Министр обороны ответит за все

0

На Украине приступили к созданию новой модели управления оборонно-промышленным комплексом – Кабмин распорядился передать Министерству обороны функции по формированию уставного фонда концерна «Укроборонпром», которые ранее находились в ведении Минэкономразвития и торговли. Таким образом, оборонное ведомство в дальнейшем можно будет смело переименовать в Министерство обороны и оборонной промышленности.

Конечно, полного слияния Вооруженных сил и ОПК не произойдет, но степень интеграции концерна «Укроборонпром» в структуру Минобороны может оказаться достаточно глубокой. На первый взгляд в этом есть очевидные преимущества – между армией и ее арсеналом, которым, собственно, и является ОПК, не останется никаких «прокладок». Но тут же возникает вопрос, а не слишком ли большой груз взваливают на плечи министра обороны?

Ржавчина на доспехах

Вооружения и военная техника (ВВТ), находящиеся в распоряжении ВСУ, практически более чем на 90% представлены образцами, разработанными во времена СССР. Безусловно, за последние 20 лет кое-что и кое-где удалось обновить, хотя в основном наша армия довольствуется ремонтом и модернизацией. Но даже на это денег хронически не хватает, всевозможные госпрограммы развития, обновления и модернизации ВВТ, принимавшиеся за годы независимости, систематически срывались. Реализация наиболее приоритетных проектов постоянно отодвигается во времени. Например, программа строительства кораблей класса корвет для украинских ВМС изначально предполагала завершение строительства первого корабля в 2010 году, затем его сдача была перенесена на 2012 год, сейчас ожидается только в 2016 году. И это при том, что сроки по первому корвету, а вслед за ним еще по трем, были жестко привязаны к возрасту и техническому состоянию кораблей, состоящих на вооружении ВМС Украины. Но если спуск на воду корветов можно откладывать хоть до бесконечности, то истечение эксплуатационного ресурса «рабочих» кораблей, отодвинуть не получится. В результате, боеспособность нашего флота оказывается под большим вопросом. И это  – только один красноречивый пример.

Причина провалов в перевооружении ВСУ общеизвестна – бессистемное финансирование по остаточному принципу. Хотя в последний год ситуация начала выравниваться. Как отметил в комментарии УНИАН руководитель исследовательских программ Центра исследований армии конверсии и разоружения (ЦИАКР) Сергей Згурец, результаты первого полугодия текущего года свидетельствуют о том, что количество отремонтированной авиационной техники ВСУ в разы превышает аналогичные показатели предыдущих лет. Конечно, помимо ремонта авиатехники, в вопросе приведения обороноспособности украинской армии к приемлемому уровню остается еще куча нерешенных проблем. Но тенденции наметились обнадеживающие.

Время разбрасывать камни и время их собирать

Нешуточные конфликты между аппаратом президента и Кабмином из-за контроля финансовых потоков от продажи украинских вооружений за рубеж регулярно происходили, начиная с 2006 года. Цена вопроса  – в среднем 1 млрд. долл. в год –  вроде бы и не так велика. Однако, торговля оружием – это еще и большая политика, и огромный фактор влияния на формирование имиджа Украины на международной арене.

Во время своего второго премьерства (2006-2007 годы) Виктор Янукович пытался хотя бы часть предприятий-спецэкспортеров переподчинить Кабинету министров путем вывода их из-под опеки госкомпании «Укрспецэкспорт», которая в свою очередь традиционно находилась в юрисдикции главы государства. Однако, как только Янукович сам стал президентом, ситуация возвратилась на круги своя  – «Укрспецэкспорт» снова стал основным экспортером вооружений. В теории, экспорт ВВТ является важнейшим источником финансирования предприятий отечественного ОПК, хотя на практике доходы от продажи оружия чаще «терялись» в дебрях государственного бюджета, не доходя до своего законного получателя.

В  итоге, в 2010 году было принято решение создать концерн «Укроборонпром», который  и должен объединить под своей крышей все государственные активы в оборонной отрасли. Напомним, ликвидация Министерства промышленной политики Украины фактически оставила бесхозными  более 100 предприятий, производящих продукцию военного и двойного назначения. Включение в состав «Укроборонпрома» государственного предприятия «Укрспецэкспорт» выглядело при этом вполне логично, так как отвечало принципам ведения любого бизнеса, когда «отдел продаж» и собственно производственные мощности являются частью единого целого. Руководить созданным  концерном президент поручил своему верному однопартийцу Дмитрию Саламатину, однако вскоре последний был назначен министром обороны. Сменивший Саламатина на посту гендиректора «Укроборонпрома» Дмитрий Перегудов находился в этой должности недолго, указом Виктора Януковича он был снят со своего поста, а на его место президент назначил Сергея Громова.

В СМИ тут же появились комментарии, в которых эксперты высказывали предположения о грядущей приватизации наиболее интересных активов ОПК, поскольку Громов до своего назначения не имел ни малейшего отношения к «оборонке», зато проявил себя как успешный менеджер на металлургических предприятиях, подконтрольных Ринату Ахметову. Но если приватизация предприятий, находящихся на сегодня в составе «Укроборонпрома», действительно, кем-то и запланирована, то начнется она не ранее чем через пару лет, а до этого момента «Укроборонпрому» нужно разобраться с текущими проблемами, которых у нашего ОПК целый железнодорожный состав.

