Марина Александрова: «В рисковых мужчинах много романтики»

0

Она вовсе не считает, что всю жизнь будет актрисой: «Есть множество других занятий, за которые можно себя уважать». И больше всего Марине хочется стать хорошей матерью и иметь счастливую семью.

«Меня воспитывали делать все по высшему разряду»

Марина Александрова родилась 29 августа 1982 года в венгерском городе Кишкунмайша. В 1986 году семья переехала на Байкал, потом в Тулу и, наконец, обосновалась в Петербурге. Папа Андрей Витальевич – подполковник артиллерийских войск. Мама Ирина Анатольевна – преподаватель РГПУ им. Герцена. Родители видели дочь переводчиком английского или менеджером по туризму. Марина исправно посещала соответствующие курсы. Она окончила математическую школу и музыкальную школу по классу арфы, а потом оказалась в театральной студии.

Ей настолько понравилось играть на сцене, что Александрова поступила в Щукинское училище в Москве, которое когда-то окончил ее первый театральный учитель, руководитель детской студии «Вообрази». «Я не хотела учиться в Питере, – говорит Марина. – У меня была установка на то, чтобы все делать по высшему разряду, меня и воспитывали соответственно. Так что переезд был, в общем, предопределен, а вот когда я попала в театр “Современник” – это все же необъяснимый выбор. Я со второго курса ходила сюда беспрерывно, все смотрела, и почему-то было ощущение, что здесь мой дом. Так оно и вышло».

Уже на первом курсе Марина впервые снялась в кино – в фильме Андрея Разенкова «Северное сияние», где ее напарником стал Александр Збруев. «Режиссер отвел меня в сторону и сказал: “Давай вести себя по-взрослому! Не надо психовать. Ну Збруев – что тут такого?” – говорит актриса. – После этого я изо всех сил старалась не смотреть на своего партнера с прямо-таки распиравшим меня восторгом.

Збруев – очень требовательный человек во всем, что касается его профессии: от костюма до обязательного горячего чая на съемочной площадке. На первый взгляд все это кажется не важным, но это действительно серьезное отношение к своей работе, – рассказывает Александрова. – Он помогал осветителям. Помогал мне: даже когда у него закончились съемки и пошли только мои крупные планы, он остался на площадке. Вместо того, чтобы пойти отдохнуть, он стоял за камерой и подавал мне свои реплики, на которые я должна отвечать в кадре. И то, что я, например, очень придирчива к гриму на моем лице – вовсе не мои капризы. Грим – тоже составляющая образа и он должен быть безупречным. Я соблюдаю режим дня и никогда, зная, что у меня съемка, не стану гулять допоздна, потому что буду выглядеть не так, как хотелось бы режиссеру».

Популярность актрисе принесла работа в сериале «Азазель». «Три разных человека рекомендовали меня туда: мой педагог по актерскому мастерству, актер, пробовавшийся на роль Фандорина, и ассистент режиссера, – вспоминает Александрова. – А потом меня вызвал Адабашьян и спросил: “А вы читали Акунина?” Мне тогда казалось, что Акунин – это какой-то невероятно знаменитый классик типа Толстого. Я жутко покраснела и призналась, что Акунина еще не читала».

Сериал не имел большого успеха. «Думаю, здесь тот самый обидный случай, когда не хватило везения, – говорит Марина. – Адабашьян снял хорошую картину, на ней увлекательно было работать, – думаю, ему просто не дали сделать все, что он действительно хотел и мог. Потом, все к лучшему: я исхожу из того, что напрасной работы не бывает. Адабашьян пригласил меня позже во французскую картину “Таянье снегов”, а оператор Павел Лебешев познакомил меня с Ежи Гофманом – я снялась у него в исторической мелодраме “Когда солнце было богом”. Вот у Гофмана я увидела, что такое снимать настоящее историческое кино, с дотошностью, с отдачей – в России так редко работают».

«Служебный роман»

Несколько лет назад Марину пригласили сыграть в сериале «Звезда эпохи», где ей досталась роль актрисы Валентины Серовой. «Это грустная история, потому что с режиссером Юрием Карой мы рассорились вдрызг: если бы встретились – разбежались бы по разные стороны улицы, – говорит Александрова. – Меня предупреждали, что он хороший производственник, но и только: режиссер – другая профессия. Претензий у меня нет, но я эту картину не люблю, потому что понимаю, что там могло быть. Там как раз про то, как делается шедевр: нужно абсолютное напряжение всех сил. Если бы была только война, Симонов никогда не написал бы “Жди меня”. Но была еще женщина, которая его мучила, – и получились сначала великие стихи, потом великая пьеса для нее же. Серова – фигура абсолютно трагическая, потому что не вовремя родилась. Правильно Вульф писал: из трех советских прим – Орлова, Ладынина, Серова – только она прижилась бы в Голливуде».

