Топ-100

Мальчик утверждал, что на него напал директор школы

0

«Он вошел в класс, увидел кожуру от банана и приказал мне выбросить. Я пошел к мусорному баку, директор – за мной. Я выбросил кожуру, а директор подошел и ударил по губе кулаком. Я упал на спину, стукнулся головой об пол. А директор еще ударил ногой по спине. Я заплакал!» – так описал младшеклассник Эрик встречу с педагогом.

Воспитательный момент

Когда завели уголовное дело, следователь неоднократно выезжал в эту деревню, опрашивал свидетелей – мать потерпевшего, других его родственников, одноклассников, их родителей, преподавательский состав и местных жителей. Проводились судебные экспертизы, другие следственные действия.

Причиной конфликта стала кожура от банана, брошенная Эриком на стол во время перерыва между уроками. Когда, вопреки требованию учительницы он не убрал мусор, явился директор. Тогда же, якобы, и произошла воспитательная экзекуция. «Директор пригрозил, что если я буду баловаться, то он снова зайдет, – продолжает рассказ Эрик. – Он ушел, а я остался лежать на полу, потом отправился к умывальнику, чтобы смыть кровь, которая шла из носа. О том, что меня побил директор школы, я рассказал матери и бабушке. Потом сидел дома и на улицу не выходил». «Эрик говорил, что директор ударил его рукой по лицу, от чего он упал и ударился затылком об пол, – вспоминает мама мальчика Айгуль. – Осмотрев сына, обнаружила запекшуюся кровь в носу. Он жаловался на головокружение и отказывался есть. Его вырвало. Мой брат сказал, что это, скорее всего, сотрясение головного мозга, и необходимо вызвать врача».

«Он ухмыльнулся из-под одеяла»

А прибывшие медики вот как описывают ситуацию с мальчиком: «Эрик лежал на диване, укрытый одеялом. На вопрос о том, что произошло, он промолчал, а мать пояснила, что сына избил директор школы. Брат ее нецензурно выразился и сказал, что «разберется» с ним. На момент осмотра я у мальчика каких-либо телесных повреждений, синяков, припухлостей на лице и других частях тела не заметила. Признаков сотрясения головного мозга – также. Когда мы предложили сделать «обезболивающий», мальчик отказался, но мать настояла на этом. После того, как был сделан укол, он выглянул из-под одеяла и с ухмылкой взглянул на нас. На следующее утро мать привела сына в больницу. Сам пострадавший ни на что не жаловался. Однако мама пояснила, что сына рвало после нашего ухода еще два раза. Все симптомы указывали на какую-то инфекцию, но никак не на сотрясение».

Довел учительницу до обморока

Многочисленные свидетели утверждали, что Эрик вел себя как обычно – играл и задирал ребят. Но его все-таки на следующий день положили в больницу с диагнозом сотрясение головного мозга. А весь класс во главе с учителем говорил, что директор мальчишку и пальцем не тронул.
К тому же коллектив и родители характеризовали директора с положительной стороны, как человека с большим педагогическим опытом, который не позволил бы себе поднять руку на ученика.

Повар в школьной столовой также крайне была удивлена, что третьеклассник плохо себя чувствовал в школе: «После урока он пришел в столовую вместе с остальными детьми, у него был хороший аппетит. Он съел порцию каши и попросил добавки. Никаких гематом и покраснений на его лице я не видела». Допрошенная в качестве свидетеля преподаватель начальных классов, утверждала:

«В тот день я замещала учительницу, которая находилась на «больничном». Она прямо на уроке упала в обморок: ее довел Эрик. Я вела первый урок – математику, Эрик, как обычно, мешал всем. Потом я пошла к директору Ильшату Акрамовичу и сказала, что отказываюсь вести уроки в 3 классе. Он попросил меня успокоиться и пообещал заменить другим учителем. Когда вернулась в класс, Эрик бросил мне на стол кожуру от банана. «Убери», – сказала я. «Сама уберешь», – ответил Эрик. Зашел Ильшат Акрамович и потребовал у мальчика прекратить издевательство. Пригрозил пальцем и сказал, что будет сидеть на каждом уроке».

