Луценко и цирроз: ложь налицо?

0

О том, что у Юрия Луценко диагностировали цирроз печени, не слышали только те, кто вообще судьбой политического узника №2 никогда не интересовался. Именно на наличие цирроза упирали супруга и адвокаты осужденного, когда в судах добивались досрочного освобождения Луценко по состоянию здоровья.

Упоминаний о страшном диагнозе — вагон и два эшелона в придачу. Вот лишь некоторые из них.

Лариса Сарган, пресс-секретарь партии «Народная самооборона»: «Мы представили в суд все доказательства, которые диагностируют у Луценко диагноз — цирроз печени. Это заболевание входит в перечень тех, из-за которого осужденный может быть досрочно освобожден».

Адвокат экс-министра Алексей Баганец рассказывал, что в суды разного уровня неоднократно подавались заключения нескольких врачебных комиссий самого разнообразного состава: «Все они подтверждали, что у Луценко цирроз печени и портальная гипертензия».

Ирина Луценко, супруга: «Луценко уже болен. Уже с гепатитом, уже с сахарным диабетом, уже с циррозом печени, находится в крайне тяжелом состоянии».

Сам Юрий Луценко: «С 30 августа 2011 года у меня диагноз — начальная стадия цирроза, опровержений нет».

Это — только малая часть упоминаний о циррозе печени Луценко. Периодически супруга и адвокаты говорят о наличии сопутствующей циррозу портальной гипертензии, иногда Ирина Луценко говорит, что цирроз грозит перерасти в рак печени. Есть разногласия относительно того, в какой стадии находится заболевание: то ли декомпенсации, то ли компенсации. В итоге наличие цирроза вроде бы признал даже Менский районный суд — но при этом указал, что цирроз в момент диагностирования не был в стадии обострения (декомпенсации), а значит, не может быть поводом для досрочного освобождения.

Так вот. Цирроз — отнюдь не экзотическое заболевание. В странах СНГ им болен каждый сотый, среди причин смерти пациентов от 35 до 60 лет цирроз — шестой по «популярности» диагноз. Это я к тому, что каждому читающему эти строки совсем не обязательно консультироваться с гастроэнтерологом — несложно найти циррозника среди своих знакомых или знакомых своих знакомых — и расспросить об особенностях жизни с этим заболеванием. А можно поговорить и с любым человеком с медицинским образованием — и просто из любопытства спросить о том, что можно и что нельзя больному циррозом.

А потом почитать, что говорит Луценко.

Газета «Сегодня» (№76, 8 апреля 2013 г., с.2) встречает только что вышедшего на свободу Луценко под домом:

«Какой едой побалуете себя?

— Вкусное в моем понимании — это вареная колбаса, жареные яйца, жареная картошка».

Ну как, уже интересно? Я тоже поначалу глазам не поверил. А потом решил, что, возможно, журналисты чего-то напутали. Подумал, что не дописали ответ Луценко. Он же наверняка дальше сказал: «…но, к сожалению, из всего этого можно мне только вареную колбасу».

Но вот интервью Луценко интернет-изданию «Обком»:

«Деликатный вопрос, который, тем не менее, затронуть надо, чтобы все прояснить. А то ваши „доброжелатели“ пишут: вот, вышел Луценко, и его уже чуть ли не каждый день выпившим видят…

— Мне по барабану, что они пишут, никаких нервов не хватит на это реагировать. После освобождения я пригубил шампанского с Коксом и Квасьневским и пригубил белого вина в первый день, когда пришел к себе домой. Больше я себе позволить не могу.

— А когда пролечитесь, можно будет пить?

— Черт его знает. Но, опять-таки, странная вещь: наверное, каждый возраст имеет свои допинги. Вот не хочется».

Ну что тут сказать… Намешать шампанского и белого вина, а потом закусить яичницей с жареной картошкой для циррозника — что-то из разряда ненаучной фантастики.

Больной циррозом просто не мог бы так ответить. И уж точно бы не делал вид, что не знает, можно ли ему будет хоть когда-нибудь пить. Потому что никаких «вот подлечусь, и посмотрим, буду я потом бухать или не буду» при циррозе не существует. Во-первых, потому что это — необратимое заболевание, и вылечить его невозможно. Во-вторых, каждый циррозник знает, что только абсолютный отказ от алкоголя способен замедлить или приостановить течение болезни. Некоторым запрещают даже квас и кефир.

При этом не имеет ни малейшего значения — заболел ли пациент вчера или в позапрошлом году, алкогольный у него цирроз, билиарный или вирусный. Как не имеет никакого значения и то, в какой стадии находится заболевание — компенсации или декомпенсации.

Совсем несложно отыскать медицинскую статистику: даже среди тех, кто стал полным абстинентом, 5-летняя выживаемость составляет 70%. Из тех же, кто «пригубил», двое из трех погибают, не дотянув и до 5-летнего срока, а чаще всего в первые два-три года.

А теперь делаем выводы. Вариантов немного.

Первый — никаким циррозом Луценко никогда не болел. Между прочим, об этом же в феврале заявил и замначальника департамента медико-санитарного обеспечения Государственной пенитенциарной службы Зураб Малазония: «Ни обследования, ни одна комиссия, которая проводила обследование Юрия Луценко, не обнаружила его (цирроз. — Ред.)». И, что интересно, выйдя на волю, Луценко как-то перестал вдаваться в подробности — чем именно он болен.

Второй — Луценко решил сократить себе срок жизни до нескольких лет: то ли сознательно, то ли находясь на той стадии алкоголизма, при которой продолжают пить, несмотря даже на цирроз.

Егор Стружкин
«фрАза»

Поделиться.

Комментарии закрыты