На съемках сериала партнером Марины стал Александр Домогаров, с которым у актрисы вспыхнул бурный роман. Но двое артистов не смогли примириться с характерами друг друга. Кроме того, нередко их друзья обсуждали, как Домогаров избивает Марину. Уйдя от Александра, актриса долгое время не могла привести свои мысли в порядок, даже впала в депрессию и, чтобы окончательно забыть бывшего возлюбленного, уехала на целый месяц в Нью-Йорк. А вернувшись оттуда, стала меньше времени уделять тусовочной жизни и больше – работе в театре «Современник». Тогда она и не думала, что встретит в театре свою любовь.

На репетиции спектакля «Горе от ума» Александрова познакомилась с актером Иваном Стебуновым, как сама говорит, закрутила «служебный роман», а спустя время вышла замуж. Стебунов сразу заявил, что будет строгим мужем: «В семье все должно быть хорошо, и я не должен ни о чем волноваться». Но вокруг этого брака все время ходит множество слухов о том, что пара расстается, Иван много пьет, и из-за этого в семье скандалы. Недавно вновь заговорили, что Марина ушла от мужа, но сама актриса это отрицает и даже признается, что надеется в скором времени, наконец, стать мамой.

«Женщины любят рисковых мужчин»

Недавно на экраны вышел новый сериал «Котовский», где Марина сыграла женщину, в которую всю жизнь был безответно влюблен главный герой. Его роль досталась Владиславу Галкину и стала для актера последней. Как и все, Александрова была шокирована известием о смерти партнера накануне премьеры. «Друзьями мы не были, – призналась актриса. – Но вместе проработали над “Котовским” много времени. Влад был очень страстным человеком, но и ранимым. Мне казалось, он выберется из кризиса, однако, видимо, не смог. Я бы не хотела, чтобы уход Влада служил сериалу рекламой».

У Котовского было много женщин. Вера Холодная, говорят, сходила по нему с ума, но он снова и снова возвращался только к одной. «Анна была супругой друга Котовского, но они познакомились, когда она еще не была женой, – говорит Александрова. – Это была его первая любовь, а она самая сильная. Одно то, что, будучи раненым, умирая, он приходит к ней в дом, говорит о многом. Значит, Анна для него – как последний приют». Если разбираться в их отношениях, то ее чувство понятно: женщины любят рисковых. «В них много романтики, – признает Марина. – Когда любимый человек крадет ради тебя что-то или увозит тебя на край света – в этом звучат сказочные истории, которых мы, девочки, наслушались в детстве предостаточно. И, вырастая, мы хотим продолжать в них верить. Что кто-то ради тебя весь мир переполошит, только бы быть с тобой рядом. В этом для женщины есть определенная романтика».

Авторы фильма гордятся, что у Галкина и Котовского большое внешнее сходство. Марине также не приходилось много гримироваться, ведь мало кто знает, как на самом деле выглядела Анна. «Я уже не раз сталкивалась с историческими фильмами и знаю, что в них совершенно не обязательно добиваться стопроцентного внешнего сходства, – говорит Александрова. – Мне кажется, внутреннее сходство гораздо важнее».

Для ее героини сшили больше десятка нарядов. «Например, в театральном ателье Ярославля заказали свадебное платье (в нем она выходит замуж за друга Котовского) из гипюра и шелка кремового цвета, — рассказывает художник-постановщик Лилия Искарь. — Между первой примеркой и съемками прошло полгода. За это время актриса похудела на несколько килограммов, и платье на ней стало болтаться. Пришлось срочно ушивать». Марина придирчиво выбирала все наряды для своей Анны, а обувь попросила мягкую, танцевальную, чтобы меньше уставать на съемках.

«У меня кризиса нет, ни одного свободного дня»

Всего за два года до «Котовского» Александрова пришла в «Современник», но в театре вовсе не были против, что Марина играет в сериалах. «Во-первых, меня и принимали как снимающуюся в кино актрису. Во-вторых, Галина Борисовна понимает, что съемки – возможность заработать, – говорит Александрова. – В театре мы таких денег, как в кино, не получаем. С другой стороны, на тебя ходит больше зрителей. Поэтому, если это не мешает репетициям, спектаклям, всегда есть возможность найти выход».