В общем, в течение всего 2012 года "Укроборонпром" активно холили и лелеяли. В начале  года народный депутат от Партии регионов Владислав Забарский подал на рассмотрение Верховной Рады законопроект о списании долгов «Укроборонпрома» перед социальными фондами («О некоторых вопросах задолженности предприятий оборонно-промышленного комплекса, участников государственного концерна «Укроборонпром» и обеспечении их стабильного развития»). И уже 6 сентября закон был принят парламентом. При этом задолженность предприятий ОПК, входящих в концерн, перед Пенсионным и другими фондами оценивается более чем в 360 млн. грн, перед коммунальными предприятиями – почти в 150 млн. грн. Итого получаем полмиллиарда гривен с хвостиком. Отсутствие долгов, конечно, облегчит жизнь оборонщикам. Главное, чтобы они уже в ближайшее время не наделали новых. И об этом должен позаботиться все тот же Владислав Забарский, который по совместительству является членом Наблюдательного совета «Укроборонпрома».

При этом, важно не забывать об опыте создания на Украине авиастроительного концерна. Проблема заключалась в том, что даже наиболее успешные члены авиаконцерна находились в весьма непростой финансовой ситуации, тогда как их менее удачливые коллеги пребывали фактически на грани полного коллапса. Получалось, что те, кто из последних сил удерживался на плаву, теперь должны были спасать идущих ко дну товарищей. В итоге, от изначально включенных в концерн 11 предприятий остались только 4 наиболее перспективных. Аналогичная ситуация может повториться и с «Укроборонпромом», где тоже присутствуют как вполне живые активы типа «Заря-Машпроект», так и предприятия, к которым давно следовало бы применить эвтаназию.  Кураторам оборонки придется серьезно поднапрячься, чтобы не наломать дров и не заслужить репутацию похоронной команды для тяжелобольного украинского ОПК.

Министр обороны и… "оборонки"

Но прежде, чем переходить к решению стратегических вопросов, следует, наконец, завершить процедуру создания концерна. 3 сентября Кабмин своим постановлением передал Министерству обороны полномочия по управлению госсредствами для формирования уставного капитала «Укроборонпрома». Из документа следует, что в УФ  на первом этапе будет перечислено 100 млн. грн. При этом предусматривается  сокращение на 80 млн. грн расходов по программе «Развитие вооружения и военной техники Вооруженных Сил Украины» и одновременное увеличение на эту же сумму расходов по программе «Формирование уставного фонда Государственного концерна «Укроборонпром».

К сожалению, занятость господина Забарского в избирательном процессе не позволила ему найти время для того, чтобы прокомментировать агентству УНИАН это постановление, а также пояснить дальнейшие планы развития «Укроборонпрома». Не удалось получить комментарий и в Минобороны, как собственно, и в самом «Укроборонпроме».

Зато у оппозиции время нашлось. Так, внефракционный народный депутат Григорий Омельченко (правда, его заявление обнародовала «Наша Украина») обеспокоен сокращением финансирования программы перевооружения на 80 млн. грн. «Это означает, что финансировать обновление украинского вооружения, продажа которого наполняет отечественный бюджет, никто не собирается, а эти деньги, скорее всего, осядут в карманах людей, которые сформировали этот фонд», – считает Омельченко.

Еще один представитель оппозиции – экс-министр обороны Анатолий Гриценко категорически не согласен с расширением полномочий Дмитрия Саламатина. «Известен российский опыт, когда министр обороны Сергей Иванов, будучи одновременно вице-премьер-министром, совмещал ответственность и за министерство, и за оборонно-промышленный комплекс. Но в России работает система, в рамках которой четко определяются приоритетные интересы государства. В нашей ситуации отдать еще одну сферу под ответственность министра, который ничем не проявил себя в вопросе обеспечения боеспособности вооруженных сил, я считаю ошибкой. Проблема в том, что если в России президент Путин лично вникает в нюансы вопросов, которые решаются в оборонной сфере, то в нашем случае президент не имеет ни малейшего представления о ситуации в ОПК и вооруженных силах. Передачу полного контроля этих двух сфер человеку, который не проявил себя как эффективный менеджер, я считаю неприемлемой», – сказал Гриценко.

В то же время, уже упомянутый Сергей Згурец считает передачу Минобороны функций по формированию уставного фонда «Укроборонпрома» первым признаком дальнейшего слияния министерства и концерна под единым управлением министра обороны. «Таким образом, Министерство обороны получит возможность формировать политику в сфере закупки вооружений. Сейчас «Укроборонпром» законодательно лишен полномочий по принятию решений относительно того, какие именно направления в разработке и производстве вооружений и военной техники следует развивать, – сказал эксперт и добавил: – Появление единого центра принятия решений отвечает интересам украинского ОПК – теперь один человек будет нести персональную ответственность как за победы, так и за поражения в этой отрасли».

В целом же, сама концепция передачи ОПК в ведение оборонного ведомства выглядит вполне логичной и оправданной.  Более того, если раньше как военные, так и гражданские чиновники могли перекладывать ответственность за срыв той или иной оборонной программы друг на друга, то после подчинения ОПК министру обороны подобное сделать будет уже намного сложнее. Конечно, всегда можно списать неудачи на отсутствие бюджетного финансирования, но вот если деньги на обновление ВВТ все-таки будут направляться (а пока именно так и происходит), то тут уж, извините, придется отвечать за их целевое использование. И отвечать будет один конкретный чиновник, а это уже очень и очень неплохо…

Петр Черных,
УНИАН

Share.

Comments are closed.