«Садился на дорогу и выл»

А вот рассказ самого директора школы: «Эрик бывает иногда неадекватным, на уроках закатывает истерики, катается по полу и т.д. Он состоит на учете в комиссии по делам несовершеннолетних, так как избивал своих сверстников, поджигал хозяйственные постройки у соседа. Мама возила Эрика на медицинское обследование. Нам пришло заключение о том, что для Эрика необходима специальная методика обучения (у него социально-педагогическая запущенность и необходимо лечение), но Айгуль лечить сына не захотела».

А вообще, что это за семья? Из показаний заведующей акушерским пунктом села, откуда три года назад переехали Курсанбековы: «Это большая, многодетная семья. Вместе с Айгуль проживали ее мать и брат с сожительницей. Из взрослых никто не работал, зато злоупотребляли спиртными напитками. За детьми смотрели только бабушка и сожительница брата. Сама Айгуль часто уезжала из дома на несколько дней. С Курсанбековыми предпочитали не связываться – они тут же могли наскандалить и оскорбить. У соседей часто были претензии к этой семье: Эрик уносил с их подворья все, что понравится, к себе домой, а мать даже не делала ему замечаний. Эрик иногда вел себя странно, мог выйти на улицу, сесть на дорогу и выть долго и громко, пока соседи не позовут его и не успокоят, не выяснят, что случилось. Айгуль мне рассказывала, что если Эрик сильно разволнуется или начнет психовать, то у него идет кровь из носа. Но на вид он был физически крепким».

Врезался в дерево – получил сотрясение

Следствие сделало вывод: возможно, имел место тот факт, что у Эрика пошла носом кровь, согласно заключению биологической судмедэкспертизы, на его пиджаке обнаружены ее следы. Однако кровь из носа могла пойти в любой другой день, и не в результате того, что ему были нанесены удары по лицу. К тому же о том, что у мальчика часто идет носом кровь, говорят и врачи, и ребята, и сама мать. А что же делать с заключением эксперта о том, что мальчику «причинены телесные повреждения в виде острой закрытой черепно-мозговой травмы с сотрясением головного мозга, ушиба мягких тканей в пояснично-крестцовой области и ушиба верхней губы, которые повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья и причинили легкий вред здоровью»? Это очень веское основание, на таких экспертизах в основном и строится обвинение. Однако и это заключение не могло быть принято следствием как достоверное: оно выносилось без учета медицинской карты Эрика. И самое главное: местные ребятишки видели его в тот день катающимся с ледяной горки на лыжах, тогда как парнишка утверждал, что лежал дома. Крепление то и дело ломалось, поэтому он все время падал. Один раз, съезжая с самодельного трамплина, наскочил на дерево и упал в кусты, потом «лежал на снегу, держась за голову, и ныл». Ребят с горки каталось много – человек шесть, все они видели, как «треснулся» Эрик. Если и имели место телесные повреждения, они, скорее всего, произошли от падения парнишки с трамплина. Директор школы ударов третьекласснику не наносил, всего лишь сделал замечание.

Мстил директору

Будь Эрик совершеннолетним, ему бы вменили обвинение за ложный донос. Однако юридическая оценка действиям девятилетнего мальчика не дается. Конечно, хотелось бы узнать, почему он оклеветал педагога? Просто был озлоблен, что директор все время его поучает, стыдит перед классом, нередко контролирует его на занятиях. Стоит ли говорить о том, как переживала семья директора, он сам? А сколько времени малолетний «потерпевший» отнял у следователя, загруженного «выше крыши» еще и другими уголовными делами? Однако нет худа без добра. Эрика перевели на домашнее обучение. Теперь весь педагогический коллектив вздохнул свободно.

По материалам «Версия Башкортостана»

Share.

Comments are closed.