Министр МВД Грузии подал в отставку из-за тюремного скандала

0

Разоблачительные публикации о пытках в грузинских тюрьмах так разбередили раны демократической общественности, что хор возмущенных голосов не умолкал даже после ареста более чем десятка тюремных чиновников и отставки пенитенциарного министра. Глава МВД Грузии Бахо Ахалая не стал дожидаться, пока за ним придут, и объявил о досрочной отставке, однако от бдительного ока оппозиции не укрылось, что Ахалая уходит затем, чтобы дать возможность остаться своему предшественнику Вано Мерабишвили – здравствующему премьер-министру гордой кавказской республики.

Полный цугундер

Поначалу грузинские власти не собирались сдавать верного блюстителя президентского престола. "Абсолютно не думаю, что должна встать ответственность министра внутренних дел, – заявил один из лидеров правящей партии Нугзар Циклаури в день публикации скандальных видеозаписей. – Для меня это совершенно неприемлемая политическая спекуляция". При этом политик называл требования отставки скомпрометированного министра внутренних дел, выраженные не только оппозиционерами, но и рядовыми гражданами, обеспокоенными полицейским произволом, «беспомощными попытками ослабления власти» и воззвал к былым заслугам Ахалая, подчеркнув, что его решительные действия на посту руководителя департамента исполнения наказаний избавили страну от засилья криминальных авторитетов в пенитенциарной системе. Между тем уже тогда ходили слухи о полицейском беспределе, но правительство предпочитало отмалчиваться: наши плохие парни – все равно хорошие, тем более что по мере активизации оппозиционных сил во главе с миллиардером Бидзиной Иванишвили перед грузинскими властями встал вопрос выдвижения на руководящие должности в силовых ведомствах абсолютно лояльных кадров, готовых разгонять митинги, не задавая лишних вопросов о правах человека. Поэтому одиозного деятеля не призвали к ответу, а стали тянуть вверх: в 2009 г. Ахалая был назначен на пост министра обороны, а в 2012 г., как раз накануне парламентских выборов, его заботам было вверено могучее полицейское ведомство, курирующее вдобавок и государственную безопасность.

Сомнительной славой грузинского МВД не преминула воспользоваться оппозиция, взявшая под крыло пенитенциарных грешников в обмен на публичное покаяние в удобное предвыборное время. Когда 18 сентября на сайте МВД появилось сообщение о задержании четырех сотрудников департамента исполнения наказаний по обвинению в "нечеловеческом обращении с заключенными" в глданской тюрьме, один из них ухитрился бежать в Бельгию. Но счастливчиком оказался не начальник отдела безопасности тюрьмы Леван Пурцхванидзе, а ничем не примечательный сотрудник тюрьмы Владимир Бедукадзе, у которого в урочный час невесть откуда появились средства и связи, необходимые для побега из-под следствия в Брюссель. По удивительному стечению обстоятельств беглец появился на оппозиционном телеканале «Маэстро» и на «9 канале», принадлежащем чете Иванишвили, сделав заявление, что Ахалая лично поручил тюремщикам изнасиловать заключенного глданской тюрьмы №18 Александра Тетрадзе, который в результате скончался. Вместо доказательств Белукадзе намекал на некие «подтверждающие видеокадры», спрятанные в сейфе министра. Улики такого рода хороши не для следствия, а для средневекового аутодафе, когда результат предсказуем независимо от факта их наличия или отсутствия. Да и откуда такая осведомленность в делах министра у простого тюремщика? Впрочем, общественность, задетая за живое, о нестыковках не задумывалась: Тбилиси, Поти и Батуми захлестнули акции протеста против тюремного произвола, а оппозиция то и дело подливала масла в огонь, обвиняя «репрессивный режим Саакашвили» в моральной деградации сотрудников исправительных учреждений.

Каков поп, таков приход

Когда количество демонстрантов в Тбилиси перевалило за две тысячи, министр по исполнению наказаний Хатуна Калмахелидзе снова разыграла карту сенсации, объявив глданский инцидент "заказом со стороны политически мотивированных лиц". Позже на роль такого лица грузинские власти назначили видного оппозиционера и предпринимателя Тамаза Тамазишвили, годом ранее осужденного за незаконное хранение оружия и отбывающего наказание в глданской тюрьме. По версии МВД, Тамазашвили подкупил охранников, чтобы те избивали заключенных и снимали побои на видео, а затем дал Пурцхванидзе взятку за молчание на сумму 17 тысяч долларов, которая будто бы была обнаружена при обыске в кабинете начальника отдела безопасности тюрьмы. В то же время грузинская прокуратура заговорила о двух миллионах долларов, якобы перечисленных на счет Белукадзе после обличительных речей на оппозиционном телевидении. На данный момент число задержанных по глданскому делу достигло 12 человек.

Вместе с тем грузинские власти слишком поздно сообразили, что министр с подмоченной репутацией уязвим не только для нападок оппозиции, но и для недовольства мирового сообщества. В знак протеста против пыток заключенных представители ряда стран отказались от встреч с Михаилом Саакашвили в рамках Ассамблеи ООН в Нью-Йорке и призвали грузинское правительство наказать виновных, тем самым дав понять, что страшные истории о вражеских агентах в пенитенциарных заведениях на внешнем рынке не котируются. В конце концов, даже генеральной прокуратуре Грузии пришлось признать, что, помимо группы коррумпированных тюремщиков, снимавших «заказное» видео, в глданской тюрьме были выявлены "еще несколько групп, прибегавших к недопустимому обращению и, в некоторых случаях, к пыткам", следовательно, оппозиция повинна лишь в том, что вынесла сор из нечистой избы.

Поскольку в последнее время власти Грузии и без того сильно обеспокоены охлаждением отношений с Западом, Тбилиси ничего не оставалось, кроме как явиться с повинной и устроить публичную порку. Но так как пешек по ходу игры уже разменяли, пришла очередь офицеров. Для начала высочайшей должности лишилась главная разоблачительница козней оппозиции Хатуна Калмахелидзе, а 20 сентября настал черед главы МВД. После того, как в прессу просочились сплетни о подготовке к аресту Ахалая, министр предпочел уйти добровольно, не дожидаясь сопроводительного пинка. На данный момент осиротевшее полицейское ведомство возглавляет заместительница экс-министра Екатерина Згуладзе. Как заявил парламентский секретарь правительства Гия Хурошвили, решение о сроках назначения постоянного министра внутренних дел – до выборов или после завершения голосования – будет принято, исходя из политической целесообразности. Но, хотя решение о назначении постоянного министра остается за президентом, оппозиция в любом случае не останется в накладе, так как в соответствии с процедурными нормами Грузии смена руководства МВД открывает вопрос о доверии правительству.

Тем временем, несмотря на обещания премьер-министра Грузии Вано Мерабишвили лично позаботиться о пресечении злоупотреблений со стороны сотрудников тюрем и реорганизации пенитенциарной системы страны, проблема произвола вряд ли сдвинется с мертвой точки, коль скоро реформировать исправительные учреждения берется предшественник Ахалая, руководивший полицейским ведомством в бытность опального министра руководителем департамента исполнения наказаний в 2005-2009 гг. и отлично осведомленный о его методах работы, однако не воспрепятствовавший им. Как замечает омбудсмен Грузии Георгий Тугуши, за время главенства подвижников Саакашвили в полицейских структурах привлечь к ответственности за злоупотребления в отношении заключенных удалось лишь в одном случае из сотен подобных инцидентов, а правящий режим немало поспособствовал тому, чтобы среди сотрудников пенитенциарной системы укоренился синдром безнаказанности. «Руководство ряда учреждений в большей степени заботится о сокрытии проблемы, нежели об ее урегулировании», – отмечает Тугуши. Так что у оппозиции по-прежнему остается множество возможностей для спекуляций.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам Lenta.ru; odnako.org

Share.

Comments are closed.