Марина нисколько не жалеет, что по сравнению со «свободным» дотеатральным периодом сейчас она снимается значительно меньше: «Я очень хотела работать в театре, потому что понимала: сейчас как актриса могла бы себя и сжечь. Все, что во мне было, я, грубо говоря, раздала. Мне нужно было где-то расти, и делать это я могла только в театре, только в “Современнике”. Количественные показатели, я надеюсь, перешли в качественные. Повзрослела я, короче.

Вот все вокруг говорили: кризис, кризис. Продюсеры пытались сократить гонорары. Я отвечала: “У меня кризиса нет, ни одного свободного дня”. Параллельно с “Котовским” я снималась в доброй семейной мелодраме “Конферансье, или Однажды в шоу-бизнесе”. До этого в триллере “Хорошая погода”, второе название которого “Прячься!” – фильм о том, как пропадают люди на метеостанции. Это проект Сергея Сельянова, снимает его ирландский режиссер. У меня замечательные партнеры там: Гармаш, Гуськов, Шагин. Когда мужчина попадает в женскую компанию, говорят, что он в цветнике – так вот, я была в отличной клумбе. Кроме меня, женщин нет от первого до последнего кадра. Я играю хичкоковскую героиню. Роковую. Опять же, наверное, возраст. Пора».

По сюжету ее героиня Ирина вместе с мужем приезжает на горнолыжный курорт отметить 5-летие со дня свадьбы. Но по стечению обстоятельств супруги оказываются на метеостанции, где происходят таинственные события. «Джонни О'Рейли, режиссер фильма, не видел моих предыдущих работ в кино, поэтому не знал моей актерской природы, — рассказывает Александрова. — Он предложил сыграть то, чего я раньше не пробовала. И я этому очень рада».

«Роковую женщину мечтает сыграть любая актриса, — уверяет режиссер. — Они обожают таких героинь — страстных, обольстительных стерв. Вот и Марина призналась мне на пробах, что давно мечтала о таком персонаже. И если в театре ей достаются разноплановые роли, то в кино чаще предлагают играть положительных героинь. По сюжету ее Ирина соблазняет одного из героев — у Александровой и Петра Логачева было несколько постельных сцен. В кадре между ними чувствовалась “химия”, без которой невозможно поверить в любовь на экране».

Как бы в насмешку над названием фильма, хорошая погода съемочной группе только снилась. Весна в Крыму, где снимали картину, выдалась снежная: метели, бураны, заносы, штормовые предупреждения. И температура в марте – минус 12 градусов! Переждать непогоду не было возможности — из-за финансового кризиса киношникам следовало уложиться в 37 дней.

Съемочная группа жила в гостинице в Симферополе. Каждый день подъем в пять утра и длинная дорога в гору Чатыр-Даг, где находилась площадка. Художники-постановщики с большим трудом умудрились выстроить станцию метеорологов и еще несколько подсобок. Однажды актеры оказались оторванными от внешнего мира. «В ночную смену снимались Гармаш, Александрова, Логачев и каскадеры, — вспоминает режиссер. — К утру все тропинки завалило снегом, пробраться через завалы было невозможно. Я вспомнил рассказы о том, как альпинисты, попадающие в такие ситуации, по три-четыре дня ждут помощи спасателей… Но как только мы позвонили в МЧС, за нами тут же выслали вездеходы. К счастью, все обошлось, хотя эти экстремальные съемки я никогда не забуду!»

Кроме этой ленты Марина снялась в детективном сериале «Правда скрывает ложь»: «Я играю жену олигарха, которого убивают, и охота начинается теперь на нее». У актрисы сейчас масса профессиональных, личностных амбиций: «Я дико хочу выучить французский, посетить музей Прадо и Дрезденскую галерею, поучаствовать в музыкальном проекте. После того как я в Америке посмотрела мюзиклы, поняла, что в России их не существует. Я бы хотела попробовать себя в этом жанре на сцене».

Иногда Марина как будто с завистью говорит о западной жизни. «Не хочу любить Россию просто потому, что я в ней родилась, – признается Александрова. – Когда я говорю, что в других странах есть хорошее, то хочу, чтобы это появилось и в России… Утверждают, что в Америке люди неискренне улыбаются. Пусть лучше мне неискренне улыбаются, чем искренне посылают».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты