На бывшей базе беспилотников – загоны для скота

0

В поселке Рауховка (Одесская обл.) еще во времена СССР в бывшем поместье генерала фон Рауха построили огромный аэродром, с которого взлетали в небо штурмовые вертолеты и беспилотные аппараты. Сейчас военную базу, которая совсем недавно наводила ужас на американских капиталистов, осваивают животноводы и… китайцы.

Нацистский аэродром

Воскресенье, девять часов утра. Длинный и пустынный перрон железнодорожной станции. За насыпью – покосившиеся заборы, грустные селяне и контора с символичным названием «Харон».

Рауховка – это поселок городского типа в километрах семидесяти от Одессы. Назван он в честь немецких дворян фон Раухов, у которых здесь было поместье. Последний известный представитель фамилии – Георгий Оттович – при царе дослужился до генерала, во время Гражданской войны примкнул к Скоропадскому, был представителем председателя Совета министров Украинской державы при австро-венгерском командовании. Бежал от советской власти сначала в Турцию, потом в Европу. Похоронен в пригороде Лондона.

Вообще, история населенного пункта тесно связана с немцами. Скажем, начало здешнему военному аэродрому положили гитлеровские люфтваффе. На базе служил один из самых прославленных германских летчиков — Ганс-Ульрих Рудель. В послужном списке нациста официально более 2,5 тысяч вылетов, свыше пятисот уничтоженных советских танков и потопленный линкор «Марат». Во время одного из вылетов он был сбит, едва не попал в плен. Но Рудель (друзья называли его Штруделем) был везучим, и из окрестностей Рауховки он не уехал в Сибирь, а улетел воевать с врагами Рейха. Ну и умер в своей постели.

Смерть военного городка

В конце 1970-х гг. заброшенный немецкий аэродром оживили. Построили новую взлетку, ангары, центр управления полетами. Рядом вырос военный городок Березовка-2 с домами для семей военнослужащих и социальной инфраструктурой. Здесь базировался 287-й отдельный полк штурмовых вертолетов, потом к нему присоединилась 106 ракетная бригада, а в перестроечное время — 321-я отдельная эскадрилья беспилотных самолетов-разведчиков.

Затем наступили 1990-е гг. Аэродром забросили, вертолетчики уехали в Херсон, ракетчиков расформировали, беспилотные летательные аппараты порезали на металлолом, а аборигены начали разворовывать все деревянное и металлическое.

В 1998 г., после ухода последнего военнослужащего, Березовка-2 стала Рауховкой — пгт с населением, состоящим в основном из армейских запасников и их семей.

Сам аэродром вовлечен в капиталистические отношения. Часть территории сдана в аренду, там сейчас животноводство процветает.

Вот ворота с табличкой, информирующей о том, что народной собственности здесь больше нет, все частное. Рядом — будка КПП.

Немного подумав, чешу вдоль забора. Часть секций упала. Натыкаюсь на заброшенное здание и залезаю внутрь. На стенах — «творчество» местной молодежи и еле различимая надпись «ДМБ». Выхожу, иду по пустоши. Слева – овраг и где-то вдали железная дорога.

Происходящее все больше начинает напоминать компьютерную игру S.T.A.L.K.E.R. Да, я в Зоне, ищу ништяки на продажу, за поясом ствол. Все как у Стругацких. «С Зоной ведь так: с хабаром вернулся — чудо, живой вернулся — удача, патрульная пуля мимо — везенье, а все остальное — судьба…»

Выхожу на дорогу, вдали – машина, несется ко мне. Тормозит рядом, внутри – нынешние арендаторы территории, муж с женой. Долго спорим, можно ли мне тут ходить и снимать, в итоге меня усаживают в авто и устраивают экскурсию.

Ситуация такова. Диспетчерская вышка сгорела в 1990-х гг., даже взлетную полосу разобрали. Да, ангар остался, в нем держат скот. Чтобы животинку не угнали, территорию патрулируют здоровенные алабаи. «Знаете, местные так воруют, что ужас. Но я их понимаю, работы почти нет, да и пьют, страшно пьют», — жалуется хозяйка.

Впрочем, по ее словам, сюда уже не суются: о злобных собаках знает вся округа. «Мне легче вас тут повозить, чем разбираться потом с проблемами из-за искусанного журналиста», — говорит с улыбкой хозяйка. И жалуется на законодательные проблемы с территорией, из-за которых они не могут восстановить аэродром и использовать его для сельскохозяйственной авиации.

Меня довозят до военного городка, и я продолжаю свой путь. По дороге делаю фото «китайского завода» по производству резиновых тапочек.

Все по регламенту

Китайское предприятие размещается в зданиях бывшей ракетной части. Ангар переделан в цех, рядом – общаги для работников, все это окружено высоким забором с проволокой и камерами.

По словам местных жителей, выходцы из Поднебесной установили довольно жесткий регламент. В частности, нельзя пить, выход в туалет и на перекур считается по минутам с отметками в журнале. Опоздал – вычитается из зарплаты. Смена длится 12 часов. Зато – «белое» оформление, деньги после каждой смены, столовая и автобусы, которые курсируют между предприятием и окрестными селами, развозя рабочих.

Зарплаты на заводе приличные – как для сельской местности. Примерно 300 долларов в месяц. Кроме того, практичные китайцы наладили водоснабжение предприятия, отремонтировали дорогу к нему и с дикой скоростью клепают свои «резиновые изделия». Словом, образцовый китайский завод. Социалистический. Дисциплина и все такое.

Но я двигаюсь дальше. Вот сама Рауховка. Типовые пятиэтажки и примета времени — бывший дом офицерского состава перестроили в церковь.

Продуктовый магазинчик уместился в здании комендатуры. А вот бывший военторг не выжил – пустые глазницы гигантских окон печально смотрят на пешеходов. «Тут все дефицитное можно было купить», — рассказывает бывший вертолетчик Сергей Бондаренко. Сейчас он работает на железной дороге, а в 1970-х обживал строившийся аэродром.

«От беспилотников только направляющие трубы для запуска остались», — говорит он. От военного городка в сторону Березовки тянется бетонная дорога. В советское время ракетчики по ней перегоняли свою технику к железнодорожной линии. Оттуда она шла в Казахстан, под Семипалатинск, на стрельбы.

Возвращаюсь к станции, где знакомлюсь с парой из Донецкой области, приехавшей работать у китайцев. Три с половиной часа ждал электричку. Мимо платформы все время проносились составы, забитые нефтью, рудой, контейнерами с электроникой и текстилем. Ночью один из поездов остановится, чтобы принять груз тапочек.

«Китайцы – люди прагматичные, — говорит один из путейцев. — Они просекли, что на Украине выгодно размещать производства – сокращается транспортное плечо, не нужно платить взятки жадным украинским таможенникам».

Вот, наконец, с ревом выползает электричка. Я сажусь в нее. Рауховка скрывается в тумане – с осколками империи, китайцами и алабаями…

Максим Войтенко
«Думская»

Поделиться.

Комментарии закрыты