существовало (это, к примеру, касалось ассирийцев и ряда малых народов). Национальность детей до 16 лет определяли по отцу, и в школьных классных журналах тоже имелась графа «национальность».

В российских паспортах (как и в военных билетах) данная графа отсутствует, но она сохранилась в свидетельствах о рождении (заполняется по желанию родителей ребенка), а также в свидетельствах о браке и свидетельствах о смене имени. Тем не менее, неоднократно озвучивалась инициатива «пятый пункт» в паспорта вернуть. Особое упорство в этом смысле проявляли коммунисты, которые в Госдуме ельцинских времен активно использовали еще и националистическую риторику (в частности, призывали «принять чрезвычайные меры для ликвидации этнических банд»). Одна из инициатив коммунистов касалась учреждения еще одной графы – «вероисповедание», то бишь, идеи Николая II им тоже были не чужды. К слову, данную идею активно поддерживали в некоторых российских национальных республиках – в Татарстане и Башкирии. Но в итоге там удовлетворились вкладышами в общегражданский паспорт, на которых можно указать и национальность.

За возвращение национальной графы в паспорта ратовали и на Украине, только там этим занимались не коммунисты, а националисты, в том числе радикальные (к примеру, «Свобода» Олега Тягнибока). С ними были солидарны и националисты молдавские (точнее, румынские), но ни на Украине, ни в Молдавии до реализации данной идеи дело так и не дошло.

Зато графу «национальность» относительно недавно вернули в паспорта Казахстана, что совпало с новыми веяниями в местной национальной политике: сейчас там активно способствуют переселению казахов на север республики, где до недавнего времени подавляющее большинство составляли русские. Кроме того, этничность указывают в паспортах Таджикистана, а из стран дальнего зарубежья – в многонациональном Сингапуре, где проживают китайцы, малайцы, тамилы и ряд других народов. Существовала графа «национальность» и в Израиле, но позднее была из паспортов изъята.

Зачем возвращать указание этничности в литовские паспорта, не очень понятно. Если Латвия традиционно озабочена национальным вопросом, то в Литве коренное население составляет абсолютное большинство – 84% (самое крупное национальное меньшинство – поляки (6,5%), русские только на третьем месте – 5,8%), ввиду чего в республике, в отличие от соседних Эстонии и Латвии, отсутствует и категория «неграждан» (с распадом СССР литовские паспорта получили все местные жители). Авторы инициативы – консервативные силы – считают, что это «будет служить гордостью за свое национальное самовыражение».

Однако единства по этому вопросу в консервативных рядах нет. Так, депутат сейма от фракции «Союз Отечества – Христианские демократы» Мантас Адоменас, известный своей антироссийской риторикой, заявил, что с введением графы «национальность» Литва признает наличие у себя русского меньшинства, что поставит под угрозу ее безопасность. «До вступления этого закона в силу все проживающие в Литве были гражданами Литвы и только, не было никакого формального основания считать, что здесь имеется какое-то меньшинство «соотечественников русской национальности». Теперь же сразу появляется формальный повод России говорить, что здесь имеются ее соотечественники, и их надо защищать, потому что в паспортах указано, что они – русские», – негодовал парламентарий.

Кстати сказать, национальный вопрос в свое время стал поводом для конфликта между Литвой и Польшей, учредившей для граждан стран бывшего СССР т. н. карту поляка – пусть не паспорт, но документ, подтверждающий этническую принадлежность. Обладатель такой карты может легко получить долгосрочную многократную визу Польши (не путать с «шенгеном», речь о национальной визе), работать там без специального разрешения и даже пользоваться услугами польской системы здравоохранения. В Белоруссии эту идею также приняли в штыки – дошло до межгосударственного скандала и уголовных дел против некоторых представителей польской диаспоры.

Остается неясным и то, можно ли теперь гражданам Литвы указывать в паспортах любую национальность, или все-таки будет утвержден некий перечень.

Станислав Борзяков,
«Взгляд»

Поделиться.

Комментарии закрыты